В полдень вода в озере розовая, словно пони. В послеполуденные часы оно наливается ярко-красным цветом, словно полотнище на параде. А к вечеру приобретает в лучах заходящего солнца фиолетовый, нежно-чернильный цвет, придавая окрестностям вид марсианского пейзажа. Вода покрывается мелкой рябью, легкая волна неторопливо катит на галечный берег, и розовая нега охватывает усталого путешественника, который приехал сюда, почти к самой границе с Венгрией, чтобы окунуться в самое экзотическое озеро Сербии.

Едва мы выехали из Белграда и покатили по Воеводине, как передо мной, равнинным жителем, сразу предстал привычный взгляду широкий простор, не ограниченный, даже вдали, горами и косогорами. Дорога летела меж полей со зреющей кукурузой, а сельские домики, чем ближе к западу, тем уверенней выстраивались в австрийский порядок. Мы въехали в ту часть Сербии, которая когда-то находилась под владычеством Австро-Венгрии. Здесь все напоминало об этом времени. Чуть острее вытягивались крыши, на вывесках замелькали надписи на «мадьярском» языке и даже ресторан, где мы остановились на обед, назывался «Чарда», что по-венгерски значит кафана или таверна. И уж насколько в сербской кухне любят всюду добавлять острый перец, то здесь отменный рыбный паприкаш, который нам принесли в котелке, был сдобрен паприкой уже с венгерским размахом. 

Даже с моим воображением трудно было представить, что мы едем по дну древнего моря — по Паннонской равнине (или, как ее называют у нас, Среднедунайской низменности). Это огромное пространство, окруженное Альпами, Карпатами и цепью Балканских гор. По большей части на ней располагается Венгрия, но также и Хорватия, Словакия, Австрия. И совсем немного она захватывает и территорию западной Сербии. Именно оттуда, из тысячелетиями скрытого где-то в земных глубинах моря и бьют термальные источники.

Село Пачир, которое было целью нашего путешествия, относится к муниципалитету Бачка Топола и располагается около речки с трогательным для русского уха названием — Кривая. Самый близкий город – Суботица, он выглядит необычно даже среди очень разнообразных сербских городов, а до венгерской границы и вовсе рукой подать: километров 30.

Село небольшое, жителей чуть больше двух тысяч, однако существует оно здесь давно, о чем есть много упоминаний в летописях чуть ли не XV века. Есть историческая запись о том, как венгерский король Матьяш Корвин подарил своей матери Эржебет Силадьи несколько сел, в том числе и Пачир, чтобы, как там сказано, «увеличить сияние ее двора». Чистая вода и красота ландшафтов, окружающих село, и сейчас пришлись бы по вкусу самым взыскательным обитателям королевского двора. 

Однако судьба переменчива, и уже к нашему времени жизнь в селе затихла, а начало нового века и вовсе встретило местных жителей трудностями: здесь царили безработица и упадок. Молодежь, как водится, разъезжалась (поблизости есть и большие города), не видя для себя перспектив в родном селе. А они были, эти перспективы. Только таились глубоко: на дне древнего моря.

Идея превратить село в термальный курорт пришла в головы энергичным пачирянам в 2005 году. Тогда в местном муниципалитете и был задуман проект: раскопать и оборудовать термальный источник. 

К 2008 году мечта жителей – не только сохранить село, но и дать ему новое развитие, — воплотилась в конкретные действия. Было начато исследование подземных вод. Проект поддержал Фонд капитальных вложений. Инвестировано в него было ни много ни мало 30 млн динаров (240 тыс. евро по нынешнему курсу). В результате спустя 6 лет подробных научных работ был открыт первый источник на глубине 1400 метров, а затем была оборудована помпа и отводы. Уже потом силами местной общины была построена и вся необходимая для курорта инфраструктура. Причем самое интересное, что водоем вокруг источника был сделан не в виде классического бассейна, а как настоящее природное озеро. Только розовое.

Озеро немаленькое, величиной приблизительно в два олимпийских бассейна, то есть около 2000 кв.м. Температура воды, которая бьет из источника, 73 градуса, но, достигая поверхности озера, она охлаждается почти наполовину. 30 градусов: летом не жарко, а осенью тепло — то, что доктор прописал.

Первые же исследования показали, что в этой термальной воде содержится 21 грамм минеральных солей на литр. Это самая насыщенная вода во всей Паннонской долине. А удивительный цвет озеру придает бром, литий и йод.

Кстати, когда купаешься, чувствуется этот едва различимый запах йода, — но общая расслабленность уносит тебя воспоминаниями не в больницу, а в детство: в бег наперегонки, скакалки, салочки… и подорожник, прижатый в поцарапанной коленке… Лечат здесь, однако, и более серьезные проблемы: кожные заболевания, особенно псориаз, и ревматические боли. А еще тут восстанавливаются после травм. 

Курорт практически сразу стал популярным. Сюда приезжают туристы из приграничных венгерских городков, очень много отдыхающих из других регионов Сербии. А вот россияне, как говорят сотрудники бани, добираются ближе к осени: наверное, нам все-таки жарковато купаться в теплой воде при температуре воздуха под 40 градусов, как это бывает летом в Сербии. А вот окунуться в умиротворяющие, полные брома и покоя теплые воды в ноябре — вполне подходящее для нас время — в самый раз. Тем более, что жители Пачира не почивают на лаврах: в 2018 году были построены и два больших закрытых бассейна площадью около 200 кв. метров. Так что теперь на курорт отдыхающие приезжают круглый год.  Более изнеженные особы, нежели, мы, привыкшие окунаться в прорубь, могут восстанавливать свое здоровье в теплых водах в «тепличных» условиях — под крышей.

Одновременно курорт сейчас может принять до тысячи человек, и он не пустовал даже во времена кризиса, вызванного карантинными мерами. Само озеро мелкое – примерно 90 сантиметров, а максимальная глубина доходит до 1,6 метра. Дно, как и берег, выложено галькой: вне сезона, когда озеро осушено, экономные и добросовестные жители села эти камешки промывают и чистят, чтобы использовать снова.

Само пространство, которое открывается островерхими — опять же, в венгерском стиле — воротами, оборудовано очень грамотно. Все, что нужно для отдыха, прямо под рукой. И лежаки с зонтиками, и ресторан, и развлечения для детей. Кстати, и вход не такой уж дорогой, 300 динаров (2,4 евро), а для детей и того дешевле.

Проект, начатый 15 лет назад как идея, как мечта сохранить село, дал свои плоды. Даже человеку не очень экономически подкованному, как, например, я, понятно, что такой наплыв туристов привел не только к созданию новых рабочих мест на самом курорте. Сразу потребовались и мотели, и частные апартаменты, и гостиницы, — здесь, в окрестностях, уже даже есть конный клуб и ипподром. Не пустуют и рестораны. Мы с трудом добыли свободное место в «Чарде»: пришлось даже напирать на нашу особую миссию в Пачире, чтобы нам нашли столик. Востребованными стали и другие виды туризма: вечер мы провели за беседой о новых возможностях в Ловачком (Охотничьем) доме, — во дворике, под виноградной лозой.

На самом курорте тоже планируют еще интенсивнее использовать лечебные свойства термальной воды. Уже есть, например, проект соляной комнаты. Она, конечно, тоже будет розовой, — цвета мечты, ставшей реальностью в умелых руках предприимчивых людей.