Cербское Рождество хоть и празднуется одновременно с русским, но представляет собой очень своеобразный обряд. Изучать его интересно и как серию необычных ритуалов, и как систему, анализ которой позволяет сделать интересные выводы.

… В Послании к Коринфянам апостол Павел употребляет сравнение, описывающее различные смысловые уровни, содержащиеся в тексте: молоко для младенцев и мясо для взрослых. «Молоко» – легко усваиваемый внешний первый смысл, тогда как «мясо» – более глубокий и серьезный. Я вам налью молока, а уж мясо добывайте сами.

Итак, сербское Рождество состоит из ряда особых дней. Хронологически они располагаются так: Детинци, Материце, Оци, Туциндан и Бадни дан.

Третье воскресенье перед Рождеством называется Детинци. Тогда детей шутливо связывают по рукам и ногам (чаще всего красными шерстяными нитками), и они должны развязать путы (сам процесс называется дрешити се). В награду родители им вручают подарки, а поскольку эта неделя близка по времени к празднику Св. Николая, то говорят, что Св. Никола подарки принес. Родители наказали, а Св. Никола утешил.

Интересно, что и у германских народов подарки Св. Николая достаются хорошим детям, а плохих черт завязывает в мешок и наказывает.

Да-да… уши обряда жертвоприношения (привет тебе, сказка Морозко!) торчат со всех сторон. Но когда-то суровые предки считали, что без него красно солнышко не взойдет. Впрочем и европейский дед Мороз/Санта/Николас еще тот дедок. На старинных открытках он носит с собой куколки детей на поясе, связки, снопики детские… Да-с…

В том числе и на балканских открытках.

Но вернемся к сербам. 

Второе воскресенье перед Рождеством называется Материце. Сербы народ справедливый, поэтому теперь дети завязывают матерей, а они развязываются и получают от детей подарки. Такой День матери получается. Мамин праздник…

Ну, в иерархии жертв дети и женщины — частая, но не самая сильная жертва. Они не несут в себе коллективной памяти и опыта. А вот ближе к Рождеству жертва сильнее. И следовательно, — да-да — первое воскресенье перед Рождеством – это Оци: завязывают отцов. После, опять же, вручаются подарки.

Поскольку темная составляющая этих обрядов уж слишком очевидна, то застать этот обряд можно в настоящее время лишь по редким селам (в Косово и Метохии чаще, чем в центральной Сербии). Наверное, это хорошо, потому что если правила ЕС запрещают делать фотографии детей на дед-морозовых коленях, то связанные в праздник дети вряд ли бы воодушевили этнографов-администраторов.

Второй день перед Рождеством называется – Туциндан.

В этот день убивают рождественского поросенка, который не просто поросенок, а божичняр. Этого божичняра полагается не просто убить… а забить. Утуцать — ударить тупой стороной топора или деревянным молотком по лбу, предварительно его посолив. 

Убийство железом редко бывает ритуальным. Древний обряд воспринимает железо неохотно, дерево — более радостно. Железо нарушает целостность, а этого обряд неприемлет. 

Журнал «Мики Мышь» (да-да, тот самый маус), поздравлял своих читателей с Рождеством, а символом его был божичняр – поросенок на вертеле.

Он тоже украшается и торжественно вносится в дом.

Сочельник называется на Балканах Бадни дан

Еще рано утром глава семьи отправляется в лес, чтобы принести Бадняк. Бадняк – это ветви или тонкое дерево дуба, но обязательно ветвистое (чем больше веток, тем лучше). Бадняк срубают ритуально: нужно трижды сделать удар и постараться, чтобы дерево упало на восток. Приносят его домой (правда, в помещение вносят только вечером) с песнями и с радостным распитием ракии. Им украшают дом (но сам бадняк украшают редко и чаще всего, опять же, шерстяными красными нитками. Зато обмазывают медом, посыпают пшеницей и поливают вином), целуют его, поют песни, как возле рождественской елки, чей он ближайший родственник. Причем в песнях он именуется человеком, парнем, а слово Бадняк употребляется как имя. 

В рождественское утро именно на бадняке готовят рождественский обед. И по тому, как горит бадняк, определяют плодородность и успешность года: если горит с огоньком, т.е. весело, то год будет успешным. Если дымит и тлеет, то хозяйка дает по ушам хозяину, что срубил сырое дерево не свезет. Сам момент сожжения очень важен: над ним нужно особо бдеть, чтобы не пропустить момент прогорания (этимологи считают, что Бадняк ведет свое происхождение от слова бдение). Бадняк должен гореть с большим количеством искр: тогда и дела пойдут на лад. В момент прогорания радуются и стреляют. 

Сейчас Бадняк зажигают во дворах сербских церквей ночью, до наступления Рождества, пока народ собирается на службу. Традиция эта есть у всех балканских народов (и даже долгое время бытовала и у боснийцев-мусульман, и у албанцев. Правда, у последних жгли полено, а не ветвистое дерево).

Ну, как все деревья в ритуалах (рождественское дерево, майское дерево, троицкие березки) все это, опять же, жертва. Когда-то человеческая, которая заменена дендрической или совмещена с ней…

Вечером все ужинают на полу, сидя на соломе, колют орехи, едят постную еду. Особых изысков стол не предусматривает. Считается, что после ужина выходить на улицу не стоит. Мол, «нехорошее» время, так что вечерние колядования сербской традицией не предусмотрены. Но ночная служба в церкви и обычай уже ночью сжигать бадняк несколько изменили реалии.

Рождественские подарки на следующий день тоже не предусмотрены, хотя положены одному-единственному человеку. Этот счастливец — первый, кто приходит в дом в Рождество. Он называется положайник, или полазник. Дети стараются утром рано проснуться и посетить соседей, чтобы быть первыми. Чаще всего это мальчики, потому что считается, что если первой посетит дом девочка, то как-то не то… Подарок она получит, но радости в доме поубавится. Если год был успешным, то часто успех связывают с полазником. Могут даже попросить его на следующий год тоже быть первым: мол, попросите вашего мальчика проснуться рано и зайти к нам за подарками… 

Во время рождественского обеда есть еще один обязательный ритуал. Сербы обрядово разламывают чесницу (ни вилок, ни ножей использовать не положено). Чесница – это пирог, в который запекается монетка. Месить этот пирог нужно на утренней «неначатой» воде, т.е. первой зачерпнутой из колодца. Поэтому в селе девушки (а принести воду должна была девушка) просыпались рано и разбегались по колодцам и источникам, чтобы опередить других. Тот, кто в чеснице найдет монетку, того ждет удача в течение года. 

По поверию, Бадняк умер накануне, а на Рождество уже поют песни посвященные Божичу

Божич Бата – это и новорожденный младенец Иисус, и это рождение нового года, нового солнца, новых надежд и чаяний.

Если вас пугает, что я все о жертвах и о смерти, то это вас цивилизация сделала чрезмерно чувствительными. Просто предки наши знали, что если постоянно следовать определенным правилам, то в конце концов можно считать, что жизнь живешь не зря. Они знали, что новое не родится, пока не умрет старое. 

Поэтому сербская традиция весело убивает Бадняк и встречает Божича Бату. Впрочем, и европейская традиция не забывала об этом, поэтому долгое время и открытки были символическими – старость умирающая и младенчество возрождающееся (поэтому советские открытки с щекастыми малышами ближе к новогодне-рождественской сути, чем нынешние животные китайского зоопарка).

Источник