Балканы становятся новой ареной противостояния сверхдержав: ждет ли регион очередной взрыв?

На минувшей неделе стало известно о том, что десять стран сообщили о готовности отозвать свое признание независимости Косово: об этом, в частности, пишет сербская газета «Политика» со ссылкой на собственные источники. Какие именно страны, в материале не сообщается, дабы не подвергнуть их давлению США, однако отмечается, что это государства Африки и Азии.

Издание приводит мнения как сербских, так и албанских экспертов, которые сходятся в оценке причин подобного развития событий. Так, албанский аналитик Эмир Абраши указывает на провалы самопровозглашенной республики во внешнеполитической стратегии, отмечая, что нынешнее «правительство» сосредоточило внимание исключительно на европейском направлении.

Такая позиция действительно вызывает удивление, ведь почти все страны Европы признали Косово, причем практически сразу — повинуясь «евроатлантической солидарности». До сих пор в Европе Косово не признали лишь Босния и Герцеговина (там право вето наложили сербы), имеющие собственные территориальные проблемы Молдова, Кипр и Украина, еще Белоруссия, всегда поддерживающая позицию России, Греция, поддерживающая Кипр, Румыния — в знак солидарности с Молдовой — и Словакия. Работать в Европе косоварам не над чем. Тем более, повторю, позиция большинства стран целиком совпадает с курсом США.

Иное дело – государства Азии и Африки. В свое время многие из них признали самопровозглашенную республику из разных побуждений. Кто-то сам хотел проявить солидарность с Западом, кто-то получил от Запада какие-то подачки, кто-то просто не разобрался в ситуации.

Многие потом признания отозвали. Опять же, по разным причинам: то ли в ситуации наконец-то разобрались и сочли, что отзыв признания будет способствовать мирному решению проблемы, то ли американских денег показалось мало. Таких стран пока 16, а если прогноз «Политики» сбудется, их будет 26, а это уже весьма немало.

Действительно, внешняя политика Приштины за пределами Запада или в странах, которые не являются его вассалами, терпит поражение. Собственно, ее и нет, этой внешней политики. Во главе республики стоят боевики, сменившие камуфляж на дорогие костюмы, ни о какой дипломатической школе там и близко рассуждать не приходится. Многие эксперты справедливо указывают на такие неверные шаги «правительства» Альбина Крути, как увольнение послов в Австралии и Сенегале (это были дипломаты, назначенные по указке Запада). Все это явно не способствует укреплению влияния косовской дипломатии. 

Еще одной грандиозной ошибкой многие сочли желание Приштины «подхрюкнуть» Вашингтону и открыть посольство в Иерусалиме. Исламский мир такого не прощает, и если первым, кто в свое время признал Косово, был Афганистан, то он же может оказаться вверху списка тех, кто в ближайшее время может отозвать признание, — как только там к власти вернутся «талибы» (запрещенная в России организация), и влияние США упадет до близких к нулю отметок.

Триггером к началу условного «парада отзывов», по мнению экспертов, станет истечение годового моратория, предусмотренного Вашингтонскими соглашениями.

Год назад в США были подписаны соглашения о нормализации экономических отношений между Белградом и Приштиной, согласно которым Сербия согласилась приостановить кампанию по отзыву признаний Косово, а Приштина обязалась не подавать заявок на членство в международных организациях и не лоббировать свое признание другими странами.

Эти соглашения были заключены при личном вмешательстве и посредничестве тогдашнего президента США  Дональда Трампа, для которого это было серьезным внешнеполитическим успехом. Понятно, что он был временный и скорее показушный — как и его соглашения с КНДР, — но для Трампа такие успехи были исключительно важны. И можно не сомневаться, что, если бы он остался на второй срок, то продавил бы продление годового моратория.

Однако Трамп перестал быть президентом. На его место пришел демократ Джо Байден, чья позиция по бывшей Югославии в корне отличается. При Бараке Обаме он курировал данный регион и отметился одиозными высказываниями про сербов, назвав их «дегенератами». Накануне выборов Байден обещал изменить «несбалансированный подход» администрации Трампа к косовскому вопросу. Читай: перечеркнуть все его достижения на пути стабилизации.

Таким образом, можно не сомневаться, что по истечении моратория Приштина немедленно начнет бурную деятельность — охоту за признанием своего «суверенитета»  по всему миру. Как сообщают источники «Политики», Запад вместе с Турцией поставили цель в ближайшее время сделать так, чтобы признающих Косово стран стало больше сотни.

Каждое действие рождает противодействие, и параллельно с этим Белград, также освобожденный от условий Вашингтонского соглашения, развернет не менее масштабную кампанию по лоббированию отзыва признания сепаратистов.

И надо отметить, что деятельность эта намного плодотворнее усилий Приштины. Из 98 стран, признавших Косово, больше половины сделали это практически сразу. За последние же пять лет к ним присоединились лишь шесть стран, две из которых передумали. Всего же за эти же пять лет признавать Косово государством отказались 15 стран. Это наглядно показывает, чья дипломатия сильнее, — при том, что косовская подкреплена влиянием Запада. Но, очевидно, оно не безгранично.

И благодатным полем для работы по отзыву признаний являются не только исламские страны, не готовые простить Приштине Иерусалим, но и государства, в которых растет влияние России и Китая.

На это тоже обращает внимание «Политика». По мнению опрошенных ею экспертов, Москва и Пекин нуждаются в сближении по целому ряду вопросов, по которым они вынуждены противостоять Вашингтону.

С Россией все понятно — мы со Штатами уже восьмой год фактически находимся в состоянии новой «холодной войны». И в отношениях с Пекином Вашингтон тоже начал действовать по схожему сценарию. Началось это еще при Дональде Трампе, который сразу же нарушил установленную с 1979 года традицию не иметь официальных контактов с Тайванем, что привело КНР в бешенство. Все последующие четыре года Трамп активно пытался бороться с Поднебесной на всех возможных фронтах. 

Речь не только о морских и островных территориях, которые Китай считает своими и куда американские военные корабли ходят как к себе домой, что в Пекине расценивается как шаг до полноценной агрессии. США все эти годы активно пытаются выдавить Китай из тех регионов, где он сильно укоренился, от Юго-Восточной Азии до Африки. 

Если кто-то рассчитывал, что при Байдене противостояние с Пекином пойдет на спад, то напрасно. Байден сразу заявил, что Вашингтон и его союзники намерены привлечь КНР к ответственности по вопросам, касающимся Тайваня, Южно-Китайского моря и по ряду других тем. Иными словами, в политике США по отношению к Китаю в всерьез и надолго установился «трампизм» — неважно, с Трампом или без. И противостояние будет вестись по всему миру. В первую очередь, как я уже отмечал, в Азии и Африке.

Как раз эти регионы и упоминают источники «Политики» в контексте статуса Косово. Именно они являются слабыми местами, где исход противостояния — под большим вопросом. Государства, в которых будет усиливаться влияние Пекина, будут ориентироваться на него по всем внешнеполитическим вопросам — в том числе, по косовскому.

Что касается взаимодействия Пекина и Москвы по тем аспектам, где совместными усилиями можно снизить или даже свести на нет влияние Америки, то тут есть немало примеров, в том числе, и в бывшей Югославии. 

Дело не только в отстаивании территориальной целостности Сербии. Недавно Москва и Пекин призвали к сворачиванию мандата Верховного представителя ООН в Боснии и Герцеговине. По мнению РФ и КНР, он выполнил свою миссию и больше не нужен. На заседании СБ ООН это предложение принято не было. Кроме того, несмотря на то, что Россия и Китай были против назначения на эту должность немца Кристиана Шмидта, его кандидатура фактически была навязана США в обход Совбеза.

Своевременность российско-китайской инициативы хорошо проиллюстрировали действия предшественника Шмидта – Валентина Инцко, который, уходя, заложил бомбу с часовым механизмом под государственность БиГ. Своим указом он ввёл в Уголовный кодекс страны статью, предусматривающую запрет «отрицания геноцида и прославления военных преступников». В ответ в Республике Сербской приняли решение о том, что сербы не буду принимать участие в работе совместных органов БиГ, а указ Инцко не будет исполняться на территории этого энтитета. Сегодня все чаще звучат заявления от официальных лиц РС о том, что единство БиГ под большим вопросом, и последние события рискуют стать последней каплей в чаше терпения сербов. Дальше может произойти реальный взрыв, и хрупкая государственность БиГ обрушится.

Единственное разумное объяснение того, зачем американцы расшатывают хрупкую стабильность на Балканах, — это то, что они пытаются предотвратить рост влияния Поднебесной, которое может быть усилено традиционно сильным влиянием в регионе России.

Интересно, что год назад американское издание National Interest резко негативно комментировало активность Пекина в регионе, а именно строительство мостов в Хорватии, инвестирование в энергетическую инфраструктуру Боснии, развитие сетей 5G в Сербии. По мнению авторов, «это может привести к новой войне на Балканах». 

Мы давно привыкли к тому, что вся американская внешняя политика — это кривое зеркало. Вот и здесь, заявляя о том, что «усиление Китая может взорвать регион», американцы делают ровно то, от чего предостерегают Пекин.

Что это? Действия по принципу «ни вашим ни нашим»? Отказ от признания собственных провалов? А ведь все контуры, установленные в регионе по итогам югославских войн, — это и есть один сплошной провал. Они могли оставаться стабильными лишь в условиях однополярного мира. Сегодня выясняется, что они могут рухнуть. Судя по всему, американцы, уходя, готовы сжигать за собой мосты.

Дмитрий Родионов,
директор Центра геополитических исследований 
Института Инновационного Развития

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх