«Когда минус на минус дает плюс»: как срыв визита Лаврова отыгрался Белграду

«Балканист» практически в прямом эфире отслеживал ситуацию с несостоявшимся визитом Министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова в Белград: развитие событий, заявления российских и сербских официальных лиц, реакцию общественности. Специально для «Балканиста» сербский дипломат и журналист Владимир Кршлянин написал материал о неправомочности препятствования Лаврову посетить Сербию с точки зрения международного права. Настал момент подвести некий итог этой истории и разобраться, кто выиграл от отменившейся встречи, а кто проиграл. 

Начнем с того, что визит этот для Сербии имел значение вполне практическое: от Лаврова ожидали подтверждения цен на российские энергоносители, которые вроде бы утверждены на ближайшие три года, — во всяком случае, так заявляет президент страны Александр Вучич. Для России же визит имел значение скорее идеологическое – показать, что РФ не находится в международной изоляции, что бы ни говорили злопыхатели; что даже в Европе есть страны, где российскому министру иностранных дел рады (а Лаврова и на самом деле собирались принимать по первому разряду — как Путина во время оно). Также Лавров собирался поддержать региональное объединение «Открытые Балканы», саммит которого проходит 7-8 июня в македонском Охриде. 

«Открытые Балканы» – пока не слишком действенная, но все же альтернатива евроинтеграционным процессам. По задумке Александра Вучича, это что-то типа балканской Вишеградской группы. Сегодня в «Открытых Балканах» участвуют три не входящие в ЕС балканские страны — Сербия, Албания и Северная Македония (и не участвуют Черногория и Босния и Герцеговина). На Западе отношение к инициативе неоднозначное: с одной стороны, региональная интеграция это вроде бы хорошо. С другой, подразумевается, что страны, стремящиеся войти в ЕС, должны просто выполнять требования Брюсселя — «и будет им счастье». А тут какая-то самодеятельность, не завязанная напрямую на прописанные еврокомиссарами «оптимизацию» и «демократизацию». 

Прилететь в Белград и пожелать Вучичу удачно провести саммит проекта, поскольку это дело хорошее и нужное, – это было бы красиво. Ничего удивительного, что эмоциональный отклик Сергея Лаврова на «огораживание» Сербии касался в первую очередь именно интеграционной инициативы. «У них там не Открытые Балканы, а Закрытые Балканы», — провозгласил российский министр, невольно процитировав жену Семена Семеновича Горбункова. 

То есть ущерб от несостоявшегося визита для России преимущественно репутационный. Евгений Примаков, помнится, вошел в историю, развернув свой самолет на пути в США. А за Лаврова, выходит, Болгария, Македония и Черногория решают, куда ему лететь, а куда не лететь. Ситуация, конечно, неприятная, но на фоне всех проблем, с которыми ежедневно сталкивается российское руководство, это, право же, сущая ерунда. Уже завтра все будут обсуждать исключительно визит Лаврова в Анкару. И повестка там более животрепещущая (мировые цены на зерно), и Турция все-таки член НАТО. А вот применительно к Сербии так сразу и не скажешь, проиграла ли она от того, что сорвался визит Лаврова, или выиграла.  

«Вы себе представить не можете, с чем нам пришлось столкнуться. Мы ощущаем на себе беспрецедентное давление с начала российской спецоперации в Украине. Но сейчас это давление перешло в фазу истерики, массового помешательства, — рассказал президент Сербии в интервью телекомпании РТС. — Такое впечатление, что в Европе вообще никто не остался к визиту Лаврова равнодушным, все посчитали своим долгом высказаться, от Карла Бильдта (бывшего премьер-министра Швеции) до властей Хорватии. В Сербию приехало такое количество западных журналистов, какое у нас тут было, разве что, в 1999 и 2000 годы. Всем им не терпится заснять Лаврова на земле Сербии; Лаврова и Вучича, чтобы потом обрушиться на нас, вот они, мол какие… Хочется спросить у наших критиков на Западе: Лавров собирается в Турцию, попробуете ли вы и туда его не допустить? Будете ли вы угрожать Турции исключением из НАТО? С Турцией вы связываться боитесь, а навалиться всем скопом на маленькую Сербию – это как раз по вам». 

Столь же категорично Вучич высказался по поводу визита в Сербию канцлера Германии Олафа Шольца, который запланирован на 10 июня. Из некоторых заявлений сербских властей в последние дни следовало, что Шольц дал понять Вучичу: если визит Лаврова состоится, то он в Белград не приедет. Немецкие СМИ, правда, это не подтверждают, как и канцелярия самого Шольца. Но после того, что Вучич сказал прессе, это уже и не важно. «Шольц бы все равно к нам приехал, даже и после Лаврова. Другое дело, что он собирается нам сообщить такие новости, которые в Сербии мало кому понравятся. То, что визит Лаврова отменился, не сделает эту пилюлю более сладкой…» — сообщил Вучич. 

Неприятные новости, судя по всему, касаются перспектив вступления Сербии в ЕС. Вучич подчеркнул, что от этой идеи страна не отказывается, но на данный момент никаких подвижек на этом направлении не ожидается, как минимум, до декабря. 

То есть Александр Вучич продолжает сочетать в своей риторике несочетаемое: дружбу с Россией и европейский выбор, осуждение спецоперации в Украине и категорическое неприсоединение к антироссийским санкциям. 

Вообще, с первых же дней прихода партии прогрессистов (СНС) к власти в их адрес звучали очень скептические мнения: нельзя, мол, всю свою политику строить на взаимоисключающих параграфах, нельзя бесконечно долго сидеть на двух стульях, на секундочку присесть — и то бывает проблематично. Что ж, Александр Вучич и его партия вот уже десять лет (с 2012 года – начала президентства Томислава Николича) осуществляют невозможное, балансируют даже не между двумя, а между тремя-четырьмя стульями, один из которых made in China. Но, справедливости ради, здесь и обстоятельства играли ему на руку. Период пандемии коронавируса на два года заморозил все международные политические процессы и дал Сербии серьезную передышку, спецоперация России в Украине свалилась как снег на голову на мировое сообщество, еще толком не пришедшее в себя после ковида, что обеспечило сербам пространство для маневра… 

Вопрос статуса Косово на сегодня вроде как пропал из мировой повестки: никто не требует от Вучича ни полного признания, ни «разграничения», — с российско-украинской историей бы разобраться. А в это время Сербия продолжает тихой сапой отзывать признания стран третьего мира, которые якобы согласились с независимостью Косово, но на самом деле нет. Столь же чреватым большими проблемами был и визит Лаврова: можно ли было закрыть эту историю, не испортив отношения ни с Россией, ни с Западом, во всяком случае не дав формальных поводов к ухудшению отношений? Практически невозможно, но у Вучича получилось.     

В одном старом интервью на вопрос о том, в чем секрет его успеха, Вучич ответил: «Я много читаю русскую классическую литературу». Не обошел он эту тему и во вчерашнем интервью РТС: «Стая лает на Достоевского, пытается Достоевского объявить вне закона, запретить „Бесов“, „Игрока“, „Карамазовых“, „Преступление и наказание“, говорят мне, что я не должен Достоевского читать… А что же мне тогда читать, если не Достоевского?».

Достоевского, вне всяких сомнений, читать и перечитывать обязательно нужно. Но в случае Вучича уместнее вспомнить солнце русской поэзии Пушкина, тем более что у него в эти дни как раз юбилей: «Судьба Евгения хранила». Пока хранит судьба и Александра Вучича. 

© 2018-2022 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх