fbpx
Now Reading
Протесты в Белграде: капкан для Вучича

Протесты в Белграде: капкан для Вучича

Последние выходные в Белграде выдались не только по-весеннему социально активными, но и настораживающими. Впервые за три с половиной месяца субботних протестов в Белграде оппозиция перешла к активным, правда, пока еще явно не продуманным действиям.

Разноцветная сербская оппозиция изначально шла в общем западноевропейском тренде протестов — «нет» коррупции, «да» — свободе медиа, политическому плюрализму, национальному развитию, правам всех существующих меньшинств. Особняком для сербов стоял вопрос переговоров Белграда и Приштины по решению вопроса Косова, которое, как казалось, осенью 2018 входило в финальную стадию. Надо признать, что несмотря на остроту косовской проблемы, в начале зимы оппозиция консолидировалась вовсе не вокруг нее. Недостаток коммуникации с общественностью и политическими силами по сути обсуждаемых с албанцами вариантов решения вопроса был одной из претензий к власти — но далеко не основной. С течением времени стало очевидным, что «Союз за Сербию» настолько разношерстен, что найти объединяющую идею невозможно. За 100 дней оппозиционному движению так и не удалось выработать хоть сколько-нибудь конкретную альтернативную программу развития Сербии, сформулировать проактивную политическую повестку. Марши оппозиции не переросли из движения недовольных в марш созидающих. Закономерно, что и численность протестующих стала постепенно снижаться.

Вследствие этого, косовской вопрос к весне стал одним из основных. «Не отдадим Косово» — самый простой, наиболее консолидирующий и эмоционально заводной лозунг, особенно в преддверии годовщины агрессии НАТО против Югославии. Его использование оппозицией объяснялось и тем, что переговоры по Косову — наиболее уязвимое место официальной власти в Белграде. Обсуждавшийся осенью проект «территориального обмена» одновременно оказался в центре противостояния интересов внешних сил и под огнем критики как в самой Сербии, так и среди албанских элит. Основные претензии оппозиции к президенту Александру Вучичу в этом плане состоят в том, что данный проект преподносился как наиболее вероятное решение, однако ни разу его суть не обсуждалась ни в парламенте, ни с общественностью. Последней новостью стало принятие «парламентом Косово» «национальной платформы по переговорам с Белградом», в которой описывается, на каких условиях албанские сепаратисты готовы вести дальнейшие переговоры с сербами. Официальная позиция Белграда, озвученная министром иностранных дел Ивицей Дачичем, состояла в предложении вариантов «разграничения территорий». Против такого варианта неофициально выступила Германия. Великобритания, опять же, неофициально, готова была рассмотреть и более широкие территориальные размены в рамках региона. Позиции США и России по данному вопросу, как ни странно, довольно близки: урегулирование, которое устроит обе стороны. Как итог, переговоры по косовского вопросу, которые, казалось бы, должны были окончиться достижением взаимоприемлемого компромисса еще до конца прошлого года, не просто зашли в тупик, а вернулись к «стартовой точке».

Этот частный случай разнонаправленности международных позиций вокруг Косово нельзя рассматривать в отрыве от сегодняшних протестов в Белграде. Представителей «Союза за Сербию» в последние месяцы неоднократно видели в обществе германских и британских представителей. Напрямую это, конечно же, ни о чем не свидетельствует. Однако то, что через поддержку оппозиционных сил в Белграде западный мир посылает Вучичу сигнал — «Косово или власть» — вполне очевидно. Ведь признание Косова перед угрозой сильнейшей внутренней дестабилизации могло бы решить все проблемы и закрыть эту мрачную дипломатическую страницу истории ЕС. С какой скоростью западные партнеры переходят от поддержки сербского лидера к его критике, также впечатляет. Уже вчера ВВС выпустил в эфир сюжет, в котором лидер протестов прошедших выходных Бошко Обрадович был назван ярким, харизматичным, целеустремленным лидером. А еще совсем недавно возглавляемые им «Двери Сербии» обвиняли в излишней пророссийскости — регулярных поездках в Крым и на Донбасс. Внутренние процессы в партии и выход из нее в середине февраля 2019 года последнего члена президиума Срджана Ного (партия никогда не была лидерской, а управлялась советом) сделала Бошко Обрадовича ее единственным главой.

К активным действиям по штурму здания государственного телевидения и окружению президентского дворца некоторыми представителями «Союза за Сербию», вероятнее всего, привели два обстоятельства: 1) начавшийся спад протестной активности; и 2) отказ Вучича от проведения внеочередных парламентских выборов этой весной. Подобный слух активно муссировался в Сербии еще с осени. Предполагалось, что, выйдя на выборы сейчас, партия власти гарантированно одержит победу в силу объективного двойного превосходства в рейтингах по сравнению с любыми другими оппозиционными движениями. В этих условиях основной задачей оппозиции было быстро и эффективно консолидироваться и выйти с более выигрышной политической программой, чтобы успеть составить достойную партии власти конкуренцию. Видимо, это и пытались сделать всю зиму. Однако внутреннюю задачу идейной консолидации выполнить не удалось. Тем временем и от досрочных выборов власть, похоже, отказалась (хотя не отрицает возможности их проведения). В этой связи активизация и эффектные акции, напомнившие Белграду демократическую оппозицию Сербии (ДОС) конца 1990-х, свергнувшую Слободана Милошевича, которые многие вспоминают сегодня, — единственный имеющийся на текущий день в распоряжении оппозиционеров инструмент поддержки протестных настроений общественности. Если протесты приведут к диалогу власти и оппозиции, усилят сербов через национальную консолидацию вокруг поиска приемлемого разрешения косовского вопрос, — прекрасно. Однако надежд на подобный сценарий мало. Скорее всего, мы будем свидетелями более активного подключения отдельных стран Запада к формированию политической программы оппозиционеров. К попыткам либо принудить власть к принятию такого решения по Косову, при котором Берлин, Брюссель и Лондон не будут противостоять друг другу (а это полное фактическое признание косовской независимости), либо оказаться перед фактом потери власти. Как ни парадоксально, в этой ситуации любая власть, пришедшая на смену Вучичу, окажется, в первую очередь, антироссийской. Таким образом, Западом, как он надеется, будет выполнена двойная задача: решен болезненный и уже ставший язвой на теле ЕС вопрос независимости Косова и сведено к минимуму влияние Москвы.

Екатерина Энтинаbalkanist.ru, специально для EADaily