Крунослав Геруц был тем, кого бы сейчас в России назвали «иностранным агентом». Он агитировал за «Великую Хорватию», пытался рассорить Россию и Сербию в начале Первой мировой, прошел сталинские лагеря и окончил жизнь в Узбекистане.

Об истории хорватско-российских связей в России известно гораздо меньше, чем о сербско-российских. Между тем они насчитывают не одну сотню лет. Среди тех, кто стремился работать на их укрепление, есть личности, совсем не известные широкой общественности ни в России, ни в самой Хорватии. Среди них особое место занимает Крунослав Геруц. Предприимчивый проводник хорватской национальной идеи, Геруц в эмиграции боролся с Австро-Венгрией, популяризировал в Петербурге литературу южных славян, рассказывал русским земледельцам о новых веяниях в сельском хозяйстве… и занимался антисербской пропагандой в самый пик просербских настроений в России — в самом начале Первой мировой. 

Крунослав Геруц родился в 1859 году в хорватском городе Крижевцы в семье сапожника. Учился в Загребском университете на философском факультете, где впервые узнал о России и выучил русский язык, слушая лекционные курсы по истории современной русской литературы и переводам русских текстов. 

Будучи студентом, Геруц присоединился к Партии права — политической организации, выступавшей за самостоятельность хорватских земель и создание «Великой Хорватии», и распространял ее агитационные материалы. В 1885 году он вынужден был бежать из Хорватии в Болгарию, спасаясь от преследований австрийских властей. В Болгарии он принимает участие в сербо-болгарской войне, в которой был отмечен болгарским орденом «За храбрость» IV степени. Но за участие в государственном перевороте, направленном против князя Александра I Баттенбергского, Геруц подвергся преследованиям и в Болгарии. Он бежит и оттуда, и в начале 1887 года через Одессу и Москву добирается до Санкт-Петербурга.  

Петербург в конце XIX века / Росфото

Вскоре после прибытия в Петербург Геруцу удалось устроиться на работу в редакцию журнала «Славянские известия» — печатный орган Санкт-Петербургского Славянского благотворительного общества. Геруц смог получить от руководства этого общества материальную помощь, и благодаря этому открыть в Петербурге русско-славянский книжный магазин. Сам Геруц определял цели его создания как «распространение произведений русской литературы среди зарубежных славян» и «доставление книгопродавцам и публике в России произведений западно- и южнославянских литератур, а также сведений о тамошних ученых, художественных и вообще культурных делах всем, кто в этом найдет для себя надобность». Партнером Геруца в этом предприятии был еще один хорват – Марко Дошен, также активист Партии права, предприниматель и издатель, часто бывавший в России по торговым делам.

Распространению своих идей и взглядов в России Геруц уделял не меньше внимания, чем собственно книготорговле. В письме одному из хорватских политических деятелей Франьо Рачки в 1889 году он откровенно писал: 

«Мы сами должны свои идеи популяризировать здесь, в России, и не должны сидеть сложа руки, чтобы кто-нибудь другой о нас побеспокоился». 

Интересно, что Геруц обвинял русских славянофилов в том, что они «монополизировали славяноведение» и представляют славян в России как «вечных попрошаек». Хорватский предприниматель же хотел способствовать тому, чтобы русское общество по-другому взглянуло на идею славянского объединения, на славян и на хорватов в частности.

Для распространения нужной информации о Хорватии и хорватах и пропаганды своей позиции Геруц использовал журнал «Славянские известия», где он редактировал отдел библиографии. Через него проходила вся печатавшаяся в журнале информация о хорватах. 

Самым заметным пропагандистским ходом Геруца было совместное с Марко Дошеном издание книги «Хорваты и борьба их с Австрией». Она была выпущена в Петербурге в 1890 году и посвящена положению хорватских земель в составе Австро-Венгерской монархии и перспективам политического развития хорватского народа. 

Популяризируя в России Хорватию, Геруц не упускал возможности пропагандировать сербофобию, имевшую место в хорватском обществе начала ХХ века (довольно много сербов проживало на территории Хорватии в области Военной границы, исторически прикрывая южные рубежи империи Габсбургов от турок).

Основное внимание в монографии было уделено изложению националистических воззрений лидера Партии права Анте Старчевича, в том числе по сербскому вопросу. Тот считал само название «серб» происходящим от латинского «раб», а хорватских сербов считал потомками влахов, албанцев и цыган и «деструктивным элементом», нелояльным к хорватской государственности. В то же время в книге Геруца и Дошена приветствовались идеи славянского объединения, но не путем отказа от своей национальной идентичности, а скорее некоего «постепенного развития» и сближения славянских языков. 

Марко Дошен в 1933 году

Под ширмой славянской взаимности Геруц и Дошен продвигали в русском обществе идеи возрождения хорватской государственности, а также ряд антисербских идей – об «экспансионистской политике Сербии» и «нелояльности» хорватских сербов.

