Сербская региональная скучная дорога, соединяющая город Ниш с курортным местечком Сокобаня. Турист сюда попадает случайно и разочаровано вертит головой: мол, а что здесь смотреть, кроме природы-то?

А ведь здесь, в южной сербской провинции, ныне такой скучной, что даже квохтанье наседки воспринимается как новость, некогда вершилась история, сталкивались империи, умирали и рождались легенды. 

И маленький монастырь св. Гавриила и Михаила — материальное тому доказательство. В народе его называют Ерменчич. Почему?

Албанцы сейчас уверяют, что Косово и для них «священная земля», потому что и они сражались в том страшном и святом Косовском бою. Сражались на сербской стороне. Доказательств – немного. И о числе албанских воинов история хмуро молчит. 

Зато она рассказывает, что в составе османской армии на Косово было около пяти тысяч армян (срб. — Jeрмени). Наемниками они были? Вассалами, обязанными воевать? Янычарами? Какое дело легенде до этих скучных деталей. Ее полет высок, а размах – широк…

Далее легенда повествует, что перед началом страшного боя армяне, осознавая невозможность их участия в нападении на сербов, покидают Косово поле и сбегают. Султан организовывает погоню, но времени приводить в сознание отказавших в послушности вассалов у него нет: его ожидает заботливо приготовленный и умело сервированный косовский кровавый бифштекс.

А армяне, достигнув более менее защищенного места (да уж… глушь… Гора Озрен) возносят молитвы Богу и святым воинам Гавриилу и Михаилу и воздвигают монастырь, который весь окрестный люд будет упорно называть монастырь Ерменчич. А в соседних селах до сих пор девочкам будут давать имена Ерменка, Эрмена.

Гора Озрен

Именно в монастыре Ерменчич сформировались гайдуцкие отряды. И если вы были в Нише и видели страшный памятник — башню из черепов восставших сербов, то знайте: план битвы на горе Чегар разрабатывался в монастыре Ерменчич (сражение, которое произошло 31 мая 1809 года, обернулось самым крупным поражением Первого сербского восстания). 

Челе-кула

Прихотливо иногда плетет свое кружево судьба, соединяя совсем, казалось бы, далекие и ничего к друг другу не имеющие, узелки…

Может История и наморщится брезгливо, как всегда делает, слушая свою чересчур болтливую сестру Легенду, но… вот он, монастырь Ерменчич. 

В руинах, поскольку разрушали его несколько раз (а монашеская жизнь в нем угасла в 70-е годы ХХ века), но и далее материален донельзя — и ничего с этим не поделаешь.

Историческая справка:  

Написанное в Вене в 1804 году будущим министром просвещения Княжества Сербия Досифеем Обрадовичем стихотворение «Ода Сербскому возрождению» (Ода српском препороду) с подзаголовком «Стихотворение на инсуррекцию (латин. insurrectio — противоправительственное восстание) Сербам, Сербии, храбрым витязям, и их потомкам, и богопомогаемому воеводе господину Георгию Петровичу (Карагеоргию) посвящается»

„Пјесна на инсурекцију сербијанов, Сербији и храбријеја витезовом и чадом и богопомагајему их војеводи господину Георгију Петровићу посвећена”, 

и под названием «Восстани, Сербия» (Востани Сербије) станет самым известным гимном сопротивления. А свое музыкальное сопровождение оно получит позже, в начале ХХ века. И автором музыки будет композитор Варткес Барониян – профессор и редактор Радио и телевидения Белграда. Когда-то были идеи сделать ее гимном Республики Сербии. Жаль, что не получилось.

Восстани, Сербия! Восстани, царица!
Чадам твоим дай увидеть твое лицо,
Обрати сердца их и очи к тебе,
А нам дай слышать голос твой
.

Восстани, Сербия!
Слишком давно ты уснула,
Слишком долго во мраке лежала и одиночестве,
Просыпайся ж!
И буди сербов!

Подними свою царскую главу ввысь,
Пусть снова тебя увидят и земля и море!
Покажи Европе свою красоту,
Подобную светлой утренней звезде
.

Босния, сестра твоя, глядит на тебя,
Видя в тебе пример,
Ненавистники тебя, завидуют,
Ибо Бог с тобой и поможет тебе
.

Земля Герцеговина и Черная Гора,
Далекие страны, острова и моря –
Все с тобой вместе
И все желают тебе небесного покровительства.