Ровно 17 лет назад, 12 марта 2003 года, в центре Белграда был убит премьер-министр Сербии Зоран Джинджич. Политик стал жертвой спланированного покушения (к слову, не первого за свою недолгую работу на этом высоком посту). Его смерть стала результатом интриг между мафией, отставными военнослужащими и иностранными спецслужбами (и это не шпионский детектив, а реалии Сербии начала 2000-х). 

Как бы кто ни относился к его политическим взглядам и действиям, несомненно, Джинджич был одной из самых ярких фигур в новейшей истории своей страны. Ярый антисоциалист, участник студенческих протестов, учредитель Демократической партии, наконец, организатор протестов против Слободана Милошевича в 1999-2000 годы и государственного переворота 5 октября — первой в Европе «цветной» — Бульдозерной — революции. Вскоре после отстранения Милошевича на парламентских выборах в Сербии победу одержала демократическая коалиция, и Джинджич занял пост премьер-министра. 

Джинджич в 1992 году / sandzakhaber.net

Целеустремленный политик принялся концентрировать власть в своих руках, и, что было ожидаемо, при нем Сербия пошла по пути сближения с Западом. 

Спецназ взбунтовался

Уже в первый год правления Джинджича Международному трибуналу по бывшей Югославии были выданы отставные военачальники, а в июне 2001-го — и сам Слободан Милошевич, что вызвало огромное недовольство граждан и президента Югославии, недавнего соратника Джинджича Воислава Коштуницы. 

Выдача офицеров привела к бунту подразделения по специальным операциям «Красные береты». Особую роль здесь сыграло вмешательство его командира Милорада Улемека, к слову, уже известного власти по покушению на политика Вука Драшковича (организатора демонстраций протеста против Слободана Милошевича). Тогда правительству и военным удалось прийти к соглашению. Но на влиятельность последних указывает как минимум тот факт, что в 2001 году их требование об отставке главы МВД Душана Михайловича было выполнено прямо во время переговоров на базе спецназа. 

Днем 12 марта 2003 года Зоран Джинджич был застрелен прямо перед домом правительства Сербии. На момент смерти ему было всего 50 лет. Снайпер, вероятно, расположился в районе здания Радио и телевидения Сербии: на солидном расстоянии, доступном в городских условиях настоящему профессионалу. Одна из пуль попала в грудь, затронув сердце, желудок и селезенку. Ранения были несовместимы с жизнью. Политик скончался в больнице не приходя в сознания. По странному стечению обстоятельств, именно в этот день не работали камеры наружного наблюдения. Лишь съемочная группа местного телевидения, дежурившая неподалеку в ожидании пресс-конференции, успела запечатлеть, как охрана увозила смертельно раненого премьер-министра. 

ekspres.net

В ходе полицейских операций «Вихрь» и «Сабля» было задержано свыше 11 тысяч человек, связанных с белградским преступным подпольем. Перед судом предстали 12 человек, в том числе и исполнитель преступления — заместитель командира «Красных беретов» Звездан Йованович, который сначала сознался, затем отказался от своих показаний, но в последнем слове снова признал вину, хотя не выразил раскаяния. 

Йовановича приговорили к 40 годам заключения (максимальный срок по законодательству Сербии). Сроки от 30 до 40 лет получили еще 12 причастных к убийству. Ими были члены  преступного Земунского клана, к которому был близок и вышеупомянутый Улемек, известный под прозвищем «Легия». Спецназовцы познакомились во время службы в Сербской добровольческой армии Желько Ражнатовича (Аркана) в 1991 году. После военных действий они, как и многие участники трагических событий, не знавшие за время своей молодости ничего, кроме войны, едва ли могли найти себе место в мирной жизни (в этом в принципе состоит специфика всего сербского криминального мира времен начала XXI века).

Именно борьбу с организованной преступностью Джинджич называл своей миссией во второй год работы на посту премьера. Об этом он заявил после взрыва на предприятии Difens Roud, принадлежавшем столичному бизнесмену Любише Бухе. Джинджич провел соответствующий закон, согласно которому был создан специальный отдел по борьбе с организованной преступностью, Специальный суд и Институт по сотрудничеству со свидетелями. 

Получается, премьер дважды вставал на пути у криминальных авторитетов. Впрочем, новые детали в деле о его убийстве наталкивают на мысль, что и сами бандиты могли оказаться инструментами в руках еще более влиятельных персон, использовавших политические взгляды и личный интерес преступников.

Следы ведут на Запад?

Зоран Джинджич был идеологом так и не сбывшейся «европейской мечты» для Сербии, целью своей жизни он видел свержение социалистического строя Милошевича.

Акция сербского движения «Наши» «Иностранный агент, а не герой страны» по пересмотру отношения к Зорану Джинджичу, 2013 год

Но, однажды использовав помощь Запада для организации желанной революции, даже он не мог рассчитывать на вечную и безграничную лояльность своих зарубежных партнеров. Выдавая героев югославских войн и тем самым подвергая свою жизнь опасности на родине, премьер рассчитывал получить от западных партнеров финансовую помощь для ослабевшей после войны и санкций сербской экономики, но из Брюсселя и Вашингтона приходили все новые ультиматумы. Большая их часть касалась болезненного косовского вопроса.

Как вспоминает журналист-международник Константин Качалин, незадолго до убийства Джинджич дал развернутое интервью российским СМИ, в нарушение протокола уделив беседе целых полтора часа. Он посчитал важным донести до России, что независимость Косово вызовет страшную цепную реакцию во всем регионе, и Запад совершает ошибку, поддерживая албанских сепаратистов. 

Подобные предупреждения неоднократно звучали с его стороны в течение 2003 года. Так, он критиковал работу международных организаций в спорном крае и призывал к соблюдению Резолюции 1244, а незадолго до смерти писал об этом президентам России и США. По воспоминаниям главы сербского парламентского комитета по делам Косово и Метохии Милована Дрецуна, Джинжич в последние недели жизни сделал несколько важных заявлений, в том числе для в иностранных СМИ, подтвердив стремление защищать сербское Косово. На Западе, естественно, не желали, чтобы Сербия посмела использовать последний рычаг в защите Косово — возможность выделения из Боснии Республики Сербской, тем более что тогда сербские патриоты назвали Дейтонское соглашение пораженческим.

Иностранный след в убийстве Джинджича в течение многих лет оставался в тени громкого убийства, но по мере изменения политической ситуации в стране стал прорисовываться все отчетливее. Одним из ярких примеров стало обнародование данных Викиликс, подтверждающих ключевую роль британской и американской разведок в успешном покушении на сербского премьера. Эти документы приведены и в книге-расследовании «Третья пуля. Политические обстоятельства убийства Зорана Джинджича», соавторами которой стали телохранитель Джинджича Милан Веруович и журналист Никола Врзич. Подробно об этом издании писал тогда «Русский экспресс». В книге проанализированы сфабрикованные улики и заявления подставных свидетелей под защитой, принятых официальным расследованием. 

Позднее, в 2018 году, в сербских СМИ появились расшифровки перехваченных телефонных разговоров резидентов МИ-6 и ЦРУ на Балканах. В этих беседах раскрывается глубина сотрудничества иностранных спецслужб с сербским криминальным миром. Стали известны и имена собеседников. Первым был Энтони Монктон, который в 2000-м прибыл на Балканы с задачей добиться выдачи Милошевича в Гаагу. В настоящее время он занимает пост советника в посольстве Великобритании. Вторым был Дэвид Блейк, представитель ЦРУ. Два резидента общались так, будто работали в одной службе: американец даже предлагал «задействовать оперативников ЦРУ в ходе операции по устранению Джинджича» и после объявления чрезвычайного положения, но британец заверил, что «его люди в сербской полиции справятся».

federalna.ba

Что интересно, после убийства Джинджича генеральный секретарь НАТО Джордж Робертсон, конечно же, осудил преступление и возложил вину на «антидемократические и экстремистские силы в Сербии, с которыми правительство не справилось». Он выразил надежду, что убийцы будут найдены и привлечены к суду.  

В сербском и особенно в мировом общественном мнении тоже сложилась установка, что Джинджич поплатился жизнью за свою прозападную позицию и проиграл войну с криминалитетом, состоявшим из бывших военных. Но такой подход явно не учитывает послевоенных реалий Сербии: именно тогда влияние иностранного фактора в стране достигло зенита. И дело об убийстве Джинджича, которое по своему сюжету тянет на шпионский роман, яркое тому подтверждение.