12 ноября Архиерейский Собор Сербской православной церкви объявил решение Константинопольского патриархата Варфоломея снять анафему с лидеров украинского раскольнического движения Филарета (Денисенко) и Макария (Малетича) канонически необоснованным. Вопрос автокефалии Украинской православной церкви сербские иерархи предложили рассмотреть на Всеправославном соборе, который будет призван «укрепить соборность и единство Православной церкви». Напомним, что патриарх Сербский Ириней и ранее осуждал действия Фанара (исторический район в Константинополе, где расположена резиденция Константинопольского патриарха), говоря об опасности возникновения новых расколов в других поместных церквях.

Между Русской и Сербской православной церквями действительно напрашиваются определенные параллели. Юрисдикция РПЦ простирается на Украину, юрисдикция Сербской православной церкви – на Черногорию, где в начале 1990-х годов появилась не признанная в православном мире Черногорская церковь. Что характерно, в евхаристическом общении с ней находится лишь Украинская православная церковь Киевского патриархата, пребывающая в аналогичном статусе.

Среди епископов Черногорской православной церкви есть бывшие сербские священники, лишенные сана из-за канонических преступлений, что, безусловно, напоминает о биографиях лидеров украинских раскольников. В Черногории есть и «свой Филарет» – Мираш Дедеич. В 1997 году он был лишен сана решением Синода Константинопольской Патриархии (которое, к слову, подписал Патриарх Варфоломей), а год спустя отлучен от церкви и предан анафеме. Тем не менее Мираш Дедеич не скрывал планов вслед за украинскими раскольниками потребовать автокефалии и в дальнейшем произвести захват имущества Черногорско-Приморской митрополии Сербской православной церкви.

В канонах за Константинопольским патриархатом не было закреплено права предоставлять автокефалию поместным церквям, но такая практика существовала в Византийской империи. Константинопольские императоры считали себя покровителями всей христианской церкви и часто выступали инициаторами созыва Вселенских соборов, действуя через своих патриархов. Народы, получившие христианство от Византии, басилевсы считали вассалами, а Константинопольский патриархат включал их в свою юрисдикцию. Однако эти территории сразу же начинали бороться за самостоятельность.

Так случилось и в Сербии. Томос об автокефалии Сербская церковь получила в 1219 году с согласия Константинопольского патриарха Мануила I, который рукоположил в сан архиепископа Растко Неманича – Святого Савву. В 1346 году Сербская архиепископия была возведена в достоинство патриархии, центр которой установился в Пече. Мотивом послужило стремление короля Стефана Душана принять титул Царя Сербов и Греков – а провозгласить его мог только патриарх. Константинополь новый статус Сербской церкви признал позднее – в 1375 году.

Во время Османского владычества Печская патриархия дважды упразднялась – в 1459 и 1766 году. В эти периоды приходы находились под управлением константинопольских епископов. Вновь автономию Сербская православная церковь получила лишь после международного признания суверенитета Сербии на Берлинском конгрессе 1878 года.

В истории действительно существовал период, когда Черногорская митрополия обладала автокефалией. В 1766 году она унаследовала ее от Печской патриархии и пребывала независимой до 1920 года, когда вошла в состав единой Сербской православной церкви. Современная т.н. Черногорская православная церковь этот переход не признает. В 2000 году сторонники автокефалии официально зарегистрировали свою структуру (как неправительственную организацию). Впрочем, это не единственная проблема Сербской православной церкви. Получить автокефалию также стремятся хорватские и македонские раскольники: последние даже заручилась поддержкой Болгарской православной церкви.

Проект Хорватской православной церкви впервые был разработан в 1942 году деятелями Независимого государства Хорватия с целью посеять смуту и раскол среди сербов (служители Сербской православной церкви в НДХ жестоко преследовались). После 1945 года структура прекратила свое существование, однако в 2010-е годы была предпринята попытка ее воссоздать.

Что касается Македонии, то на ее территории сегодня существуют как каноническая Православная Охридская архиепископия (которая находится под юрисдикцией Сербской православной церкви), так и поддерживаемая властью раскольничья Македонская православная церковь. Автокефалию она самопровозгласила в 1967 году, а 23 ноября 2017 года ее т.н. Священный Синод заявил о признании своей Матерью-Церковью Болгарский Патриархат.

Усилия по наведению порядка вокруг предоставления автокефалии, которые сегодня предпринимает РПЦ, в перспективе окажутся полезными и другим поместным церквям, в лоне которых существуют центробежные течения. Помимо Сербской, поддержку Московскому патриархату оказала Польская, Антиохийская, Александрийская, Армянская, Румынская православные церкви, а также Православная церковь Чешских земель и Словакии.

Ранее глава отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Иларион отмечал, что на этапе подготовки Всеправославного собора было достигнуто принципиальное соглашение о том, что для предоставления автокефалии необходимо согласие всех поместных церквей. Отметим, что Фанар хотя и отменил решение 1686 года о передаче Киевской митрополии Московскому патриархату, неканоническую церковную структуру на Украине пока не признал. В РПЦ, тем не менее, придерживаются позиции, что Константинополь утратил право называться координирующим центром православия.

Юлия Хакимова

https://iaccenters.com