Черногория осталась без правительства. Каковы ее перспективы?

Эпопея с подписанием 3 августа Основного соглашения между правительством Черногории и Сербской православной церковью (СПЦ) завершилась отставкой правительства Дритана Абазовича. 19 августа, в ходе многочасового противостояния в Скупщине недоверие кабинету выразили 50 депутатов из 80. При этом в голосовании участвовал 51 депутат и только один воздержался. Остальные 29 членов парламента, в том числе из правящей коалиции, предпочли самоудалиться. Примечательно, что премьер Абазович был в буквальном смысле  политически расстрелян представителями всех партий черногорского истеблишмента, включая бывших союзников по коалиции. 

«За» отставку его кабмина проголосовали Демократическая партия социалистов (ДПС), Социал-демократическая партия, Либеральная партия, Демократический союз албанцев, депутаты из рядов Демократической Черногории, Партии бошняков, партии Истинная Черногория и Объединенная Черногория.

Бывший спикер парламента страны, лидер «Демократической Черногории» Алекса Бечич — и, видимо, один из главных триумфаторов наряду с президентом Мило Джукановичем (главой Демократической партии социалистов), — заявил, что после падения правительства Абазовича сразу могут начаться переговоры о формировании нового кабинета. Основываться они будут на результатах всенародного голосования двухлетней давности. Самая вероятная смычка — это коалиция ДПС и Демократов Бечича. 

Интересно, что спустя два дня после голосования о вынесении вотума недоверия правительству Черногории Бечич в эфире одного из телеканалов заявил, что утверждения об антиправительственном сговоре его партии с ДПС не соответствуют действительности. «Единственный договор, заключенный в предыдущие месяцы, — это договор между [президентом] Джукановичем, [премьером] Абазовичем и Йоковичем (лидером Социалистической народной партии Черногории), которым перечеркнуты достижения 30 августа и сформировано 43-е правительство», — заявил Бечич, добавив, что последний раз видел Мило Джукановича в прошлом году, на одном из заседаний Совета по обороне и безопасности Черногории. 

Аналитики не исключают и досрочных выборов, о чём много и долго говорилось в ходе «трибунала» над Абазовичем. Если новое парламентское большинство будет согласовано в течение 30 дней, оно сможет представить кандидатуру нового главы правительства президенту Мило Джукановичу: так считают «победители».

Сам Абазович ещё накануне заявлял, что в случае его отставки страна опять скатится к национализму, а власть перейдёт к «сигаретной мафии». 

«Организованная преступность по-прежнему использует щупальца, чтобы продолжать редактировать политические отношения», — заключил Абазович.

Итак, дело местного «удельного князя» Джукановича живёт и побеждает. Теперь, видимо, настал его звёздный час. 

Продолжающийся уже несколько лет конфликт между руководством Черногории и СПЦ вроде бы должен был закончиться 3 августа — после подписания так называемого Основного соглашения. Теперь становится ясно, что процесс легитимизации Сербской церкви в стране затягивается. Возможно, на неопределенный срок. 

Ещё до подписания документа Джуканович запустил кампанию по его дискредитации. Именно президент — многолетний инициатор гонений и притеснений сербов в некогда единой стране. Он же стал главным противником сохранения влияния СПЦ в Черногории. 

Началось всё с принятия в декабре 2019 года противоречивого Закона «О свободе вероисповедания». Тогда многие увидели в этом попытку Джукановича избавиться от опеки СПЦ, а заодно и от «великосербского наследия» в православном, политическом и отчасти этническом мире Черногории, а еще прибрать к рукам значительную собственность церкви. 

В первую очередь Джуканович старался избавиться от последних «пут» сербского и югославского доминирования, как ему казалось, и установить истинно черногорскую цивилизацию со своей «аутентичной церковью». Чем не Порошенко со знаменитым «томосом» от Константинопольского патриарха?

Антисербские тенденции процветают в черногорском политическом и этнокультурном пространстве давно. Тем не менее многим понятно: разделить сербов и черногорцев — весьма лукавый и искусственный процесс, ведь Сербию и Черногорию связывают многовековые узы. Но, как оказалось, если очень постараться, все возможно. Если раньше официальным языком Черногории был сербский, то теперь это «черногорский», снабжённый к тому же двумя новыми буквами алфавита — чтобы не было сомнений. Именно сербы после югославского развода почему-то оказалась изгоями в черногорском социуме, едва превышающем по населению 620 тыс. человек.

Примечательно, что Мило Джуканович — инициатор скандальных политических манипуляций — напрочь отрицает обвинения в антисербских сентенциях. Более того, он пытается представить себя политиком, выступающим за конструктивные отношения с Белградом. Якобы там проживают близкие ему люди, «семья» (хотя последний раз в соседней стране он был более двух лет назад). 

Вместе с тем президент Черногории обвиняет СПЦ в попытке сохранить религиозную монополию в стране. Он неоднократно заявлял, что будет добиваться автокефалии для «черногорской церкви» по примеру Украины. В 2019 году, в рамках создания новой церкви, кабинет министров Черногории провел через парламент закон «О свободе вероисповедания», предусматривающий изъятие церковной собственности у СПЦ. Речь идет о более чем 650 святынях, включая известный в православном мире монастырь Острог.

Когда Джуканович узнал о намерениях Абазовича подписать договор с СПЦ, он первым встал на дыбы. Бывший коммунист (его партия — прямой наследник компартии Черногории времён Тито), по слухам — непреклонный атеист, он немедленно обьявил тревогу. 

Согласно мировоззрению Джукановича, «премьер-министр Абазович больше заботится об интересах властей в Белграде, чем об интересах страны, премьер-министром которой он является». Кроме того, «СПЦ, как самый подлый инструмент великосербского национализма и русского империализма на Балканах, пытается помочь украсть черногорскую историю».

Сербия в целом является постоянным объектом нападок Джукановича, особенно в связи с проектом «Открытые Бакланы». Президента буквально взбесило желание премьера Абазовича выстроить какие-то рамки для взаимодействия с этой структурой, что тот озвучил на недавнем саммите «Открытых Балкан» в македонском Охриде.

Джуканович убеждён: «Да, это очень спорно. Это альтернативный сценарий для будущего Западных Балкан за пределами ЕС. Такое нам не нужно. Нам нужно членство в ЕС. Те, кто не видит наш регион в Европе, не видят многоэтнической демократии на Балканах. Им нравится идея изменения границ, этнической и религиозной гомогенизации в расширенных государствах. Как обычно, все традиционно начинается с сербской стороны. На этот раз — с „сербского мира“, и продолжается такими же великодержавными выходками». 

Абазович, увы, проиграл Джукановичу, что, впрочем, оказалось вполне нормальным явлением для «евроатлантического эмирата» Черногории. 

Примечательно, что американское посольство в Подгорице буквально в тот же день, когда завершилась эпопея с Абазовичем, выступило с заявлением от имени Госдепартамента, в котором призвало черногорские власти как можно скорее сформировать новое правительство, которое, естественно, останется верным идеалам НАТО и пути в ЕС, а также будет приверженно западной политике санкций в отношении России.

© 2018-2022 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх