5 декабря на прошедшем в Братиславе заседании совета министров иностранных дел ОБСЕ глава МИД Черногории Срджан Дарманович заявил, что Подгорица «осуждает нелегальную и нелегитимную аннексию Крыма и выражает поддержку относительно полного восстановления территориальной целостности и суверенитета Украины в пределах международно признанных границ и территориальных вод». 

Заявления Украины о намерениях не только продолжить агрессию на территории Донецка и Луганска, но и перебросить сухопутно-морской десант на Крымский полуостров министр Дарманович публично поддержал не просто на каком-то неформальном семинаре НАТО, но на саммите организации, полноправным членом которой является Россия.

Не говоря о том, что риторика Дармановича сама по себе дикая и воинственная, поддержка территориальной целостности Украины государством, которое признало независимость самопровозглашенной республики Косово, представляет собой верх лицемерия. Причем правительство, которое представляет Дарманович,  продолжило гнуть эту линию и когда проголосовало за прием Косово в ЮНЕСКО и в Интерпол.

В отличие от официальной Подгорицы, власти Сербии хотя формально и не поддержали объединение Крыма с Россией, очень щепетильны в данном вопросе. Так, одновременно с советом министров иностранных дел ОБСЕ в сербской столице прошла конференция, посвященная признанию итогов референдума о возвращении Крыма в РФ.

Игорь Дамьянович, депутаты черногорского парламента Йован Вучрович и Милун Зогович, депутат Госдумы РФ Наталья Поклонская и сенатор от Крыма Сергей Цеков

Вопрос волеизъявления жителей Республики Крым и города Севастополя на референдуме 2014 года является для Сербии крайне чувствительным. Причина тому — определенная формальная схожесть с косовской проблемой. 

Между тем, если посмотреть на более широкий политический и исторический контекст, ситуации Крыма и Косово абсолютно различны.

Сила и важность косовского мифа

Исторически Косово — колыбель сербского государства и место, где формировалось самосознание сербского народа. Там расположены самые важные памятники нашей истории и культуры. Там зародился косовский миф — единственное оружие сербов в период многовековой турецкой оккупации, с помощью которого народ сохранял свою идентичность и поддерживал стремление к свободе и к восстановлению государства, утраченного 15 июня 1389 года — в Видовдан. На косовском мифе основаны наши народные стихи, которые не оставили равнодушным даже великого поэта Гете. Косовских миф вдохновил на создание величайшего литературного труда, когда-либо написанного на южнославянских языках, — поэмы «Горный венец», принадлежащей перу черногорского правителя и владыки Петра II Петровича Негоша. 

Силу и важность косовского мифа хорошо понимают и в НАТО. Сразу после цветной («бульдозерной») революции 5 октября 2000 года (очень похожей на майдан 2014 года), доверенное лицо НАТО Зоран Джинджич (премьер-министр Сербии в 2001-2003 гг. — прим. ред.), грубо поправ законы Сербии и Союзной Республики Югославии, передал тогдашнего президента страны Слободана Милошевича Гаагскому трибуналу. Неслучайно для этого позорного дела был выбран день 512-ой годовщины битвы на Косовом поле. Джинджич стремился преуменьшить и пересмотреть значение косовского мифа для самосознания сербского народа. Слава Богу, он и его сподручные в этом не преуспели, а жертва Милошевича стала частью косовского мифа и сделала его еще более значимым.

Слободан Милошевич в Гаагском суде / sputnik

Прагматизм Никиты Хрущева

Вернемся к Крыму. На полуострове нет никаких следов украинского культурно-исторического наследия. До 1954 года — когда Хрущев принял прагматичное речение включить полуостров в состав Украинской ССР — его территория никак не была связана с этой страной, чьи берега покинула в марте 2014 года. Территориальная близость Крыма к УССР и отсутствие границы с РСФСР было единственной причиной административного переподчинения.

Как в 2013 году писала авторитетная российская общественно-политическая газета «Аргументы и факты», еврейская община СССР во второй половине ХХ века требовала, чтобы в Крыму создали новую еврейскую автономную область. Эта инициатива была выдвинута Полиной Жемчужиной, женой ближайшего соратника Сталина — министра иностранных дел СССР Вячеслава Молотова (к слову, сама она также была партийным функционером), и поддержана первым послом Израиля в СССР Голдой Меир (в 1969 году Меир заняла пост премьер-министра страны). Реакция советского вождя была суровой. Жемчужину сняли со всех постов, исключили из партии и отправили в ссылку. А единственная еврейская автономная область так и осталась на Дальнем Востоке с центром в Биробиджане. 

Ответственность Ельцина

В России именно решение Никиты Хрущева до сих пор называют ключевой причиной, почему Крым был оторван от России. С другой стороны, такой подход полностью игнорирует инертность и безответственность Бориса Ельцина. В момент подписания договора о прекращении существования СССР в декабре 1991 года — почти 28 лет назад — Ельцин, к удивлению президента Украина Леонида Кравчука, упустил возможность поднять  крымский вопрос. Об этом, в связи с 28-летием развала СССР, говорил и тогдашний глава администрации Ельцина Сергей Филатов, который стал свидетелем того, как делегации не только Крыма, но и Донецкой и Луганской областей приезжали в Москву с просьбами к российскому лидеру заступиться за них и сохранить в составе России.

Первая встреча глав СНГ 30 декабря 1991 года

Таким образом, факты говорят о том, что именно Ельцин, а не Хрущев — главный виновник того, почему Крым спустя несколько веков оказался за пределами российских границ. Причем вопреки спорным обстоятельствам, при которых полуостров стал частью Украины, а также недовольству фактической ситуацией, жители Крыма до Майдана и до 2014 года не проявляли желания пересмотреть статус полуострова. 

Константа албанского сепаратизма

А вот косовские албанцы никогда не рассматривали для себя варианта находиться в составе Сербии и Югославии. Попытки отделиться они предпринимали еще в эпоху Королевства Югославия, а в годы Второй мировой войны пытались воплотить свои амбиции в жизнь при помощи итальянских и немецких оккупантов. Ничего не изменилось и при социалистической Югославии, несмотря на то, что тогда косовские албанцы получили больше, чем любое национальное меньшинство в Европе. Им было дано право вести на албанском языке государственное делопроизводство, получать полное образование, читать газеты, смотреть телевизор и так далее. 

Во времена социалистической Югославии заговорщики опирались на режим Энвера Ходжи и его спецслужбу Сигурими. Показателем того, насколько сильно связаны были между собой сепаратистские тенденции на Косово и режим Ходжи, является название тогдашней самой сильной местной группы за отделение: «Организация марксистов и ленинистов Косово», которое составлено вполне в духе албанской идеологии. К этой группе, к слову, принадлежал и Якуп Красничи, впоследствии ставший лидером Армии освобождения Косово и многолетним спикером косовского «парламента». 

Сепаратизм перерастает в терроризм

В начале 90-х годов в США начали проявлять сильный интерес к албанскому сепаратизму на Косово. В то время сепаратистская ячейка и косовоалбанская наркомафия оказались крайне тесно связаны, а от их «союза» образовалась военизированная организация Армия освобождения Косово. Немецкий «Берлинер цайтунг» в 1998 году писал, что на финансирование АОК шло порядка 500 млн немецкий марок, вырученных от сбыта наркотиков. Издание сообщает, что американское Центральное разведывательное управление, по всей видимости, было в курсе, но это вовсе не помешало им наладить близкое сотрудничество с АОК. 

В начале 90-х мафиозно-сепаратистская структура затребовала от всех своих соплеменников в Косово срочно оставить государственную службу и бросить вузы. Целью акции было создать перед глазами всего мира образ постоянной сегрегации и ущемления прав албанского меньшинства в СРЮ. Тех, кто на протяжении нескольких лет так и не подчинился приказу, позднее жестоко лишали жизни. Только в период 1998 года новоявленная АОК отправила на тот свет 97 косовских албанцев, которые, в основном, были просто лесниками, почтальонами, служащими и так далее. 

События после референдума в Крыму

Права, которые получили албанцы, никто ни разу так и не поставил под сомнение. Права же граждан Крыма начали оспаривать через пару дней после майдана. В Верховной Раде Украины уже 22 февраля 2014 года отменили закон, который гарантировал русскому и другим языкам национальных меньшинств статус государственного. В ответ на дикие националистические действия киевских экстремистов, которые следили за соблюдением этих дискриминационных законов (наподобие циркуляра о лишении русского языка своего статуса), Республика Крым и Севастополь устроили референдум. Событие прошло спокойно, жители подавляющим большинством голосов нейтрализовали и давление Киева, и его попытки лишить русскоговорящее население основных прав человека. 

Насколько референдум в Крыму и в Севастополе был оправдан, доказывают события, последовавшие после. В Львовской области Украины в сентябре 2018 года было принято постановление, которое предусматривает санкции даже за бытовое использование русского языка. Запрещена продажа книг на русском языке, продвижение культурных событий и даже проигрывание популярных песен. Месяц спустя аналогичные меры предприняли в Житомирской области. Ничего подобного не было со времен запрета на прослушивание Радио Лондона на оккупированных нацистами территориях.

Кроме того, после Майдана соответствующим законом запретили антифашистскую символику. За ношение георгиевской ленты сегодня на Украине могут арестовать. Какая в стране царит атмосфера, можно проиллюстрировать и следующим фактом. В Одессе 31 октября этого года демонтировали мемориальную доску маршалу СССР Георгию Жукову, а 5 ноября в городе Калуш Ивано-Франковской области установили памятную табличку Дмитрию Палиеву — украинскому коллаборационисту и нацистскому офицеру, гаупштурмфюреру СС и соорганизатору дивизии СС «Галичина».  

Демонтаж мемориальной доски маршалу Жукову в Одессе / politnavigator

Помимо того, что референдум 2014 года в Крыму был призван защитить элементарные права человека и гражданина, наибольшая его польза состояла в том, что он сохранил мир и стабильность в республике. Ужасающие события, имевшие место в Донецке, Луганске и Одессе угрожали и Крыму. 

Таким образом, для Сербии поддержка России в Совете Безопасности ООН сегодня является основой для отстаивания собственной территориальной целостности в международно признанных границах. Поэтому, несмотря на определенные формальные неудобства, со стороны Белграда было бы абсолютно правильным и легитимным наконец отбросить двойные стандарты в отношении территориальной целостности России.