Балканский связной

Памяти Олега Александровича Дзызы посвящается

Первым человеком, с которым я встретился в Белграде, прилетев туда впервые в жизни дерзким 24-летним юнцом, стал пригласивший меня незамедлительно приехать в Посольство Олег Александрович Дзыза. Было это так: взяв билеты в Сербию за две недели до первого тура президентских выборов 2008го года, по прилёту, прямо из такси, я набрал номер советника российского посольства, данный мне Сергеем Николаевичем Бабуриным, и услышал предложение тут же приехать — уже через пятнадцать минут я стоял перед входом в представительство Родины. Олег Александрович ждал меня в комнате переговоров справа от входа — переговорная была родом из советской эпохи — горчичного цвета торшер с характерной бахромой в углу, диван, два кресла и журнальный столик, на котором стоял старый дисковый телефон в цвет торшера. Советник располагал к себе — несмотря на большую разницу в возрасте, был довольно демократичен в общении, серьёзен, но весел. Проговорили мы с ним тогда сразу часа полтора, и после неоднократно встречались в этой переговорке, периодически чередуя её с кафе напротив посольства с как будто намекающим на что-то названием «Дарданеллы». На Балканах же всё полно двузначности и обратных смыслов. В «Дарданеллах» Дзыза обычно заказывал его любимый сок «од боровнице» — черничный, а иногда, если встречи проходили вечером, мог позволить себе стаканчик виньяка — местного бренди. Иногда казалось, что он знает совершенно всё про Сербию и сербов, и нет в стране такого политика, чьё взросление не пришлось бы на период работы Дзызы. Свою первую командировку в Югославию как дипломат он начал ещё в далёком 1976-м, помнил титовские марафоны в день молодёжи, смерть и похороны югославского лидера в 1980-м, и визит дорогого Леонида Ильича Брежнева на них.

Олег Александрович был невероятно душевным и добрым, порядочным и остроумным человеком. Если бы все российские дипломаты были такими, как он, — у нас был бы другой МИД и другая внешняя политика. Спустя годы можно вспомнить — работа Олега Дзызы больше всего напоминала стиль западных дипломатов. Он не боялся везде присутствовать, со всеми встречаться, приходить в гости и приглашать к себе, не боялся иметь своих любимчиков среди сербских политиков и быть немножко сербом среди сербов. Его политический нюх и пристрастия не подвели — отмеченные им политики спустя время стали во главе Сербии. Скажу больше — по большому счёту, Олег Александрович стал первым российским дипломатом на Балканах, кто позитивно воспринял идею работы российских политконсультантов на местные партии и, что уж греха таить, помогал нам в коммуникации с сербами. Я не знаю никого ни до, ни после из его коллег, кто был бы настолько же свободен в своих действиях и мнениях, как Дзыза.

Свои принципы Олег Александрович формулировал просто: за границей ты должен переходить улицу только на зелёный свет — то есть, принципиально соблюдать все местные законы, даже если не все местные их соблюдают; если ты работаешь с конкретной силой, будь готов к тому, что тебя с ней репутационно надолго свяжут; позвони близкому человеку, перед тем как к нему приехать, — не ставь никого в неудобное положение. Да, это Балканы, детка, здесь всё возможно.

«По воскресеньям в Белграде работают только светофоры и российское посольство», — любил говаривать он. И работал почти без выходных сам. После выхода на дипломатическую пенсию в начале 2010-х, он остался в Сербии, имея без шуток десятки предложений о трудоустройстве от разных российских компаний. И в самом деле — для любого бизнеса заполучить к себе в команду такого блестящего коммуникатора и специалиста по связям с сербской властью, как Олег Дзыза, дорогого стоило. Он был советником директора крупнейшей со времён Югославии компании, строившей резиденции президентов и возводившей ГЭСы по всему миру, затем советником энергетической компании, имевшей бизнес в половине балканских стран, затем директором Балканского центра научно-экономического сотрудничества. Все люди, с кем работал Дзыза, были о нём самого высокого мнения. Не будет лукавством и следующее утверждение — нынешнего уровня политического и экономического сотрудничества Москвы и Белграда не было бы близко, если бы не те коммуникации, которые обеспечил Олег Дзыза. Это он организовал первую встречу тогда ещё оппозиционного политика Томислава Николича с Дмитрием Медведевым, а позже — с Владимиром Путиным. Это он познакомил нынешних балканских РФ-кураторов с их сербскими визави. Без него, в том числе, возможно, не было бы и нынешней ситуации, когда Сербия под руководством президента Александра Вучича остаётся единственной страной в Европе, не введшей санкции против России.

Олег Александрович был безусловным, отчаянным патриотом России. Корни его — с Украины, из Запорожской области, где только в двух деревнях можно встретить такую редкую фамилию — Дзыза. Его отец, прошедший всю войну и дослужившийся до генерал-лейтенанта, командовал воздушными атаками советских самолётов против американцев в небе над Корейским полуостровом во время Корейской войны и был старшим военным советником во Вьетнаме, чем сын потом очень гордился. В семье Дзызы мальчиков принято называть Олегами и Александрами, так что два сына Олега носят эти имена. Среди прочих, конфидентами Олега Александровича были два известных политика по имени Александр. Ближайший друг Олега Александровича — Олег Голубович, внучатый зять Тито, они познакомились ещё на экономическом факультете МГУ во время учёбы в Москве. Для меня же тёзка стал своего рода балканским папой и учителем. Такая магия имён. Всегда поздравлял двух Олегов с русскими именинами 3 октября. Последний раз услышал голос Олега Александровича как раз на день Святого Олега в этом году…

Невероятно скромный в быту, Олег Александрович в конце жизни мечтал о домике на Фрушкой горе в Воеводине. Но, увы, этой его мечте было не суждено исполниться — накануне планируемой сделки Олега Александровича поразил первый инсульт. Это случилось аккурат перед государственным визитом президента Владимира Путина в Сербию в январе 2019 года. Помню, как узнал об этом совершенно случайно по прилёту в Белград, когда ко мне подошёл сын Олега Голубовича Иван — правнук Тито, работавший с Дзызой. Приехав в больницу Святого Саввы, я обнаружил своего дорогого учителя в палате с видом на вокзал. Не в силах говорить вслух, он продолжал шутить шёпотом. Помню, как сказал ему тогда: не торопитесь уезжать от нас, а он в ответ: сам не хочу, да и поезда отсюда уже не ходят.

Действительно, тогда начинался перенос вокзала из его исторического здания на новое место. Теперь там стоит памятник основателю сербской государственности Стефану Немане работы российского скульптора Александра Руковишникова. Кстати, и свою лепту в увековечивание памяти советских генералов, освобождавших Белград от фашистов, Олег Александрович тоже внёс. Именно благодаря Дзызе вернули переименованные в 2000-е названия улицам генерала Жданова и маршала Толбухина, а на Новом Белграде — бульвару Красной Армии.

Наверное, масштаб личности и роль Олега Дзызы в развитии российско-сербских связей нам всем ещё только предстоит осмыслить — ведь о многом даже сейчас говорить вслух преждевременно. Но в том, что он заслуживает улицы своего имени в сербской столице — сомнений нет. Пусть эта улица будет скромной и не в центре — другого бы сам Олег Александрович и не принял — но её не может не быть. На ней сербские дети будут играть в футбол после уроков русского в школе, многочисленные белградские собачники — гулять со своими домашними любимцами, забывая пакеты, а на заботливо ухоженных грядках возле малоэтажных домиков — в мае цвести красные маки как символ победы жизни над смертью. Нашей победы, как любил говорить О.А. Дзыза. Царствие Небесное и светлая память!

Олег Бондаренко, основатель и главный редактор «Балканиста», ученик О.А. Дзызы

© 2018-2023 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх