28 марта парламент Республики Сербской большинством голосов проголосовал за введение на территории этого энтитета Боснии и Герцеговины режима чрезвычайного положения ввиду стремительного распространения коронавируса (предыдущий комплекс мер в РС — объявление чрезвычайной ситуации — предпринимали 16 марта).

Окончательное принятие режима ЧП осложняется тем, что до 5 апреля его должны поддержать все делегации народного вече Республики Сербской. Местные представители боснийских мусульман уже заявили о том, что не согласны с данной мерой. Особенно они испугались ограничения их права передвижения по стране. МВД Республики Сербской уже пришлось успокоить общественность, что на границе между энтитетами нет и не будет сербских КПП. Впрочем, с учетом отведенного на принятие решения о введении ЧП срока, инициатива частично утрачивает смысл, так как на счету каждый час, отметил член Президиума БиГ от сербского народа Милорад Додик и подчеркнул, что превентивные меры не являются покушением на свободы граждан, они направлены на защиту здоровья населения. К слову, ранее он уже обвинял боснийских мусульман — в лице руководства федерации БиГ — в беспечном отношении к эпидемии.

«Когда мы закрывали школы, они все еще были в школах, когда мы закрывали кафе, они все еще были в кафе. Они заявляют, что у них мало инфицированных, но при этом уже три человека умерли… Мы еще будем смотреть, какие меры предпринять, если это продолжит распространяться по Федерации и дальше, и это наша большая забота…. К сожалению, их власти не осознают всю серьезность ситуации», — заявил он на прошлой неделе. 

По словам Милорада Додика, введенный в РС комендантский час и карантин в отношении каждого въезжающего на территорию республики принесли положительные меры, но очаг эпидемии продолжает расползаться «из-за безответственных людей».

Пока политическая жизнь в регионе не оказалась парализована эпидемией коронавируса, в Республике Сербской и ранее демонстрировали стремление к самостоятельной политике без оглядки на соседей. О том, что РС намеревается выходить из состава Боснии и Герцеговины, Милорад Додик успел объявить в феврале. Главный серб Боснии при этом отметил, что процесс размежевания неотвратим. Очевидно, к нему могут вернуться после того, как эпидемия коронавируса в регионе и в Европе сойдет на нет.  

Милорад Додик

О том, как устройство Боснии и Герцеговины усложняет сербам принятие решений и что потребуется преодолеть РС на пути к независимости, размышляет Артем Бузила. 

RS-Exit

Стоит напомнить, что заявления о выходе РС из состава БиГ от Милорада Додика поступают не в первый раз. В декабре 2016 года он выступил с инициативой о проведении референдума об отделении Республики Сербской. В Сараево, естественно, были против, пообещав региону проблемы. В самой же Республике Сербской оказались не готовы к плебисциту. 

Боснийская «матрешка»

Вообще БиГ представляет собой уникальное по своему устройству государство. Она состоит из двух энтитетов — мусульманско-хорватской Федерации Боснии и Герцеговины и Республики Сербской. Есть ещё округ Брчко, куда входит одноимённый город и его окрестности. На управление этой территорией претендуют и Сараево, и Баня-Лука, а де-факто она находится под международным управлением. Там есть свои органы местного самоуправления (если вообще этот термин применим к Брчко, где власти назначаются Верховным представителем по Боснии и Герцеговине). Округ имеет стратегическое положение — он разъединяет две части Республики Сербской. 

У БиГ нет единого главы государства. Их одновременно трое, и они составляют президиум. Кроме Милорада Додика в него входит руководитель мусульманской общины Шефик Джаферович и хорватской Желько Комшич. Последний ныне является председателем Президиума. Его предшественником на этом посту до 20 июля прошлого года как раз и был Милорад Додик. Состав президиума избирают раз в четыре года, а а его председатели «ротируются» между собой на выборной основе каждые 8 месяцев. Президиум назначает председателя Совета министров. 

Желько Комшич / bljesak.info

Парламентская ассамблея БиГ состоит из Палаты народов (верхняя палата парламента) и Палаты представителей (нижняя). По форме правления БиГ – парламентская республика, что и является во многом катализатором недовольства боснийских сербов. Они в Парламентской ассамблее имеют треть голосов. Впрочем, столько же имеют и две другие общины. Но мусульмане и хорваты по многим вопросам выступают единым фронтом. Так, соотношение 1 к 2 играет против сербов и в остальных органах власти, включая президиум страны.  

Стоит отметить, что такая уникальная модель государственного устройства далеко не ноу-хау переломных для Балкан 90-х годов. Триумвират в БиГ базируется на историческом опыте: в годы существования социалистической Югославии республика особенно строго соблюдала принцип «братства и единства» народов, назначая на должности в государственные органы и учреждения равное количество представителей трёх национальностей.

Гражданская война в БиГ, наверное, была самой жестокой из всех, что происходили на территории бывшей Югославии. Во время боевых действий на пространстве БиГ существовало четыре государственных образования: мусульманская Республика Босния и Герцеговина; Республика Сербская; хорватская Герцег-Босна и союзная Республики Сербской Западная Босния, образованная Фикретом Абдичем — мусульманским предпринимателем, оставшимся верным сторонником сохранения СФРЮ. Были эпизоды, когда против сараевского (мусульманского) правительства воевали все три других самопровозглашенных образования. Потом образовались две коалиции – Республика БиГ и Герцег-Босна противостояли Республике Сербской и Западной Боснии.

Первые две составили в 1994 году мусульманско-хорватскую федерацию, подписав при участии западных посредников Вашингтонское соглашение. Западная Босния была ликвидирована в результате совместной операции армий Хорватии и Республики БиГ «Буря» в августе 1995 года (тогда же была уничтожена Республика Сербская Краина, существовавшая на территории современной Хорватии. Окончательно суверенитет Сербской Краины был упразднен по Эрдутскому соглашению в ноябре того же 1995 года). К слову, успеху операции «Буря» во многом поспособствовали ООНовские «голубые каски». В целом они сыграли довольно неблаговидную роль и в Боснийской войне, и в других вооружённых конфликтах в бывшей Югославии.  

Республика Сербская вполне могла повторить судьбу и Западной Боснии, и Сербской Краины. Правда, армия РС вполне была в состоянии противостоять мусульмано-хорватским войскам. К тому же, активную помощь Республике Сербской оказывал Белград, и там не было недостатка в добровольцах из-за рубежа.  Но случилось то, что никто предугадать (и предотвратить) не мог. В июле 1995 года ООНовский миротворческий контингент пропускает в находящийся под его защитой мусульманский анклав Сребреница парамилитарные формирования, почти не подчинявшиеся командованию армии Республики Сербской. Дальше были сначала обвинения сербов в «геноциде» мирных мусульман, многие из которых впоследствии оказались живы, а затем последовала операция «Обдуманная сила» — бомбардировки авиацией НАТО позиций войск Республики Сербской. Возникла угроза нанесения ракетно-бомбовых ударов и по Союзной Республике Югославия (её тоже будут бомбить, но спустя четыре года, в связи с почти аналогичными событиями в косовском Рачаке). НАТО лишило сербов Боснии военного превосходства и вынудило их пойти на подписание Дейтонских соглашений. Согласованы они были 21 ноября 1995 года на американской военной базе в Дейтоне (штат Огайо) и подписаны в Париже 14 декабря того же года президентом Республики Босния и Герцеговина (т.е. мусульмано-хорватского образования) Алией Изетбеговичем, лидером Хорватии Франьо Туджманом и главой Сербии Слободаном Милошевичем.

Последнему Дейтон обойдётся дорого. Этот документ Милошевичу припомнят США (наряду с выводом сербской армии с территории Косово после НАТОвских бомбардировок 1999 года) перед «Бульдозерной революцией» 5 октября 2000 года, которая положила конец его правлению.

Четвертый лишний

Кто-то может задаться вопросом, а что не устраивает сербов БиГ? Они какую-никакую государственность всё же сохранили, в отличие от Сербской Краины и Западной Боснии. Тут самое время рассказать о Верховном представителе по Боснии и Герцеговине и напомнить об округе Брчко. 

Верховный представитель наделен полномочиями ООН. Сейчас эту должность занимает австрийский дипломат Валентин Инцко. Согласно Дейтонским соглашениям, именно за ним, а не за Президиумом, Советом министров или Парламентской ассамблеей Боснии и Герцеговины, остается последнее слово в стране.   

Валентин Инцко / insajder.in

Что же касается округа Брчко, находящегося под исключительным управлением Верховного представителя, то он и создан был специально, чтобы разделить Республику Сербскую надвое. Одна её часть граничит с Сербией и Черногорией, а другая, где расположена и столица РС Баня-Лука, — с Хорватией. Задуманное Милорадом Додиком, таким образом, трудно осуществимо. 

Но не стоит сбрасывать со счетов и такой фактор, как стремление Боснии и Герцеговины (точнее, мусульманско-хорватской её части) в Евросоюз и НАТО. И если вопрос о членстве в первом отложен на неопределённый срок, то вхождению в Североатлантический альянс препятствует голос Республики Сербской. Обложить по периметру Сербию членами альянса для последующей вербовки  и её в этот военно-политический союз — чем не плата за выход РС из БиГ? Ведь из всех соседей Сербии не является членом НАТО теперь только Босния и Герцеговина.