Черногорский цугцванг. Как кабинет Кривокапича превратился в чемодан без ручки

Год назад в Черногории торжественно приступил к работе кабинет министров Здравко Кривокапича. А вчера, 13 декабря, парламент должен был рассмотреть вопрос о вынесении этому правительству вотума недоверия. Предложение выдвинули 40 оппозиционных депутатов, некогда представлявших правящую коалицию во главе с Демократической партией социалистов президента страны Мило Джукановича. Для того, чтобы их инициатива получила развитие, требовалось, чтобы ее поддержал хотя бы один из 41 народного посланника, в свое время проголосовавшего за кабмин (оппозиционеры — «ДПС-овцы» — в данной процедуре не участвовали). 

Напомним, что правительство Здравко Кривокапича состоит из 12-ти экспертов, а не политиков. Исключение составил вице-премьер: на этот пост был приглашен лидер гражданского движения УРА Дритан Абазович.

Накануне заседания парламента в обществе активно циркулировали слухи, удалось ли оппозиции заручиться поддержкой кого-то из представителей нынешней правящей коалиции. Согласие, в частности, приписывали Социалистической народной партии (СНП), которая представлена в парламенте пятью депутатами. Дело в том, что ранее с поста государственного секретаря по делам спорта был уволен функционер партии Василие Лалошевич, поэтому у СНП были основания поддержать инициативу об отставке правительства. С другой стороны, решающий голос мог принадлежать и Миодрагу Лекичу, который в 2013 году был кандидатом в президенты страны, но проиграл гонку с обидным отрывом менее чем в 1% голосов. Сам Лекич хранил молчание: он не комментировал слухи и не высказывал своего мнения по поводу отставки властей. 

Впрочем, мы так и не узнаем, было ли у представителей режима Джукановича необходимое количество голосов в поддержку инициативы о вотуме недоверия правительству или нет. Прямо перед началом заседания парламента она неожиданно была отозвана. 

Что интересно, даже в случае неуспеха такой шаг все равно принес бы  оппозиционерам политические очки. Все дело в том, что за ним последовало бы несколько дней парламентских дебатов, транслируемых в прямом эфире. Нас ожидала бы следующая картина: 40 депутатов обрушиваются с критикой на правительство, и только 4–5 парламентариев  его защищают. Возникает логичный вопрос: почему же в ДПС передумали? Возможно, все дело в давлении со стороны западных посольств и центров силы, которые не заинтересованы в том, чтобы Черногория осталась сейчас без правительства. 

«Демократический фронт» между двух зол

Политический блок «Демократический фронт» (ДФ), который в свое время помог Кривокапичу оказаться среди победителей парламентских выборов 2020 года и таким образом стать вторым лицом в стране, тоже недоволен правительством, — причём куда сильнее, чем те, кто грозил властям вотумом недоверия. И хотя ДФ обещал отправить властей в отставку как минимум полгода назад, в субботу, 11 декабря, в блоке заявили, что не поддержат инициативу ДПС. Причин на это было две. С одной стороны, если ДФ выступит единым фронтом с ДПС, это нанесет непоправимый урон его политическому рейтингу. С другой стороны, ликвидация правительства привела бы к политическому хаосу. 

Вместе с тем в субботу ДФ предложил провести новые парламентские  выборы. Идея эта совершенно абсурдна, так как прежде чем инициировать новую кампанию, необходимо распустить нынешний созыв Народной скупщины, а этого не сделать без голосов оппозиции. 

Вообще, такого рода заявления уже не новость, ведь разговоры о т.н. реконструкции нынешнего кабмина — или о выборах нового — ведутся уже полгода. Поэтому к предложению ДФ никто серьезно не отнесся. 

Сам «ДемФронт» последние полгода переживает непростые времена. Посольства западных стран и неофициальные агенты влияния не приветствуют вхождение представителей данного блока в правительство, а таким положением дел активно пользуются лица из окружения Кривокапича, а также депутаты от партии УРА, чей лидер Дритан Абазович занимает пост вице-премьера. 

Вместо того, чтобы найти баланс между «пожеланиями» Запада и острой необходимостью создать в Черногории стабильное правительство, Кривокапич и УРА бросили все силы на то, чтобы не допустить ДФ к власти: они рисовали общественности страшные картины последствий такого шага, просто чтобы сохранить полный контроль над кабмином. А на деле же кабинет поддерживает не более 4-5 депутатов парламента.  

«Демократическому фронту» в своей политической борьбе следовало отталкиваться от национальных и общественных интересов и увязать вопрос сохранения правительства с проведением переписи населения и подписанием Основного соглашения с Сербской православной церковью (СПЦ). Вместо того, чтобы апеллировать к этим ключевым задачам, ДФ провел всю осень в бесплодных переговорах о перестановках в правительстве, которые премьер-министр Кривокапич якобы должен был провести, а его заместитель Дритан Абазович отверг. Перепись — веское основание для обновления списка избирателей, в котором каждый третий  либо «мёртвая душа», либо зарегистрирован незаконно. Базовое соглашение, которое черногорское правительство уже подписало с Мусульманской религиозной общиной и Католической церковью, а Сербская православная церковь заключила с хорватским правительством, — важный показатель того, насколько власти уважают волю народа, проявленную на прошлогодних массовых протестах. Основное соглашение обладает верховенством над законом и может утратить силу, только если обе стороны согласны. Этот документ навсегда бы исключил вероятность того, что новое парламентское большинство вернет в силу скандальный закон о свободе вероисповедания, продавленный Мило Джукановичем в конце 2019 года, и поставит под удар собственность СПЦ в Черногории.

Переключив внимание «Демфронта» на бесполезные консультации о перестановках в правительстве, Кривокапич и Абазович спрятали под сукно два вопроса государственной важности и хитроумно отвлекли общественность. Насколько странная ситуация сложилась с Основным соглашением, лучше всего иллюстрирует инцидент конца мая, когда премьер-министр Кривокапич в последний момент отказался от подписания документа, хотя были не только соблюдены все предварительные процедуры, но и сделаны приготовления к ​​торжественной церемонии в Патриархии. В своем твиттере премьер-министр пообещал подписать Основное соглашение в годовщину смерти митрополита Амфилохия, 30 октября. Меж тем уже декабрь, а Здравко Кривокапич так и не вспомнил об Основном соглашении ни разу, кроме как в начале ноября, когда он подчеркнул, что он НЕ подпишет его во время своего официального визита в Сербию.

Везде по нулям 

С 31 августа 2020 года (когда в Черногории огласили итоги парламентских выборов) и до своего официального вступления в должность в начале декабря того же года Здравко Кривокапич без конца повторял, что первостепенной задачей его кабинета станет принятие Закона о происхождении собственности и ряда других антикоррупционных законов. Однако, как только он занял премьерское кресло, то сразу же «забыл» об этих законах. На текущий момент нет даже предпосылок к тому, чтобы правительство начало работу по этому вопросу или отправило законопроект на общественное обсуждение. 

Кроме того, за этот год властям не удалось привлечь серьезных иностранных инвестиций, хотя они заявляли, что эта задача также входит в перечень ключевых приоритетов правительства. Многие кадры, лояльные президенту Мило Джукановичу, продолжают занимать высокие посты в МИД и в Центробанке, а его главой так и остается Радойе Жугич — экс-министр финансов в правительстве Мило Джукановича и директор банка, принадлежащего брату президента Ацо Джукановичу.

Власти оказались не в состоянии довести до конца ни один из своих проектов. Новая авиакомпания To Montenegro, в которую страна инвестировала около 37 млн евро, за первые 9 месяцев работы понесла убытки на сумму 2,5 млн евро, а к февралю эта сумма явно достигнет 4 млн. Перепись населения власти так и не провели. А в 2022 году правительство собирается запустить 302 проекта и намерено повысить МРОТ с 250 до 420 евро посредством реализации налоговых реформ, пафосно именуемых «Европа сейчас» и «План Маршалла». Граждан при этом почему-то не беспокоит тот факт, что никому еще не удавалось удвоить доходы с помощью налоговой реформы, — как и то, что Кривокапич и его кабмин не исполнили своих обещаний и так и не оправдали ожиданий. 

Война правительственных кланов

Еще одной проблемой правительства, не считая отсутствия политической легитимности, являются разногласия между министрами: одни лояльны Здравко Кривокапичу, другие — его заму Дритану Абазовичу. Противостояние их «кланов» мы имели возможность наблюдать 19 октября, когда Дритан Абазович и министр иностранных дел Джордже Радулович встретились в Вашингтоне с заместителем помощника госсекретаря США Габриэлем Эскобаром, который считается главным американским дипломатом на Балканах. Два дня спустя министр финансов Милойко Спаич — доверенное лицо Кривокапича №1 — тоже запросил аудиенции у Эскобара. Очевидно, что он поспешил представить американскому чиновнику политическую позицию «клана Кривокапича», отличную от «клана Абазовича». 

А 12 ноября Здравко Кривокапич заявил о том, что недоволен работой трех министров, но, как он это обычно делает, отказался назвать их имена. Вскоре в СМИ появились предположения, что речь идет о трех представителях команды Абазовича: Радуловиче, министре внутренних дел Сергее Секуловиче и министре капитальных инвестиций Младене Бояниче.

Несмотря на все недостатки работы, кабинет Здравко Кривокапича однозначно дотянет до конца 2021 года. Что произойдет дальше, зависит от ряда факторов. Впрочем, непонятно, что будет лучше: продление агонии бессильного кабмина или же его ликвидация и последующий хаос.

Пока же телодвижения правительства у балканской аудитории ассоциируются с сюжетом культового черногорского комедийного сериала конца 80-х «Джекна еще не умерла, и мы не знаем, когда это случится». Этот фильм считается аллегорией распада Югославии, — который и произошел спустя несколько лет.

Фото: сайт правительства Черногории

© 2018-2022 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх