fbpx
Now Reading
Россия и США как потенциальные союзники на Балканах

Россия и США как потенциальные союзники на Балканах

Екатерина Энтина

Каковы общие интересы у Москвы и Вашингтона в Сербии

Прошло 20 лет с момента начала бомбардировок Югославии силами НАТО. Что произошло на Балканах за это время, на первый взгляд хорошо известно: демократическая революция в Югославии, объявившая курс на евро-атлантическую интеграцию основным внешнеполитическим приоритетом, отделение Черногории от Сербии и ее последующее присоединение к НАТО (2017), вступление в НАТО Словении (2004), Хорватии и Албании (2009), провозглашение в одностороннем порядке независимости Косово (2008) при американской поддержке и ожидающееся вступление теперь уже Северной Македонии в альянс.

Вывод в Москве напрашивается сам собой: идет планомерное, с явным антироссийским акцентом, засасывание Балкан в недружественный блок. И зачем нам такие балканские партнеры?

Безусловно, в нем есть своя правда. Но такая трактовка значительно снижает пространство для дипломатического и стратегического маневра Кремля. Не стоит забывать, что НАТО – это инструмент, которым владелец может пользоваться. А может и просто хранить на полочке.

Что сегодня на Балканах осуществляет Вашингтон? Является ли для него педалируемая СМИ «российская угроза» основной? Похоже, нет. Сегодня на Балканах присутствуют несколько важнейших международных игроков: ЕС, США, Россия, Китай, Турция и ряд арабских стран. Ни для одного из них Балканы не являются самоценным регионом. Все, кроме США, рассматривают его как точку входа на европейский рынок. Даже его геостратегическое значение напрасно принижается. Вашингтону же как точка входа на рынок ЕС Балканы по понятным причинам не интересны (зато интересны как точка возможной дестабилизации ЕС). Он смотрит на них не по принципу их включенности в ЕС и даже НАТО. На практике Вашингтон объединяет Юго-Восточную Европу вовсе не с Брюсселем, а со второй половиной – Центральной и Восточной Европой, перемещая сюда свои военно-стратегические ресурсы и постепенно меняя приоритетных партнеров. 

Свидетельство тому – ставка на Белград. Еще пару лет назад Вашингтон анонсировал восстановление партнерских отношений с Сербией в качестве основного приоритета в регионе. Медленно, но верно дело к тому идет. Вот уже и президент Сербии Александар Вучич заявил, что «бомбардировки мы должны простить, но не забудем». Не без молчаливого согласия США, правда безуспешно, весь прошлый год обсуждался план разделения Косово, что можно рассматривать как попытку сыграть в пользу Белграда. И это вовсе не парадокс, а одна из догм американской внешней политики. Вашингтон никогда не был привязан ни к темным, ни к светлым сторонам истории своих двусторонних взаимоотношений. Вчерашние противники – сегодняшние партнеры. И наоборот. Вспомним хотя бы Вьетнам. Для Сербии это тоже объяснимо. Она единственная страна в регионе, которая не может козырять добрыми отношениями с Вашингтоном – политически наиболее влиятельной силой на Балканах, игнорировать позиции которой просто невозможно.

Центральным элементом военной инфраструктуры США в регионе является Румыния, где с 2011 года находятся элементы ПРО США. На территории Румынии можно разместить воинский контингент ВС США численностью 3 тыс. человек, а при необходимости увеличить его до 3,5 тыс. военнослужащих, но не более чем на 90 суток. Центральными объектами являются база ПРО Девеселу; авиабаза Михаэл Когэлничану (способная после модернизации принимать большинство типов самолетов НАТО и осуществлять широкомасштабный транзит); база ВМФ Констанца, где проводятся работы по расширению и углублению фарватеров, строительству новых причальных сооружений и складских корпусов, оборудованию пунктов приема личного состава.

Важным элементом является Болгария, где существуют четыре базы США: авиабазы Безмер и Граф Игнатиево, полигон Ново Село, центр логистики Айтос (район Бургаса). Численность американского персонала в стране, согласно договоренностям 2006 года, составляет 2,5 тыс. человек (с возможностью расширения до 5 тыс. на срок до 90 дней). Тыловое значение для Болгарии и Румынии имеют авиабазы НАТО в Венгрии – Тасар (использовался в 1999–2003, законсервирован в 2011 году) и Папа, имеющая возможность принимать тяжелые самолеты C-17. В прошлом году США анонсировали создание пяти новых баз на Балканах. Будет создана авиабаза НАТО в Центральной Албании (город Кучова).

Анонсировано создание трех военных объектов в Греции (Лариса, Волос и Александропулис). Также планируется создание учебного авиацентра НАТО на Каламате (южный Пелопоннес). Северная Македония важна США для обеспечения болгарского направления.

Зачем США данная ребалансировка? Во-первых, в свете нарастающих американо-турецких противоречий ставка на Юго-Восточную Европу необходима для страховки. Во-вторых, американо-германские разногласия стимулируют Вашингтон к тому, чтобы воспользоваться Центральной и Юго-Восточной Европой как новым, более лояльным и зависимым политическим партнером. Это полезно как для пикировки с Берлином, считающим данный регион своей вотчиной, так и для того, чтобы не класть все яйца в одну корзину, десятилетиями делая основную ставку на континенте на Западную Европу. Не стоит забывать и про Китай, чей «Один пояс, один путь» заканчивается ровно в Центральной и Юго-Восточной Европе. Он напрямую разрывает политическое, экономическое и правовое пространство ЕС, в связи с чем Брюссель хоть и запоздало, но уже начал переговоры с Пекином.

С точки зрения континентальной геостратегии такая ребалансировка в чем-то даже более выгодна американцам: одновременно позволяет контролировать Западную Европу, турецкое и российское направления, китайское проникновение в эту часть Евразии.

В связи с этим политику США на Балканах последних двух десятилетий стоит скорее рассматривать не столько в антироссийском ключе (косвенно он, конечно, присутствует), сколько как направленную на собственное усиление и контроль над союзниками и Пекином. Чем такой ракурс выгоден Москве? Тем, что в сегодняшних многомерных международных противоречиях он открывает место американо-российскому альянсу.

России выгодны стабильные Балканы. Наши инвестиции туда с начала 2000-х хоть и были небольшими, но критически важны. Незапуск европейской ветки «Турецкого потока» в связи с обострением обстановки в регионе также крайне нежелателен. Более того, поскольку Москва два десятилетия сознательно дистанцировалась от участия во внутриполитической жизни Сербии и других балканских партнеров, то в случае дестабилизации и потери власти действующими политическими силами в Белграде России просто не на кого будет опереться. Любая другая политическая сила, пришедшая на смену Вучичу, будет практически гарантированно антироссийской. Но выгодно это в первую очередь ЕС, а не США, поскольку именно Брюсселю, а не Вашингтону для консолидации, стимуляции интеграционного потенциала нужен образ внешнего врага на Балканах.

Вашингтон, как и Москва, заинтересован в стабильном Балканском регионе. В случае усиления американо-турецких противоречий Юго-Восточная Европа станет основной опорой южного военного «фланга». Этим определяется формат текущих отношений Вашингтона с Албанией, Северной Македонией, Хорватией, Болгарией, Румынией. Однако без внутренне консолидированного сербо-черногорского ядра и решения по Боснии и Герцеговине о стабильности региона можно забыть. Поэтому Вашингтону действительно выгодно выстроить нормальные партнерские, доверительные отношения с Белградом и купировать внутренние противоречия в Черногории, которые являются во многом отголоском жесткой политики в отношении сербов, проводившейся прежде. Кто при этом находится у власти в Белграде, Подгорице, Баня-Луке и Сараево – вопрос для Вашингтона важный, но вторичный.

Как все это может влиять на политику Москвы и Вашингтона в регионе? Практика подтверждает, что наиболее близкие позиции по тому же косовскому вопросу, как ни странно, у президентов Владимира Путина и Дональда Трампа. И тот и другой хотели бы видеть вопрос решенным  в формате, как договорятся Белград и Приштина (то есть принципиальных возражений по сути достигнутых договоренностей не будет), при участии – в том или ином виде – Москвы и Вашингтона.

В отличие от Лондона и Берлина, ведущих двойную игру (Берлин – против любого территориального обмена, Лондон – в целом за возможность пересмотра в таком случае всех балканских границ) и конкурирующих за лидерство между собой, Москве и Вашингтону важно подтвердить свой статус международного арбитра и сохранить стабильность региона для реализации внутренних целей. Вывод: в свете нарастающих в регионе протестов (а они не только в Сербии, но и в Черногории и Албании) и очевидного тупика в переговорах между Белградом и Приштиной при посредничестве ЕС Москве выгодно выйти с инициативой «пакетного» обсуждения косовского и боснийского вопросов на базе Регионального совета по сотрудничеству (структура, заменившая Пакт стабильности для Юго-Восточной Европы, подписанный всеми странами региона и ведущими международными игроками, в том числе Россией, США и Китаем). Сыграв на опережение, Москва сможет сохранить собственное политическое влияние на Балканах и не допустить возможной балканской весны, придав действующей региональной власти новую легитимность, пригласить потенциальных соперников в партнеры.    

Екатерина Геннадьевна Энтина – автор портала Balkanist.ru, доцент Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» – специально для «НГ-Дипкурьер».

© 2018-2019 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Scroll To Top