Недавно Еврокомиссия разработала новые правила приёма в ЕС. Называется эта методология «Улучшение процесса вступления – заслуживающая доверия перспектива Евросоюза для Западных Балкан».

Северные Балканы (Словения и Хорватия), Южные (Греция) и Восточные (Болгария и Румыния) уже в составе Евросоюза. Под Западными же Балканами Еврокомиссия понимает Боснию и Герцеговину, Черногорию, Сербию, Северную Македонию, Албанию и самопровозглашенное Косово.

Программа, которая предусматривает жёсткий мониторинг абсолютно всех процессов, происходящих в государствах, прежде всего, ориентирована на Албанию и Северную Македонию, поскольку с этими странами так и не были открыты переговоры о вступлении. Что касается Сербии и Черногории, которые уже начали работать над перспективой членства в ЕС, то соблюдение новой методологии остается «на их усмотрение».

Обновленные условия для вступления

Главное отличие от старых правил состоит в том, что чиновники ЕС получат больше контроля над странами-кандидатами. Через «своих экспертов на местах» они будут мониторить процесс внедрения реформ, необходимых для вступления в ЕС и направленных на «демократизацию» институтов власти, противодействие коррупции и укрепление верховенства закона. 

Если раньше европейские чиновники время от времени сами посещали страны-кандидаты или принимали их лидеров на своей территории, то теперь для мониторинга ситуации они отправят своих «наместников». 

Следующее нововведение – проведение регулярных саммитов «ЕС-Западные Балканы», во время которых руководство стран-кандидатов будет отчитываться о проделанной работе.

С вступлением в силу новых правил будет организовано 6 этапов переговорного процесса. Подразделяются они на следующие главы: основы; внутренний рынок; конкурентоспособность и инклюзивный рост; экологическая повестка и устойчивое развитие; ресурсы и сельское хозяйство; внешние отношения. 

Если кандидат нарушит условия, закрепленные в ходе переговоров, по какой-либо из уже пройденных фаз, процесс вступления начнется заново.

Плюс к этому громче станет звучать голос каждого действующего члена ЕС по поводу перспектив присоединения новичков к «европейской семье». А среди старых членов немало и евроскептиков, и противников его расширения.

Президент Франции Эммануэль Макрон в октябре прошлого года потребовал изменений в систему привлечения новых членов в Европейский Союз

Многие политики там и так ворчат по поводу «младоевропейцев» наподобие «Понапринимали кого ни попадя…». Британия вот уже вышла из Евросоюза в том числе из-за недовольства его разбуханием. 

Инициатором ужесточения правил приёма новых членов выступила Франция. Почему мы делаем именно на этом акцент? Во-первых, в отсутствие Великобритании в Евросоюзе роль Парижа резко возрастает (она и так была не маленькая, теперь стала ещё больше). Во-вторых, Франция внесла в Еврокомиссию ещё более жёсткое предложение по странам «Восточного партнерства». Напомним, что в него входят Беларусь, Украина, Молдова, Грузия, Армения и Азербайджан.  

О перспективах вхождения в ЕС стран Балканского региона 

В настоящее время, после выхода из ЕС Соединённого Королевства, Евросоюз объединяет 27 стран. По волнам приёма их можно разделить на две группы — старые члены и младоевропейцы. 

Со старыми всё понятно. Это страны, которые вступили до 1995 года включительно. Младоевропейцы в ЕС с 2004 года. Это государства, которые, за исключением Кипра и Мальты, представлены бывшими соцстранами, включая два «обломка» Югославии и три — Советского Союза.

В 2004-м и 2013 годах в Евросоюз вошли Словения и Хорватия. Хронология их вступления повторяет последовательность признания этих стран Западом: развал Югославии начался со Словении. Широкомасштабных боевых действий на Западе СФРЮ удалось избежать, но отдельные стычки с Югославской Народной Армией всё же были. И пока Белград безуспешно пытался не отпустить эту республику в свободное плавание, её независимость признали ФРГ и Франция. Германия же одной из первых признала суверенитет Хорватии. Там, правда, всё же разразилась полномасштабная война; возникла Республика Сербская Краина, которую впоследствии уничтожили хорватские войска (по некоторым данным, не без помощи ООНовских миротворцев).

Миротворческие операции ООН в бывшей Югославии – тема отдельного разговора. Мы об этом факте упомянули лишь в контексте того, как Хорватии помогали «европеизироваться». Если бы не была ликвидирована государственность Сербской Краины, то возможно, Хорватию ждал бы «боснийский вариант» со своим Дейтоном, что Вашингтону и Брюсселю для политического переустройства Балкан было вовсе не нужно.

«Европеизация» Боснии и Герцеговины на данный момент представляется невозможной. По крайней мере, в существующем дейтонском формате. В последнее время боснийские сербы выступают против политики, проводимой лидерами боснийских мусульман. Так, недавно лидер сербов БиГ Милорад Додик уже заявил, что Республика Сербская взяла курс на отделение от страны. Таким образом, нестабильная внутриполитическая ситуация становится гирей этого государства, которая успешно используется Евросоюзом в качестве повода для оттягивания процедуры рассмотрения заявки на вступление. 

Милорад Додик

Албания и Северная Македония сделают новый подход к открытию переговоров о вступлении 6-7 мая, на саммите в Загребе. В начале года, напомним, Тирану и Скопье уже успел посетить еврокомиссар по вопросам расширения и политике соседства Оливер Вархели, который заверил, что «интеграция этих стран — один из главных приоритетов Еврокомиссии». Интересно, что за время «стояния в очереди в ЕС» Северная Македония успела войти в НАТО: страна ожидает формальной ратификации протокола о вступлении в альянс только от парламента Испании.  

Оливер Вархели и глава технического правительства Северной Македонии Оливер Спасовски / vlada.mk

Сербия, давний кандидат на членство в ЕС, не знает сроков возможного вступления. «Как вы знаете, мы уже 20 лет идем по пути евроинтеграции. Пожалуй, за исключением Турции, ни одна страна так долго не ждала вступления», — заявил 23 января сербский лидер Александр Вучич в интервью «Евроньюз». Причина столь длительного ожидания заключается в затяжном конфликте Белграда и Приштины, диалог между которыми развивается крайне медленно. Пошлины на ввоз товаров из центральной Сербии Косово еще только планирует частично отменить с 15 марта, а именно это и является условием Белграда для возобновления переговоров.

Что касается Черногории, то, по словам еврокомиссара Вархели, страна может быть готова к членству к 2024 году. Об этом он заявил в ходе встречи с президентом Мило Джукановичем, которая состоялась 7 февраля в Подгорице.

Оливер Вархели и Мило Джуканович / predsjednik.me

Впрочем, «европейскую перспективу» стране портит кризис, охвативший всю Черногорию после принятого парламентом под нажимом власти скандального закона «О свободе вероисповедания и правовом статусе религиозных общин», который легализует конфискацию имущества черногорских епархий Сербской православной церкви. Вархели, комментируя ситуацию вокруг закона, отметил, что ЕС и Европейская комиссия хоть и не учат Подгорицу регулировать вопросы свободы вероисповедания, но рекомендуют «искать решение проблемы через диалог сторон» (как известно, Джуканович в данном вопросе ушел в глухую оборону, обвинив в раскачивании ситуации Белград и Москву). Что интересно, в ходе своего визита в Черногорию Вархели встречался и с митрополитом Черногорско-Приморским Амфилохием, который указал еврокомиссару на антиконституционную и дискриминационную природу закона.  

В целом же, очевидно, что со стороны ЕС с каждым разом создаются все новые поводы для оттягивания принятия этих стран в «европейскую семью».  На этом фоне складывается впечатление, что балканские государства, по аналогии с «Восточным партнерством», цинично используются в качестве санитарного кордона. Первые — антисербского, а вторые — антироссийского. Их никто не желает видеть в Евросоюзе, потому что этому объединению не нужны общие границы с крупными геополитическими игроками. Именно поэтому данная игра в «кошки-мышки», видимо, продолжится и в дальнейшем.

Фото: mondo.ba