В апрельском номере журнала Esquire вышло большое интервью сербского артиста театра и кино Милоша Биковича, в котором он поделился своими воспоминаниями о бомбардировках НАТО Югославии, прокомментировал современные политические проблемы Балканского региона, а также рассказал о том, что унаследовал любовь к России «на генетическом уровне». Высказывания актера приводит портал «Балканист».

Большая слава в России пришла к Милошу Биковичу после выхода в широкий прокат российско-сербской картины «Балканский рубеж», в которой он сыграл одну из главных ролей. На вопрос о том, обвиняли ли в России артиста в «ура-патриотизме» за участие в данном проекте, он отметил, что нашел бы, что ответить на критику. 

«Я хорошо помню этот период, я сам видел эти бомбардировки. ”Балканский рубеж” — это не сербская пропаганда. Обычно в этой истории (нас так убеждали) сербы — злодеи. В лучшем случае в конфликте виноваты все, но сербы (по возможности) больше. Вот это — пропаганда. ”Балканский рубеж” — это взгляд с другой точки зрения», — ответил актер.

Он рассказал, что его детство пришлось на 90-е годы, когда Югославию раздирали войны.

«Я родился в 1988-м. Три года спустя началась первая война в Хорватии, в 1993-м — в Боснии. В 1998-м вспыхнул конфликт в Косово, в 1999-м начались бомбардировки. Мои первые воспоминания — санкции, пустые магазины, деньги, которые могли обесцениться за день. Помню 1999-й, когда нам говорили, что надо избавиться от Милошевича, что он уничтожил страну. Я все это помню. И мне кажется, все было совсем не так, как об этом говорят», — подчеркнул Бикович. 

Он отметил, что несмотря на то, что время боевых действий прошло, тем не менее на Балканах по-прежнему неспокойно. 

«На Балканах сейчас ситуация, которую мы называем ”бочка с порохом”. Никто не воюет, но ситуация понятна: в каком-нибудь хорватском городе запрещают кириллицу или громят машину с сербскими номерами, албанцы сжигают сербские продукты, македонцы устраивают драку в парламенте. У Македонии и  Албании назревает конфликт, у Албании и Черногории тоже. Как и у Черногории с Сербией. И это подогревается СМИ, политиками, которые таким образом набирают баллы», — перечислил актер.

Отдельно он прокомментировал кризис в Черногории.

«В Подгорице люди выходят на улицы. Правительство приняло закон о происхождении имущества церквей, и к любому зданию старше 1918 года вопросы — институция должна доказать права на то, чем владеет. Короче, забирают все в свои руки. Государство забирает сербскую православную церковь, потому что не может контролировать ее. Хочет свою, черногорскую церковь. Они хотят создать свой народ, потому что еще 10 лет назад все в Черногории считали себя сербами. Меняют письменность, религию, основали новую церковь», — говорит Милош Бикович.

При этом он критически относится к широко распространенному на Балканах посылу «Мы должны идти в Европу». 

«Зачем? Думаю, нам нужно развивать свой потенциал — духовный, экономический. Подлинный. Мы будем привносить в мировую культуру что-то свое, это же лучше, чем копировать их достижения. Мне кажется, эта проблема актуальна не только для Сербии, но и для России, — считает сербский артист. —  В России есть культурное наследие, таланты, чтобы подарить миру что-то свое, а не терять себя, копируя Запад».

Отвечая на вопрос о том, приглашали ли его в политику, Милош Бикович рассказал, что такие предложения поступали.

«Приглашали. Но я не пошел. Если заниматься политикой, то серьезно. А пока — не мое. Я думаю, что искусство, то, чем я занимаюсь, — важнее, потому что это над политическими конфликтами. ”Ты прорусский или проевропейский? Ты консерватор или либерал?” Эти разделения искусственны. Надо делать то, что всем необходимо: работать для укрепления идентичности сербского народа. Снять еще десять, пятнадцать, двадцать фильмов, которые помогут народу понять, кто мы такие. Нужно принять здоровое отношение к своей истории, чтобы народ снова почувствовал себя достойным свободы. Мы дорого за нее заплатили. Давайте этой свободой пользоваться. Такие вопросы не решаются быстро, но давайте хотя бы начнем», — считает Бикович.

Говоря о том, как зародился его интерес к России, артист признался, что любовь появилась благодаря близким родственникам.

«Это связано с моими братом и дедушкой. Мой дед вместе с красноармейцами освобождал Югославию. Был такой случай — мама мне рассказывала — они ходили с бабушкой на русское кладбище оставить на могилах цветы. Мама спрашивала бабушку: ”Ты знаешь, кто эти люди?” — ”Нет, не знаю. Но к ним никто не приходит, а они тоже наши, жизнь отдали за нашу страну. Это наши братья”. Такое отношение принято у сербского народа. А Достоевским я увлекался еще и потому, что в вузе считали так: если ты не знаешь русскую классику, ты вообще вряд ли способен играть». 

Фото: Дмитрий Лане