После закрытия «Славянских Известий» в 1891 году Геруц продолжил заниматься книготорговлей через свой книжный магазин, но два года спустя из-за долгов был вынужден продать его. 

Некоторое время спустя он решает обратиться к новым формам налаживания русско-хорватских и русско-славянских связей и, в то же время, пропаганды хорватской национальной идеи. 

В 1908 году в Санкт-Петербурге было учреждено общество «Русское зерно», ставившее целью содействие земледельцам в изучении новых технологий. Геруц принимал участие в создании и дальнейшей деятельности этого общества, в частности, способствуя отправке практикантов из числа русских крестьян в славянские земли, в том числе в Хорватию. В 1909 году он издает брошюру под названием «Две беседы о «Русском зерне». В ней он пытался найти доводы, чтобы убедить русского читателя в особой близости русских и хорватов с помощью следующих утверждений: «среди тамошних (австрийских) славян имеются три народа, чехи, словенцы и хорваты, которые нам очень близки по языку» или «хорваты даже по одежде, по обычаям, по нравам и всему укладу жизни смахивают на малороссов».

Активная деятельность Геруца проявлялась в начале XX века и в иных сферах жизни русского общества. Этому способствовала либерализация политического климата в России, наступившая после революции 1905-1907 годов. В 1908 году Геруц, благодаря своим связям в высших кругах общества, получил должность библиотекаря в Государственной Думе России III созыва. Работая там, он пытался добиться учреждения в ней особого Славянского отдела. Но идея Геруца не была воплощена в жизнь из-за противодействия руководства Думы.

 Следующий всплеск активности Геруца приходится на начало Первой мировой войны. В 1914 году он выпускает очередную брошюру «Всеславянство и Хорватия». В ней он превозносит героическую историю Хорватии, которая «начала столетиями раньше, чем Сербия, свою самостоятельную политическую жизнь». Не забывая упомянуть о том, что во время революционных событий 1848 году в Венгрии хорваты сражались «бок о бок с русскими», Геруц вновь излагает идею воссоздания хорватской государственности, но на этот раз в союзе с иными славянскими народами. При этом Геруц горячо выступает против включения хорватских земель в состав Сербского государства, предлагая даже план раздела территорий между Сербией и Хорватией. По его мысли, оно должно было бы произойти под руководством России. Геруц при написании этой брошюры учел все, в том числе настроения русского общества на начальном этапе войны, при этом не побоявшись выступить со словом критики в адрес сербов в те дни, когда русское общество было охвачено просербскими настроениями.

Манифест Николая II об объявлении Австро-Венгрией войны России

В 1915 году Геруц основывает Общество памяти Юрия Крижанича, одной из основных целей которого была забота об оказавшихся в России военнопленных славянского происхождения и создание из них добровольческих славянских легионов. Но революция 1917 года ознаменовала окончание всех «межславянских» проектов, в том числе и тех, в которых участвовал Геруц.

О дальнейшей его судьбе известно мало. В 1917 году Геруц отправился на Кавказ. Сначала в Северную Осетию, а затем в меньшевистскую Грузию, где пытался создать общество «Кавказское зерно» (по аналогии с «Русским»). В 1923-м он вернулся в Москву, где работал в Госиздате и вновь пытался распространять идеи отправки крестьян в другие страны на практику. Эта активность Геруца привлекла внимание супруги Ленина Надежды Крупской, заинтересовавшейся его идеями и состоявшей с ним в переписке. 

Владимир Ильич Ленин и Надежда Константиновна Крупская

В конце 1925 года Геруц был арестован по ложным доносам и выслан из Москвы в Кудымкар, через год он был освобожден из ссылки и проживал до 1927 года в Тюмени. В том же году его вновь арестовали, и в 1928 году Геруц был сослан в Среднюю Азию – в город Турткуль Каракалпакской АССР. Известно, что после окончания срока ссылки в 1931 году Геруц решил остаться в Средней Азии, где занимал должности сначала заведующего культурным сектором при Нукусстрое, а позже – сельскохозяйственным кабинетом и библиотекой при Наркомате земледелия Каракалпакской АССР. 

Дата и место смерти Геруца до сих пор неясны. Последним известным в настоящее время документом авторства Геруца является его письмо Крупской от 1934 года. 

Известные факты биографии этого человека свидетельствуют о том, что Геруц проделал долгий жизненный путь, богатый разнообразными событиями. Ему, стороннику «Великой Хорватии», очень ловко удавалось маскировать эти идеи под рассуждения о «культурном единстве славян под водительством России».

Несмотря на большую активность, Крунослав Геруц не снискал успеха на новой родине. Он подчинил свою деятельность стремлению провести изначально не популярную в России идею сербофобии, что само по себе настраивало против него российское общество. Любые его благие намерения при наличии такого «козыря» были обречены на провал (прим. ред.).