fbpx
Now Reading
Почему Черногория сближается с албанцами и отталкивает сербов

Почему Черногория сближается с албанцами и отталкивает сербов

Алексей Топоров

В минувший в начале апреля праздник Благовещения в крестильне «Слеза Негошева» (Suza Njegoševa) около города Тиват прошла праздничная служба. Но праздника могло бы и не быть, поскольку за несколько дней до этого черногорская полиция пыталась захватить здание, чтобы снести его.

Храм-крестильня «Слеза Негошева» Сербской православной церкви (к которой себя относят большинство верующих жителей Черногории) освящена в честь святого Петра II Негоша и расположена на территории монастыря Михаила Архангела (Manastir Miholjska prevlaka) близ города Тивата. Равно как и церковь Святой Троицы на горе Румия, она давно как кость в горле и у «свидомых» черногорских властей, и у никем непризнанной «раскольничьей» Черногорской православной церкви. Снести оба храма «как самостройные» Подгорица пытается с 2015 года, но всякий раз этим намерениям что-то мешает. Не иначе как Промысел Божий. 

В этот раз благодаря ему несколько сотен православных черногорцев, узнав, что ранним утром к храму-крестильне на катерах и лодках тайно прибыли несколько вооруженных до зубов полицейских, просто закрыли его своими телами. Среди защитников были черногорцы, сербы, и, что примечательно, местные католики-хорваты, в частности, известный журналист из Тивата Андрия Петкович.

Видя подобную солидарность, стражи порядка были вынуждены отступить, что вовсе не означает, что они отказались от своих намерений. В частности, глава черногорских раскольников, человек мутной биографии (в свое время преданный анафеме Константинополем), самозваный митрополит Михаил (в миру Мираш Дедеич) в интервью местному порталу заявил, что если светские власти не могут решить «церковный вопрос», то пусть предоставят это «проклятье» ему. 

«Показательно, что государство бросает огромные силы на то, чтобы снести постройку площадью 11 кв. метров на территории монастыря, — прокомментировал ситуацию секретарь обители, отец Михаил Бакович. — При этом оно не замечает  десятканезаконно возведенных крупных объектов на побережье неподалеку. Например, пирса площадью в 50 кв. метров». 

Одновременно с этим ультранационалистическое «Черногорское движение» (организация, которая, в основном, только и занимается тем, что следит, чтобы в стране никто не высказывался в духе единства сербского и черногорского народов) подало в Верховную прокуратуру, Департамент по борьбе с организованной преступностью, коррупцией, терроризмом и военными преступлениями иски на Сербскую Православную Церковь и муниципалитет Будвы за намерение возвести на объездной дороге города храм в честь евангелиста Марка. Националисты пытаются доказать, что государственная земля под храм выделена незаконно, поскольку «государство поддерживает исключительно “раскольников”», о чем неоднократно говорил бессменный черногорский лидер Мило Джуканович.

Таким образом черногорское государство и поддерживаемая им неканоническая Черногорская Православная Церковь, собравшая под своей крышей расстриг и авантюристов в рясах всех мастей, в своем антицерковном рвении, похоже, хотят сравняться с албанцами, рушившими храмы в Косово и Метохии. Напомним, что в 2017 году албанцы захватили многострадальный храм на Румии, водрузив над ним свой национальный флаг и покрыв стены различными надписями.

В тоже время к самим албанцам нынешнее черногорское руководство относится предельно корректно (и это еще мягко сказано). Так, например, на днях в черногорском парламенте рассматривался вопрос об обязательном изучении албанского языка в черногорских школах. Инициатива выдвинута вице-спикером страны, этническим албанцем, лидером албанской этнической партии FORCA Генчи Ниманбегу. Скорее всего, этот вопрос будет решен положительно, и албанский будут преподавать в школах тех муниципалитетов, где албанцы составляют значительную часть населения: это Улцинь, Тузи, Плав, Гусинье. 

Одновременно с этим руководство Черногории очень плотно общается с «верхушкой» как Албании, так и сепаратистского самопровозглашенного Косово. Так, в конце февраля глава черногорского МИД Срджан Дарманович летал в Приштину, где общался со своим коллегой (и по совместительству – миллиардером) Бехджетом Пацолли. По итогам этой встречи, несмотря на существующие непонимание по поводу границ между двумя образованиями, Дарманович заявил, что на самом деле «проблем нет». А вопрос между Приштиной и Белградом может решиться, по мнению черногорского чиновника, только «взаимным признанием».

Такая покладистость «заезжих» черногорцев позволила «экс-премьеру Косово» Байраму Косуми выступить с идеей создания «конфедерации» Черногории, Албании, Северной Македонии и Косово. Об этом он заявил на недавнем форуме в Тиране, посвященном будущему Балкан. Мол, наличие на каждой из этих территорий значительного количества албанских жителей только поможет «спаиванию» этого образования, которое, безусловно когда-нибудь интегрируется в ЕС и обязательно – в НАТО. Пока же на повестке совместное экономическое выживание и противодействие «сербскому гегемонизму». 

Тот небольшой нюанс, что карта возможной конфедерации «совершенно неожиданно» почти полностью совпадает с границами «мечты всех албанских националистов» Великой Албании (за исключением территорий Греции и Сербии, не считая Косово), автора концепции, похоже, ничуть не смущает. 

Для чего подобная антисербская и экспансионистская политика албанцам, понять можно. Но возникает уместный вопрос: какой прок от нее черногорцам? И тут резон только один: Подгорица всячески желает угодить своим западным кураторам, даже вопреки национальной безопасности. 

С этой целью в ноябре прошлого года черногорский парламент большинством голосов по сути денонсировал историческое соглашение 1918 года о присоединении Черногории к Сербии. С этой целью идет атака и на общую историю, и на Сербскую православную церковь. С этой целью Черногория вступила в НАТО, и не за горами тот момент, когда она станет членом Евросоюза.

Сама цель эта сформулирована так: не допустить возрождения в регионе независимого, православного, славянского, пророссийского государственного и цивилизационного проекта. Ради этого можно давить собственную оппозицию, которая по-прежнему выходит на митинги и жжет флаги НАТО, а также допустить превращения своей отчизны в окраинную провинцию Великой Албании.