Россия против Голливуда: кого выбирают сербы?

Платон Беседин

Появилась новость – и облетела города и веси: Милош Бикович получил российское гражданство. Указ подписал лично Владимир Путин. Серб, ставший едва ли не самым кассовым актёром в России, несмотря на акцент, окончательно стал своим. И, очевидно, всё это не просто так. Как минимум в качестве очередного – весьма существенного – напоминания о том, что сербы культурно, ментально, цивилизационно, я бы сказал, очень близки русским. 

В случае Биковича история о том, как стать своим, имеет особый подтекст – испытательный. Ведь, согласитесь, признание человека как актёра, зрительские симпатии к нему и интерес – это, как ни крути, стопроцентный индикатор народной любви и принятия. Полюбить, обожать не заставишь. Тут говорят внутренние голоса, чувства.  

instagram @bikovic

Впрочем, тут же охлаждая свой пафосный пыл, замечу: с Биковичем всё не так, чтобы сложно на первый взгляд. Человек стал успешен именно в России, прекрасно зарабатывает. Будем объективны, в Сербии таких сумм не получить – там Бикович реализуется, в основном, как продюсер. А в Голливуде конкуренция намного выше, – и там утвердиться сложнее. На каждого Милоша Биковича найдётся свой Роберт Паттинсон. Так что выбор серба вполне себе очевиден. Однако – говорю это с абсолютной уверенностью – в данном случае нельзя измерить всё денежными преференциями или политическими игрищами. 

К слову, неужели другие актёры из Сербии не захотели бы приехать в Россию и пойти, что называется, по стопам Милоша? Хотели бы, безусловно. Конечно, мы определённо наблюдаем некоторую экспансию сербского актёрского десанта в российском кинематографе. Как говорит сам Милош: «В России быть сербом выгодно: с одной стороны — он свой, с другой — в нем есть что-то европейское». Но вот так, чтобы сразу повторить историю успеха Биковича, удаётся не всем, правда?

Именно Милош идеально срезонировал и со зрительской аудиторией, и с теми месседжами, что посылаются стране. И дело не в том, что он выдающийся актёр, или обладает феноменальной внешностью, или имеет великий блат, нет. Тут несколько иная история: при всей своей «голливудскости» Милош подчас напоминает российскому зрителю то, что тот уже успел подзабыть. Беда ведь в том, что этот самый зритель плотно подсел на иглу Голливуда. Он воспринимает чужую картинку с чужими архетипами как свою родную. И необязательно, кстати, так случается именно с американским кино. Российский кинематограф тоже штампует под Голливуд и того не стесняется. 

А вот в Биковиче действительно есть нечто подлинно русское – или, расширим, подлинно славянское. Нечто архетипическое. Возможно, он чувствует это сам и пытается то ли предъявить, то ли акцентированно сыграть (второе, конечно, печальнее). В данном контексте, кстати, необходимо вспомнить образцовое интервью Биковича Ксении Собчак. Это иллюстрация того, какая цивилизационная пропасть может разверзнуться между двумя успешными людьми плюс-минус одного возраста. И серб Бикович оказался в той истории куда более русским, нежели гражданка РФ. Возможно, подобное связано, в первую очередь, с тем, что брат Милоша – Михайло — православный священник. Уверен, это создаёт особое восприятие мира. 

Подробнее: Брат Милоша Биковича: «Не знаю, что для меня священнее — мощи святых, русские церкви или разговор с простым русским человеком»

Надо отметить и то, что история с гражданством Биковича – иной коленкор, нежели истории с российскими паспортами, к примеру, актёров Жерара Депардье или Стивена Сигала. Аналогии и параллели некоторые уже успели провести. Но зря. Поспешили. Ведь и в случае француза, и в случае американца действовали иные мотивационные лекала. Оба, по-своему, ушли в подполье. Один из-за денежных проблем, а другой выпал даже из дальнего круга успешности. Как говорится, лучшие годы остались позади, – так что на старости лет Депардье и Сигал решили взбрыкнуть. Правда, говорят, в 2020-м француз принял православие.

Бикович же – это молодая кровь. Это продукт сербский, доведённый в российских реалиях до образцовости. Наконец, Милош, несмотря на жесточайшую конкуренцию, вполне мог бы побороться за место под утомлённым солнцем (да, открыл этого серба Михалков) на Западе. Однако выбор пал в пользу России, – и это важно. Не стоит тут делать громогласных выводов, но, однозначно, в этом есть свои знаковость и символизм.

Оттого говорит Бикович: «Больше семи лет я участвую в культурной жизни России. Для меня это благословение и источник счастья. Все это время я чувствую себя активным членом российского общества, теперь это закреплено официально. Это большая честь, что сегодня я могу сказать: Россия — моя Родина!». И в этом нет ровным счётом никакого лукавства. Потому что Милош изначально воспринимается как парень с соседнего двора или, если идти в другом направлении, как образцовый представитель того самого Русского мира, о котором стали подзабывать в последнее время. Потому российское гражданство Биковича, в отличие от других подобных историй, практически не вызывает ни у кого насмешек или едких шуточек. Свой парень на своём месте – вот, какое восприятие. 

Вообще Бикович ценен во многом тем, что он всякий раз ухитряется в лёгкой форме напоминать россиянам, русским о их роли на карте цивилизаций. Милош – стопроцентная звезда, яркий представитель селебрити (пусть и отвратное словцо!), но, кто знает, может его гражданство поможет в получении российского паспорта тем, для кого это в буквальном смысле есть жизненная необходимость…

Наконец, Милош заявил, что его новый статус поспособствует укреплению культурных связей России и Сербии. Это верное замечание, задающее правильное направление. Сербия – та страна, которая, несмотря ни на что, сохраняет единство с Россией, и укреплять его было бы логично, прежде всего, в культурной сфере. Это своего рода современная интерпретация – пусть и с натяжкой, конечно – тезиса Данилевского о славянском единстве. Где его реализовывать ныне, как не в кино? 

Правда, и об этом я писал. Сербию всё больше облюбовывают голливудские кинематографисты. Снимать фильмы на Балканах выгодно. Возможно, и российскому кинематографу стоит расширить горизонты, использовать Сербию в качестве площадки для производства своих фильмов. Тому способствует и культурное единство, и выгодные условия, а российский кинематограф, в свою очередь, прирастёт сербскими актёрами, которые, как видно на примере Биковича, близки русскому зрителю. Так что новое гражданство Милоша – ещё одно напоминание о том, в каком партнёрском направлении надо двигаться сербам и россиянам. 

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх