Я давно мечтала посетить один из многочисленных горных монастырей. Но, как уже признавалась, я боюсь высоты, и меня трудно заманить в путешествие по крутому серпантину. На этот раз все сложилось самым благоприятным образом: за рулем – опытный водитель, а впереди — особая цель. В монастыре Святой Богородицы Сичево, куда лежал наш путь, уже много лет хранится уникальная икона Божьей матери, которую привезли сюда русские эмигранты, бежавшие из охваченной Гражданской войной России. Построенный в 1644 году храм Сретения Божьей Матери, разделяя судьбу родной Сербии, много раз разрушался то турками, то во время войны с австрийцами, но каждый раз восстанавливался заново.

Две башни с колоколами мы увидели издалека. Миновав монастырскую ограду, я с любопытством оглядывала высокие деревья, за которыми пряталась невысокая церквушка, несколько монастырских общежитий, источник… Но Душан решительным шагом вел нашу маленькую экспедицию прямиком к небольшому зданию, у входа в которое собралась довольно большая группа посетителей. Мы подошли ближе. На пороге стояла монахиня с большими темными глазами. Казалось, они одни виднелись на ее добродушном лице. И я сразу почувствовала себя как дома. 

— Входите, — она приветливо махнула рукой, и я вошла в небольшую полутемную комнату, где в прекрасном деревянном резном иконостасе стояла еще одна российская «изгнанница» – икона Божией Матери-Троеручицы.

Мои спутники по путешествию деликатно оставили нас вдвоем…

… Поле, возле которого Душан высадил нас из машины, оказалось футбольным.

 — Самое высоко расположенное футбольное поле в Сербии, — не преминула напомнить Марина.

А я шла, с удивлением рассматривая цветы. Как все равнинные жители, я вообще большой любитель полевых трав и неплохо в них разбираюсь, но эти были неузнаваемы.

 — Это неудивительно, — пояснила Марина, — здесь, в Сичевачком ущелье, как и в том, которое мы только что посетили, растет более трехсот видов редких трав. Вот это, посмотрите, шалфей… Здесь можно встретить дикую вишню, дикую сирень…

Я попыталась представить, как выглядит так высоко забравшаяся, одичавшая среди скал сирень, но не смогла.

И тут я вспомнила, что буквально час назад, когда мы прогуливались по Елашничкой клисуре, мне на глаза попалась группа нежных фиолетовых цветов, – и я подумала, что это фиалки.

— Это была рамонда! — пояснила мне всезнающая Марина. — Уникальный цветок, который растет только в Сербии и только в этих двух природных заповедниках. И только ради него уже стоило охранять эти прекрасные места.

Так, за разговором, мы приблизились к самому красивому месту заповедника. К самому каньону.

Сичевачка клисура – это, на самом деле, часть долины реки Нишава, которая веками «впиливалась» в окружающие ее горы. Так был создан гигантский 17-километровый каньон. Отвесные, почти вертикальные стены-обрывы достигают здесь почти четырехсот метров в высоту. Для любителей рафтинга по «немирным» водам и парапланеристов это лучшее место в мире, другого и искать не надо. Я же со страхом и почти благоговением смотрела вниз, на великолепный изгиб блестевшей внизу реки, крепко вцепившись в руку нашего рейнджера. 

Вид был захватывающий. Неудивительно, что сюда слетаются не только любители острых ощущений, но и художники. Здесь каждое лето собирается старейшая на Балканах художественная колония, основанная еще художницей Надеждой Петрович, памятник которой стоит в центре города Ниш.

Арт-терапия — вот как это называется. Лечение красотой, ароматом полевых цветов, чистотой родниковой водой и пейзажами, поражающими воображение. Никаких лекарств не надо.

Об этом я размышляла по дороге вниз, с горы, не подозревая, что сейчас меня познакомят с еще одним видом оздоровления.

— Иппотерапия, — с этими словами Марина провела меня через ворота с вывеской «Конный клуб» прямо к манежу, где прекрасные белые лошади ожидали своих маленьких наездников.

Конный клуб, в котором, как и в обычном, было все, что положено: конюшни, ипподром, трибуны, маленькое кафе, — отличался от других явной ориентацией на детей. Игровая зона с качелями, горками, тележками, — все яркое, нарядное, — напоминала парк детских развлечений.

— Сюда приводят ребятишек с элементами аутизма, здесь помогают уравновесить самых неугомонных малышей, очень полезны занятия и для тех, у кого есть ортопедические проблемы. Лошадь поделится с вами своей жизненной энергией, добавит вашему внутреннему миру гармонии, укрепит ваше здоровье, — и ничего не потребует взамен, — рассказывала Марина, пока мы с ней переходили от одного вольера к другому, то поглаживая роскошную белую гриву, то любуясь гордой посадкой гнедой головы, а то и просто наблюдая, как малыш тянет ладошку, чтобы только дотронуться до шелковистой лошадиной шеи.

Прекрасные животные наклоняли свои мощные головы ближе к маленьким посетителям, опытные провожатые помогали ребятишкам взобраться на могучие спины и медленно выводили лошадей с ездоками на манеж.

Мы же с Мариной заглядывали в умные блестящие лошадиные глаза и прямо чувствовали, что наполняемся новой энергией.

А может, это была радость, которая пришла к нам вместе с дуновением ветра на вершине скалы. А может, это была жизненная сила, которую мы зачерпнули вместе с водой из родника. А может, это была гармония, которую рождает редкое чувство единения с вечной красотой природы.