Сербия против насилия: кто призывает к «майдану» и сценарию Курти на улицах Белграда?

Мы на Украине, в Киеве, на площади Майдан. Отсюда мы призываем вас выйти на протест в Белграде. И знайте, ничто не случайно. Таким образом во время недавнего пребывания на Украине депутат парламента Сербии Александр Оленик озвучил свой план уличных протестов, официально названных «Сербия против насилия». В своём желании свергнуть власть во главе с президентом Александром Вучичем на улице, путём насилия, вышеупомянутый гость из Киева в рядах сербской оппозиции далеко не одинок. Предложения государственного руководства разрешить все разногласия на выборах представителями многих партий игнорируются. Особенно из числа прозападных и неолиберальных кругов. Сегодня они громче всех призывают к уличным протестам. При этом они утверждают, что митинги не носят партийный характер, а якобы являются стихийной и массовой реакцией недовольных граждан.

Политики из рядов оппозиции заявляют, что выборы — не решение, потому что для их проведения нет демократических условий. Это их наиболее распространенное объяснение того, почему они до сих пор не побеждали на выборах. Никто из них не признаёт, что причина кроется в том, что их политика часто противоречит мнению большинства избирателей Сербии. Практически все опросы общественного мнения показывают, что от 80 до 90% граждан выступают против признания «независимого» Косово, вступления в НАТО или введения санкций в отношении России. По этим ключевым вопросам правительство настаивает на следовании волеизъявлению большинства народа, в то время как оппозиция глубоко разделена.

Едина оппозиция только в разговорах о «недемократической атмосфере», созданной властью, которая должна послужить поводом для повторения «майдана». Такой рецепт уже открыто порекомендовали и отдельные представители Запада. Во внутренние дела Сербии недавно снова вмешался старший научный сотрудник Джеймстаунского Фонда в Вашингтоне Януш Бугайский, известный своей критикой в адрес Белграда и призывами к признанию самопровозглашённого Косово.

«Сербия, вероятно, стоит на пороге демократической революции, которая сменит коррумпированный автократический режим», — такими словами Бугайски поддержал нынешние протесты.

Часть оппозиции предложила руководству страны «более мягкий» сценарий и «компромисс» — формирование переходного правительства, в котором они бы участвовали вместе с правящим большинством. Опять же без проведения выборов. Президент Вучич решительно отверг этот вариант.

«Это стало бы уничтожением Сербии, поскольку означало бы, что у руля власти в стране встал какой-нибудь олигарх и иностранные силы. Пока я президент, я буду уважать самостоятельность Сербии», — сказал Вучич. Он также отметил, что отдельные люди надеются на «некоторые вещи, которые никогда не произойдут, — на то, что кто-то на улицах возьмёт власть в свои руки».

Вдобавок ко всему организаторы протестов призвали к радикализации митингов, что уже абсолютно не укладывается в концепцию «плюшевой» революции. В рамках оппозиционного перформанса на улицу была вынесена повешенная кукла в образе президента Сербии. Кое-кто даже публично призывал к его убийству. Кроме того, в ходе протестов блокируются ключевые дороги и учреждения, а один из лозунгов митингующих — «Сербия должна остановиться». Подобные методы трактуются и как способ спровоцировать жёсткую реакцию со стороны властей и полиции, что послужило бы поводом для разжигания конфликта.

«Они ожидали увидеть кордон полиции, когда подойдут к зданию резиденции президента Сербии. Вы знаете эти уловки. Ждут „спасительной дубинки“. Её используют как политическое оружие, когда не знают, что делать дальше», — сказал президент Вучич, напомнив, что вмешательство полиции на Майдане в какой-то момент было чрезмерным, что дало украинским протестам 2014 года новый толчок.

При этом часть сербской оппозиции и общественности игнорирует количество погибших в результате противостояния в центре Киева, как и обсуждение всех далекоидущих последствий для Украины. Доминирует только западный нарратив об устранении «тоталитарного режима». Часть участников протеста использовали и некоторые методы белорусской оппозиции, например, смену государственного флага. Так, недавно они прибегли к символике, которая недолго использовалась в Княжестве Сербия после принятия Сретенского Устава — Конституции 1835 года. В прошлом этот флаг считался слишком похожим на французский триколор и одновременно воспринимался как символ полного поворота на Запад. Сегодня непреложное сближение государства с западными центрами силы многими участниками протестов подчёркивается как необходимость. Всё меньше и меньше людей вспоминает о том, что протесты формально начались из-за двух случаев массовых убийств: в начальной школе «Владислав Рибникар» и возле Младеноваца и Смедерево, и строились вокруг призыва остановить насилие в обществе.

Официальные требования организаторов протестов — отставка министра внутренних дел и директора Агентства безопасности и информирования (аналог российского ФСБ) и изменения в медиаполитике страны. Но некоторые видные участники протеста открыто требуют и смены всего внешнеполитического курса. Они считают, что Сербии необходимо членство в НАТО и присоединение к санкциям против России. Как раз в тот момент, когда такие идеи получили распространение, подоспела и поддержка протестов из региона, а именно из Хорватии и мусульмано-хорватской части Боснии и Герцеговины, а также из самопровозглашённого Косово. К очередному «майдану» открыто призывали представители приштинского «правительства» во главе с Альбином Курти, который обычно взывает к Западу, сравнивая себя с Владимиром Зеленским, а так называемое Косово — с Украиной.

Одновременно с этим косовский «премьер-министр» ведёт пропаганду, очерняющую сербов на севере Косово и Метохии, называя их «бандами». Таким образом, Курти пытается найти оправдание расправ над сербским народом, параллельно обозначая представителей Белграда как зачинщиков беспорядков в северных муниципалитетах края. Приштина обвиняет высшее государственное руководство Сербии в связях с криминалом и коррупции, и точно такие же обвинения сейчас выдвигают участники акций протеста на улицах Белграда.

Из этого следует, что в борьбе с «коррумпированным режимом», как Януш Бугайски назвал сербское правительство, всё дозволено. Как и в случае с действиями Курти по задержанию «преступных группировок» на севере Косово, где сейчас наблюдается самый серьёзный кризис.

Публичная поддержка в адрес демонстрантов и протестов прозвучала и из уст Блерима Вельа, главы кабинета «президента» Косово Вьосы Османи, заявившего, что «…из Белграда поступают отдельные вибрации „майдана“». Австрийский экономист, известный своим лоббированием НАТО и ЕС, Гюнтер Фелингер, пожелал Сербии такой же участии, что и Украине.

«Да — сербскому „майдану“, да — свержению Вучича, да — концу русской Сербии, да — европейской Сербии», — заявил Фелингер.

Отметилась в деле и украинка Ирина Сеидханова, которая представляется журналистом, юристом и блогером.

«Если вы действительно хотите свергнуть своё правительство, которое вас не устраивает, вы знаете, что нужно делать. Да, будут погибшие, может быть, даже больше сотни, как в Киеве в 2014 году. Но свобода никогда не бывает бесплатной. Удачи всем, кто хочет перемен для прекрасной Сербии», — написала она в Твиттере.

Такой Сербию Януш Бугайски хотел видеть ещё в марте прошлого года, перед выборами. Тогда он «советовал»: «Если Александр Вучич не проиграет предстоящие выборы, сербы должны сделать то же самое, что украинцы в 2014 году», — и требовал, чтобы «политиков, имевших хорошие отношения с Россией», лишили власти. Поэтому, как сказал Александр Оленик, ничто не случайно, особенно после 15 месяцев, в течение которых Белград отказывается ввести санкции против Москвы. Неслучайны и одновременные попытки использовать «философию» насилия Курти (якобы во имя искоренения «криминала и коррупции» на севере Косово и Метохии) и на протестах в Белграде.

Фото: Reuters

© 2018-2024 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх