Итоги балканской политики Меркель: отмена роуминга, «мини-шенген» для троих и «евробезнадёга» — для всех

В последние недели Ангела Меркель устроила прощальное турне, призванное подвести итоги 16-ти лет её работы по самым разным направлениям международной политики Германии. Канцлер ФРГ, в частности, уже посетила Вашингтон, Москву, Киев. А вот лидеров стран Западных Балкан вызывали в Берлин, причем ещё в начале июля.

Когда в сентябре 2005 года Ангела Меркель впервые стала главой правительства ФРГ, обозреватель американского портала Project Syndicate Кристоф Бертрам написал, что при ней суть внешней политики Германии почти не изменится, но настойчивый стиль времён Шрёдера будет несколько приглушён. Аналитик прогнозировал, что новый канцлер «одобрит вступление в ЕС стран Балканского полуострова», хотя приоритетами внешней политики Берлина останутся отношения с Брюсселем, Вашингтоном и Москвой. При этом, по мнению Бертрама, поначалу Меркель «будет полностью занята проведением экономических реформ, ради которых её избрали и которые являются её основными задачами».

Прогноз полностью оправдался. Лишь после преодоления последствий экономического кризиса 2008-2009 годов, то есть уже в период третьего канцлерского мандата, у Ангелы Меркель дошли руки до Балканского полуострова. К тому времени членами ЕС стала не только Словения (2004), но и Хорватия (2013), независимость которых от Югославии Германия активно поддерживала. В апреле 2013 года, при активном содействии Берлина и формальном посредничестве ЕС, между правительствами Сербии и самопровозглашённой «Республики Косово» было подписано так называемое «Брюссельское соглашение», которое до сих пор является главной платформой переговоров между Белградом и Приштиной.

А семь лет назад, 28 августа 2014 года, в Берлине состоялся первый саммит «Европейский союз – Западные Балканы», который положил начало так называемому «Берлинскому процессу». Это был ответ немецкой дипломатии как региональным интеграционным проектам — типа словенской инициативы «Проект Брдо-Бриони», так и усилению активности на Балканах мировых игроков – США, России, Китая, а также Турции и Саудовской Аравии. Но если другие внешние силы предлагали странам региона уважение, безопасность или деньги, Меркель посулила им мечту. Речь шла о вступлении в ЕС Албании, Боснии и Герцеговины (БиГ), Северной Македонии, Сербии, Черногории и «Республики Косово».

Неудивительно, что  в июле 2015 года «Балканское турне» немецкого канцлера прошло триумфально, несмотря на усиливающийся миграционный кризис. В Тиране, Белграде и даже в Сараево Ангела Меркель обещала оказать помощь на пути в Евросоюз. 

«Могу вас заверить, это в наших же интересах — выполнить на практике данное нами обещание и обеспечить европейскую перспективу странам Западных Балкан. Для нас это дело чести», – заявила она в столице Албании 9 июля 2015-го.

Впрочем, как говорится в русской пословице, «гладко было на бумаге, да забыли про овраги», — а на Балканах их хватает как в прямом, так и в переносном смысле. К примеру, в Белграде достаточно быстро убедились, что реальных рычагов влияния на косовских албанцев ни у Берлина, ни тем более у Брюсселя нет, и говорить следует с вашингтонскими кураторами Приштины. Так, в конце июля 2018 года, когда появилась первая информация о том, что администрация Дональда Трампа поддерживает проект «разграничения» между Сербией и Косово – то есть передачи северных муниципалитетов Косово Сербии в обмен на признание независимости самопровозглашенной республики, – в Белграде не отвергли с ходу эту идею.

А вот реакция Меркель была очень резкой. 14 августа 2018-го, на пресс-конференции с премьер-министром БиГ Денисом Звиздичем в Берлине, канцлер Германии заявила: «Территориальная целостность государств Западных Балкан фиксирована и неприкосновенна. Это нужно повторять снова и снова, потому что снова и снова предпринимаются попытки поговорить о границах, а мы не можем этого делать». 

Как тогда указывали СМИ, Меркель явно «забыла», что именно ФРГ сыграла ключевую роль в развале Югославии, первой признав в 1991 году независимость Словении и Хорватии. Однако сейчас позиция Берлина в отношении нерушимости границ в регионе является неизменной, что ярко проявилось в апреле этого года, в ходе обсуждения наделавшего шуму non-paper об «окончательном решении югославского вопроса».

Как отметил в эксклюзивном комментарии «Балканисту» Срджа Трифкович — редактор по международным вопросам американского консервативного издания Chronicles и профессор факультета политических наук Университета Баня-Луки (Республика Сербская, БиГ), — Меркель столь яростно защищает искусственные границы, которые провели на Балканах коммунистические власти, потому, что их изменение откроет «ящик Пандоры» для Запада.

 «Если можно поставить под сомнение линии, проведённые Тито и его соратниками между Сербией и её автономией Косово и Метохией, значит, можно говорить и о границах и государственной принадлежности Крыма, Нагорного Карабаха и так далее, – считает он. — Единственное наследие коммунистов, ныне признаваемое на Западе, – это нерушимость внутренних границ, которые они нарисовали, невзирая на историю, экономические связи, этнический состав населения и его политическую волю».

Политолог также подчеркнул, что сам термин «Западные Балканы» является вымышленным, поскольку Берлину просто нужно было как-то объединить Албанию и «обломки» Югославии, которые, в отличие от Словении и Хорватии, пока не вошли в ЕС. 

Но если Сербия и Черногория хотя бы начали переговоры о присоединении к ЕС (хотя их сложно назвать успешными), то Албании и Северной Македонии не удалось даже этого: процесс был заблокирован в ноябре 2020 года Болгарией и Нидерландами. Особенно болезненным это вето стало для Ангелы Меркель, ведь Германия тогда председательствовала в Европейском союзе. 

По словам профессора факультета политических наук Университета Баня-Луки Желько Будимира, главным итогом «балканской политики» Ангелы Меркель стало появление на периферии ЕС группы государств, которые на деле лишены перспективы евроинтеграции, хотя уровень развития некоторых из них давно выше, чем у отдельных его членов из Восточной Европы. 

Даже инициатива по упрощению передвижения людей, а также оборота товаров и капиталов внутри балканского региона, которая поначалу называлась «мини-шенген» (по аналогии с проектом Евросоюза), – этим летом была переименована в Open Balkan. 29 июля 2021 года президент Сербии Александр Вучич, премьер-министр Албании Эди Рама и глава правительства Северной Македонии Зоран Заев подписали соглашение о том, что с 2023 года между этими тремя странами фактически не будет границ. Тогда сербский лидер, прозрачно намекая на Брюссель и Берлин, подчеркнул, что Белграду, Скопье и Тиране настало время брать управление судьбой и жизнью в свои руки, отказаться от парадигмы «сюзерен-вассал» и прекратить спрашивать разрешения о том, как жить, у других.

Примечательно, что это произошло через несколько недель после очередного саммита «ЕС – Западные Балканы», который 5 июля 2021 года принимал Берлин. Меркель, которая, как и в 2014-м, председательствовала на этом мероприятии, и опять заявила, что «видит все шесть стран Западных Балкан  будущими членами ЕС по стратегическим причинам». 

«В интересах Европейского союза, чтобы этот процесс продвигался», – сказала она, при этом признав, что расширение ЕС за счет стран Балкан не входит в список приоритетов внешней политики её потенциальных преемников. 

«Помимо всех трудностей, которые существуют в преодолении отголосков войн, у нас есть множество успехов, которых мы достигли за прошедший период», – сказала тогда Меркель. Но назвала она лишь один пример – отмену роуминга в регионе с 1 июля 2021 года. По её оценкам, «это очень важно как для самих стран Западных Балкан, так и для граждан ЕС». С этим сложно не согласиться, – но не слишком ли мало достижений для 16-ти лет у власти в самой мощной стране ЕС?..

Обложка: Reuters

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх