Сформировать правительство в Болгарии: миссия невыполнима

10 августа стало известно, что победившая на парламентских выборах в Болгарии партия «Есть такой народ» не станет выносить на голосование в Народное собрание свой вариант состава кабинета министров. Фактически это открывает дорогу к новым парламентским выборам – уже третьим за этот год. Первые выборы состоялись в апреле и также не привели к формированию правительства.

Актёр в политике

Следить за болгарской политикой стало гораздо интереснее с тех пор, как на первые роли в ней вышли профессиональные шоумены.

Речь идёт о партии «Есть такой народ» (ЕТН), которую в 2020 году создал и возглавил популярный в Болгарии телеведущий Слави Трифонов. Уже первые шаги этого движения на политической сцене отличались экстравагантностью и новизной. Его участники чрезвычайно редко появлялись перед СМИ, почти не участвовали в дебатах. За короткий период работы 45-го Народного собрания (апрель-май) Трифонов ни разу не удостоил парламент своим присутствием, несмотря на то, что возглавлял на тот момент вторую по силе партию. На следующих выборах (11 июля) он пошёл ещё дальше и вообще не внёс своё имя в избирательный список. Это создало своеобразный прецедент: лидер победившей политической силы в результате остался без депутатского мандата!

slavi trifonov pristiga plovdiv shte se 297
glasnews.bg

Но на этом сюрпризы не кончились. Накануне голосования эксперты предупреждали, что парламент в любом случае будет «пёстрым», и чтобы сформировать правительство, победителю придётся вести сложные переговоры с другими политическими силами. Однако уже на другой день после выборов — ещё до того, как были опубликованы окончательные результаты, — Слави Трифонов в своей телевизионной программе объявил имена тех людей, которых он видит министрами. На должность премьера он предложил Пламена Николова — известного политика 2000-х годов, который даже не состоял в его партии. Остальным прошедшим в парламент движениям было предложено либо поддержать кабинет в целом… либо взять на себя ответственность за очередные досрочные выборы. 

Сказать, что действия Трифонова вызвали шок, будет мало. Поднявшаяся буря недоумения и возмущения затмила даже тот факт, что впервые с 2009 года на выборах не смогла победить партия Граждане за европейское развитие Болгарии (ГЕРБ). А ведь именно на борьбе с её гегемонией была построена вся предвыборная кампания и ЕТН, и трёх других участников парламента – «Демократической Болгарии» (ДБ), Болгарской социалистической партии (БСП) и коалиции «Распрямись! Мафия – вон!», которая с 20 июля сменила название на «Встань БГ! Мы идём!» (ВБГМИ).

Потенциальные союзники Трифонова, разделявшие его антиГЕРБовский пафос, теперь почувствовали себя обиженными. Больше того, в действиях лидера ЕТН некоторые из них увидели замашки нового «диктатора». Они поспешили заверить своего коллегу, что не собираются потакать его прихотям и не поддержат никаких его проектов без соответствующего обсуждения.

Трифонов оказался в непростой ситуации. В апреле он уже спровоцировал одни досрочные выборы (когда его партия отказалась поддерживать предложенный состав кабмина). Теперь социологи утверждали, что на этот раз избиратели ждут от него ответственных действий по наведению порядка в стране, а не новой пиар-кампании за государственный счёт. Неуступчивость могла привести к падению рейтингов и уходу электората к другим представителям антиГЕРБовского лагеря. 

В итоге ЕТН пошла на попятный. В партии заявили, что предложат новый состав кабинета после консультаций с другими парламентскими силами – кроме ГЕРБ, разумеется. Однако делиться министерскими постами или подписывать официальные соглашения они наотрез отказались. 

Единственным результатом этой половинчатой тактики стал месяц переговоров – тех самых, которых Трифонов хотел избежать. За это время отношения между ЕТН и её потенциальными партнёрами безнадёжно испортились. Партиям удалось найти некоторые общие подходы, и в итоге был объявлен новый состав предполагаемого правительства. Однако другие фракции не спешили обещать ЕТН свою поддержку, выдвигая собственные требования и высказывая недовольство. 

В конечном счёте стало очевидно, что кабинет не будет поддержан никем, кроме, возможно, ГЕРБ и ещё «Движения за права и свободы» (ДПС). Не желая давать соперникам повод обвинить себя в сговоре с бывшим политическим противником, 10 августа Трифонов в свойственной ему манере «отозвал» правительство: предложенный им премьер-министр заявил об отказе от должности. Это создало ещё один любопытный правовой прецедент: парламент был вынужден обсуждать вопрос о назначении кабинета министров с учётом заявленного нежелания потенциальных министров вступать в должность!

Причины неудачи

В ретроспективе действия Трифонова могут показаться нелепыми, однако это впечатление будет ошибочным. За всем этим кажущимся балаганом стоит вполне трезвый расчёт, который вплоть до последних выборов давал отличные результаты. Руководство ЕТН совершенно верно оценило свою главную силу – недовольство избирателей затянувшимся правлением ГЕРБ. Чтобы оседлать эту волну, не требовалось политических навыков: нужна была пиар-кампания, нацеленная на максимально широкий круг зрителей, ради чего и была сделана ставка на отсутствие чёткой программы действий и каких-либо конкретных обещаний (за редким исключением).

Возможно, с этой же целью сам лидер партии не вошёл в парламент и не стал претендовать на пост премьер-министра. Его роль в качестве телеведущего создавала уникальный инструмент взаимодействия с избирателями, который мог быть утрачен в случае перехода Трифонова на парламентскую трибуну или в правительственный кабинет. 

Наконец, идею выдвинуть однопартийное правительство без участия других партий можно оправдать наличием политической логики. Долгожданная победа над ГЕРБ могла объединить вокруг Трифонова всех сторонников обновления, — как ранее их объединяла фигура президента Румена Радева. Вот только глава государства не воспринимался парламентскими партиями в качестве соперника, поскольку, в отличие от ЕТН, не мог отнять у них избирателей и оттеснить от управления. Если Радева принимали как морального лидера, то Трифонов с его амбициями выглядел как потенциальная угроза. 

Между тем и для населения подход ЕТН оказался излишне радикальным. Как отметил по этому поводу социолог Симеон Пырванов, партия Трифонова предлагала избирателям перемены и неизвестность, тогда как общественный запрос требовал сочетать перемены со стабильностью. Предлагая кандидатуры на министерские должности, руководство новой партии старалось выбирать людей с хорошим образованием и не связанных с предыдущим правлением. Однако в сочетании с размытой программой и отсутствием среди будущих министров узнаваемых лиц это породило у населения тревогу, которой поспешили воспользоваться политические соперники ЕТН. Кроме того, в первый раз была выбрана весьма неудачная фигура на роль главы правительства – политик из нулевых во главе кабинета никак не сочетался с чаяниями «протестного электората».

Что дальше?

Формально отказ победившей партии формировать правительство ещё не означает досрочных выборов. Сначала президент должен вручить мандат на составление кабинета второй по силе партии (в данном случае – ГЕРБ), а если и она не справится, – любой другой парламентской силе на свой выбор. Однако на данный момент отношения между участниками политической жизни таковы, что ни один из вариантов не даёт возможности получить поддержку большинства депутатов. Если, конечно, кто-то из них не изменит свою позицию.

От ГЕРБ едва ли можно ожидать серьёзной попытки сформировать правительство. Там понимают, что ради будущего партии полезно какое-то время провести в оппозиции. Руководство движения уже заявило, что вернёт мандат главе государства после того, как представит обществу свой вариант состава кабинета, – чтобы у населения была возможность сравнить его с тем, что могут предложить соперники.

БСП и ВБГМИ предлагают более интересную опцию: проголосовать за сохранение технического кабинета в качестве постоянного. Действующее сейчас техническое правительство пользуется стабильной поддержкой населения, и к тому же оно было назначено президентом Радевым – самым популярным деятелем в настоящее время. Теоретически такой вариант мог бы сработать, однако против пока выступают ДБ и, разумеется, ЕТН, тогда как поддержки ГЕРБ и ДПС никто не желает. 

Таким образом, наиболее вероятным сценарием пока кажутся новые выборы – третьи за этот год. И вполне возможно, что их проведение совпадёт с датой президентских выборов, первый тур которых состоится в октябре этого года. И здесь бросается в глаза перемена, произошедшая за последний месяц: если раньше специалисты рассуждали о перспективах с точки зрения борьбы «партий протеста» (ЕТН, БСП, ВБГМИ) с ГЕРБ, то теперь вырисовывается более сложная ситуация, в которой «новые» движения уже не представляют единого целого и соперничают друг с другом, и, как следствие, допускают для себя возможность сотрудничества со «сторонниками статус-кво» (БСП, ДПС). 

Кроме того, в свете последних событий не столь уж безнадёжным выглядит положение ГЕРБ. Если раньше этой партии пророчили в основном различные сценарии отхода от политики или по крайней мере серьёзного снижения влияния, то теперь раздрай в рядах соперника позволяет бывшему гегемону рассчитывать на реванш. Проведённое в конце июля социологическое исследование агентства «Тренд» показывает, что рейтинг ГЕРБ уже на тот момент обогнал показатели ЕТН, а неудача с правительством, вероятно, лишь увеличит эту дистанцию.

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх