Сегодня в Черногории проходят очередные парламентские выборы. В ходе предвыборной кампании правящая партия, легитимность статуса которой вызывает откровенные сомнения, далеко не впервые прибегла и к русофобской риторике, и к воззваниям к лидеру блока НАТО – США. Однако на сей раз в политическом процессе появился новый фактор: население плечом к плечу встало на защиту черногорских епархий Сербской православной церкви, у которых власти задумали отнять веками принадлежавшую им собственность. 

Не «цветной» бунт, а слово народа 

Стоит отметить, что своими действиями власть не в первый раз нанесла удар по интересам граждан. В 2014 году страну уже сотрясали протесты: на улицы выходили десятки тысяч несогласных с решением бессменного премьера/президента Черногории Мило Джукановича втянуть страну в НАТО — альянс, который забрасывал Черногорию бомбами в 1999 году.  

Россия тогда осудила решение местного правительства, но не вмешивалась. Ни государственных интересов, ни «руки Кремля» в Черногории не было. Да и, вообще говоря, очень просто отличить сценарий «цветной революции» от настоящего массового недовольства граждан. Во втором случае нет ни попыток силового захвата власти, ни выбивающих слезу постановочных кадров, ни массовой раскрутки истерии. И в Черногории такого не было. Просто вышли люди и огласили требования. Но лидер страны напрягся, потому что имел определенные обязательства перед Западом.

Когда-то Мило Джуканович был членом югославской компартии, но затем повторил судьбу многих русских олигархов и быстро конвертировал политический капитал в финансовый. Однако слишком явные аферы его табачной контрабанды быстро попали на карандаш итальянским прокурорам, хорошо натасканным на работу с мафиози, а именно они и были партнерами Джукановича. С тех пор заведенное в Италии уголовное дело стало надежным дамокловым мечом над головой Мило. Отложенное натовским политическим решением обвинение, которое может обернуться не одним десятком лет в тюрьме, надежно гарантирует евроатлантическую активность фигуранта, который предпочел пойти против своего народа, только бы не злить Запад. 

И все-таки радикализма на протестах не было, а вот крайние силовые методы подавления — были.

Русские миллиарды не перевесили

Черногория все же оказалась первой страной, устроившей антироссийскую шпионскую истерию. Еще задолго до дела Скрипалей и истории про хакеров на американских выборах в гости к Мило Джукановичу приехал британский принц Чарльз. По всей видимости, он и привез ему западные гарантии в духе «вступай в Альянс и гаси свой народ, а мы тебя не посадим». Выбора у главного олигарха Черногории особо не было, и он «предложение» Запада принял, развернув курс Подгорицы на НАТО. 

За этим последовали народные протесты, которые начались по двум объективным причинам.

Во-первых, сербы и выпестованные из них не так давно черногорцы – традиционно русофильский народ, и порывать с матушкой-Россией они не хотели. Эту традицию не поколебала даже некоторая прозападная ориентация СФРЮ, создавшего в свое время Движение неприсоединения. 

Во-вторых, Россия вливала в небольшую балканскую страну огромные деньги: объемы скупки недвижимости и приватизации промышленных объектов с 2006 года набежали на 1,5 млрд. долларов прямых российских инвестиций. На самом же деле, эксперты оценивают объемы вливаний суммой до 9 миллиардов: учет и контроль не самое сильное место в финансовой системе Черногории, да и ажиотажная стройка «личных дач» в статистике инвестиций не учитывалась. Зато она учитывалась в налоге на недвижимость, и бюджет страны на 25-30% заполнялся русскими деньгами. Частных объектов россиянами было приобретено десятки, если не сотни тысяч.

Протесты были внутренними и поначалу даже неполитическими. Местный «подножный» бизнес просто понял, что при вступлении страны в евроатлантический блок российский инвестор уйдет, испугавшись нестабильности. Вслед за ним уйдет и российский турист, тоже приносивший немалые деньги в казну. 

Впрочем, из-за того, что демонстрации с 2014 года давили бронетехникой, слезоточивым газом и другими спецсредствами, к парламентским выборам фактор протеста уже политизировался. И если в 2016 году Демократическая партия социалистов Мило Джукановича еще сохраняла какой-то электорат, то, согласно независимым оценкам, получить парламентское большинство уже не могла. И в правительстве задумали «госпереворот» — как повод к устранению оппонентов и закреплению своих позиций. 

Кто придумал русских шпионов?

Силовой захват с участием вооруженных группировок – это уже путч, а не «цветная революция». Путч, по мнению главного прокурора страны Миливое Катнича, якобы планировался 16 октября 2016 года — в день выборов в парламент Черногории. Но отважные герои из правоохранительных органов его вовремя обезвредили – в основном, шариковыми ручками и видеокамерами. Поэтому граждане путч «видели» только в виртуальном пространстве: по сообщениям лояльных властям СМИ и политиков.

Абсурд происходящего был очевиден уже по тому, что выборы – не самый лучший день для организации путча (если бы он действительно был). Улицы городов и административные здания в это время битком набиты полицией. Совсем уж смешным выглядел озвученный сценарий: якобы мобильная группа из Сербии, состоящая примерно из 20 бывших полицейских, под контролем российского ГРУшника должна была устранить Мило Джукановича. 

Обвиняемый «руководитель боевиков», бывший шеф жандармерии Сербии Братислав Дикич заявил, что он никакого переворота не планировал, а с лидерами черногорской оппозиции и российскими ГРУшниками даже не знаком. Но суд поверил не ему, а единственному «свидетелю» обвинения – некоему разыскиваемому за убийство Саше Синджеличу. Схема классическая: не хочешь сесть сам – говори и делай что от тебя требуют. 

Один из лидеров черногорской оппозиции Андрия Мандич тогда очень точно аргументировал, почему никакого переворота и в помине не было.

«На самом деле, в Черногории 16 октября не было никакого госпереворота. Лучшим свидетельством является то, что в этот день не было разбито ни одного окна, не была пролита ни одна слеза, не говоря уже о крови. В Черногории в этот день на улицах не было никаких вооруженных людей, заговорщиков, организованных формирований, кроме одного, а именно полиции Черногории и главного специального прокурора Миливое Катнича. Они в тот день исполняли инсценировку, которая транслировалась в прямом эфире телевидения как предполагаемое предотвращение госпереворота в день выборов», — заявил он.

Несмотря на явный абсурд обвинения, Верховный суд в Подгорице все же вынес обвинительное заключение по делу о фейковом путче. Лидеры оппозиционного «Демократического фронта» Андрия Мандич и Милан Кнежевич были осуждены.

Игровому масть не пошла

Как можно объявить о путче и тем не менее признать итоги выборов в этот день? Оказывается, чудеса бывают. 

ДПС в 2016 году бросила на агитацию бешеные ресурсы, но впервые не получила большинство в парламенте. Лишь будучи в коалиции ей удалось занять 39 мест из 81. А для назначения премьера нужен 41 голос. К слову, и путч-то возник, когда экзитполы стали предсказывать партии Джукановича поражение. И тут, что называется, «следите за руками».

«Демократический фронт» со своей коалицией и союзниками взял 29 мест. Даже партия «Позитивная Черногория», поддерживавшая  евроинтеграцию, выступила против Джукановича. При всех торгах у оппозиции оказалось не менее 37 мандатов. Силы вроде бы сравнялись в патовой ситуации.

Но тут на сцену вышли партии нацменьшинств. Хорваты, бошняки и албанцы гарантированно  получают по одному креслу, даже если не преодолеют трехпроцентный барьер. Естественно, их представители сразу же получили от ДПС предложения министерских портфелей, а правящая партия — желанный 41%. 

Оппозиция, в свою очередь, объявила, что отказывается участвовать в работе парламента. Все законы с того времени принимает «полупарламент» весьма сомнительной легитимности. Впрочем, он признан европейскими структурами – теми самыми, которые подтверждали независимость так называемой республики Косово.

Масштабирование обмана

С 2016 года ничего нового политтехнологи правящей ДПС не придумали.  Даже обвинения России в «очередной попытке вмешательства в выборы» вызывают оскомину и усмешки. 

Разве что численность населения небольшой страны неожиданно выросла чуть не на 25%, увеличив и количество голосующих на десятки тысяч людей. Впрочем, и такой шаг сам по себе не нов: в 2006 году, при проведении референдума о независимости (фактически – о разделении с Сербией), как раз выдача черногорских паспортов на албанском юге республики позволила сторонникам «независимости» получить примерно 5% перевеса. На этот раз речь идет лишь об увеличении масштабов махинаций. Если раньше паспортизацию можно было списать на ассимилированных веком ранее местных албанцев, то теперь не обойтись без завоза беженцев: нужного количества албанцев даже в приграничных районах Косово не отыскать. 

Но черногорским натурализованным албанцам и самим не нравится политика режима, и они впервые открыто перешли в оппозицию. Буквально недавно лидер политического союза албанцев Генци Ниманбегу заявил, что ДПС Мило Джукановича устраивает массовый подкуп албанских избирателей в городе Улцинь. 

А вот в протестном движении появилось не только новое, но и уникальное. 

Вера за веру 

В декабре 2019 года парламент страны принял скандальный закон «О свободе вероисповедания», по которому все церковное имущество, принадлежавшее государству до 1918 года, должно быть возвращено в госсобственность. Исключением являются те объекты, на которые собственник может предъявить соответствующие документы. Понятно, что документы на средневековое имущество собрать проблематично. Своим следующим шагом правительство может передать все святыни новой черногорской православной церкви, никем не признанной. 

И вся Черногория вышла на крестные ходы. Страну сотрясают протесты, которые не удалось приостановить даже под предлогом пандемии. Власти запрещали проводить массовые крестные ходы – люди стали собирать колонны автомобилей. Обозначился раскол и в рядах ДПС: нападки на веру не поддержали даже многие члены правящей партии. Церковь на этой земле – это символ борьбы против османского геноцида и выживания народа, который в ту пору не делился на сербов и черногорцев.

Угрозы в адрес Церкви и гонения на священников заставили разрозненную оппозицию сплотиться в коалицию «За будущее Черногории»: движению удалось объединить 11 различных партий. 

Лидер коалиции, профессор факультета машиностроения Университета Подгорицы Здравко Кривокапич высказался ясно и недвусмысленно: «Сейчас речь идет о некоем пике, кульминации. Закон о свободе вероисповедания, принятый в конце 2019 года, побудил к объединению всех тех, кто имел ясное отношение к вере. Избранный народом способ противостояния  – через молебны и крестные ходы — исторически стал самым убедительным. За последние 200 лет эти мирные шествия верующих оказались в новинку для всей Европе».

Впрочем, в коалиции намерены не только отозвать скандальный закон, но и исправить все, что наворотила группировка Мило Джукановича. Прежде всего, восстановить отношения с Сербией и Россией. 

«Считаю противоестественным, когда традиционных союзников провозглашают неприятелем. Вы должны их уважать хотя бы за то, что они помогают в экономическом плане, не говоря уже о традиционных  исторических связях. Мы должны строить хорошие отношения со всеми, кто этого заслужил. В первую очередь, с соседними государствами и, конечно же, с Россией, которая всегда была расположена к Черногории», — говорит Кривокапич.

К слову, среди потенциально изымаемых у СПЦ святынь есть и  знаменитая десница Иоанна Крестителя, которую после революции 1917 года от уничтожения спасли офицеры русской армии. Реликвия  оказалась на Балканах, где затерялась в хранилищах госбезопасности СФРЮ. Позже её там обнаружил митрополит Черногорско-Приморский  Амфилохий, который в свои преклонные годы вновь защищает православный народ от безверия, а свою церковь – от нового поругания циничным режимом Джукановича. Хотя ранее владыка никогда не голосовал, в этот раз он допустил исключение, а также призвал всех верующих – а нему прислушиваются и в мусульманских мечетях – прийти на выборы и отдать свой голос.