Now Reading
Журналист «Первого канала»: «Что такое цинизм? Это бомбардировки Белграда и Югославии 1999 года!»

Журналист «Первого канала»: «Что такое цинизм? Это бомбардировки Белграда и Югославии 1999 года!»

Журналист «Первого канала» Евгений Баранов стал героем 9-го эпизода фильма «20 лет после агрессии НАТО», подготовленного сербской редакцией информационного агентства Sputnik. Серия вышла 23 апреля, в день 20-летней годовщины бомбардировок здания государственной телекомпании РТС. 

Евгений Баранов был одним из десяти российских военных корреспондентов, работавших время бомбардировок Югославии, и стал свидетелем целого ряда трагических эпизодов. «Первый же томагавк, который прилетел в Белград, попал мне в голову. Я в Белграде повзрослел второй раз в жизни», — вспоминает журналист. 

В здание РТС ракета ударила 23 апреля, в 2:06 ночи. НАТО объявило телекомпанию «легитимной» целью и «оружием пропаганды авторитарного режима».  

«Об ударе мы узнали буквально сразу. Мы были здесь минут за 20-25 до того, как ракеты прилетели сюда. Обычно мы “перегоняли” свои сюжеты в Москву с крыши Дома армии. В тот день там была техническая проблема, и мы приезжали сюда, потому что здесь были размещены тарелки западных компаний. Поэтому мы были в районе Клуба писателей, когда это все случилось. Первой была мысль: что с людьми?», — рассказывает Евгений Баранов. 

Трагедия унесла жизни 16 сотрудников РТС, еще 16 человек были ранены. Самой молодой жертвой стал 25-летний помощник техника Дарко Стоименовский. Самым пожилым оказался 61-летний редактор Томислав Митрович.

«Мы не знали никого из группы людей, кто делал выпуск и погиб. Потом много говорили о том, кто виноват, почему не вывели… Для меня это с самого начала было поразительным цинизмом. Как можно обвинять людей в том, что они продолжают работать, когда их бомбят, и не обвинять тех, кто их разбомбил? Это же абсурд. Как бы мы ни относились к на тот момент директору РТС, который отсидел 10 лет… За что? За то, что в него всадили ракету?» — вспоминает журналист.

В отличие от большей части западной общественности, в России страшные сцены разрушенной страны и человеческих жертв встречали всеобщее осуждение и вызывали болезненные воспоминания.

«Помню, меня потряс старик возле здания МУПа [Министерства внутренних дел], только разбомбленного и еще дымившегося. Было ранее утро. Это был явно ветеран войны: мы видели на нем орденскую планку под плащом. Он стоял и смотрел на все это. На всю жизнь запомню его глаза, потому что и мы в тот момент ощущали странное чувство, что мы узнаем тревогу – ту сирену. Он-то был участником войны, а мы – “внуки”», – отмечает Евгений Баранов.  

«Все это был сплошной поток цинизма: все, что они [представители Запада]говорили. Элементарное сопоставление всего, что они говорят и что делают, это просто определение для Википедии “что такое цинизм”. Цинизм – этобомбардировка 1999 года Белграда и Югославии», — говорит журналист. 

Помимо многочисленных репортажей Евгений Баранов снял несколько документальных фильмов, два из которых посвящены Югославии. Это «Милосердный ангел» и «Косово – Край, осужденный на изгнание». В одном из них было предупреждение: не ждите объективности и беспристрастности. 

«[Фильм] делался под впечатлениями от погрома 2004-го, который происходил на моих глазах, поэтому беспристрастности после того, что я там видел, уже от меня было ждать невозможно. А поскольку никто и не требовал ее, я счел возможным пойти по пути своих западных коллег, которые, не предупреждая, что это не будет беспристрастным, занимались прямой пропагандой войны на протяжении всех лет подготовки бомбардировки и по сию пору занимаются тем же самым», – говорит Евгений Баранов. 

«Это тактика уничтожения. Что бы они ни говорили, это тактика уничтожения. И да, потом мы видели ее повсеместно, примерно по одним и тем же принципам… Но ничего более циничного я все равно не помню нигде, — вспоминает журналист. – А потом был 2004 год, был погром, который окончательно расставил все точки над “и”, и стало все понятно… Если изначально говорили, что это “гуманитарная интервенция” и “принуждение Белграда к миру”, то, увидев, как они себя ведут, когда получили все, что хотели, уже никаких вопросов не осталось». 

Фильм, где демонстрируются кадры сожженных сербских церквей и монастырей на Косово и Метохии, пожаров и разрушенных сербских кладбищ, сталнапоминанием не только всему миру, но и России об агрессии НАТО против Югославии. Более того, он содержит и «урок» от одной беженки. Она покинула Косово в 1981 году, когда там начались беспорядки, перебралась в Сараево, акогда оттуда снова была вынуждена бежать, вернулась в Приштину. Евгений Баранов познакомился с ней в 2009 году, когда снимал фильм о погромах на Космете.

«Почему я о ней вспомнил? Потому что в интервью она сказала: “Сколько же можем мы вам рассказывать? Пора уже вам открыть рот и рассказать всем, потому что все, что пережили мы, в конечном счете предназначено вам”. Слава Богу, с оружием к нам прийти не получится, а все остальное мы и так переживаем – и санкции, и демонизацию, и все, что угодно. Осталось только попробовать нас разбомбить. Пускай попробуют», – заключает журналист.