Писатель Елена Зелинская продолжает знакомить читателей «Балканиста» с туристическим потенциалом Сербии. В этом выпуске читайте, какие необычные места можно посетить в окрестностях бальнеологического курорта «Пролом». 

Город желтого дьявола

Погода всю неделю стояла дождливая. Как это обычно бывает — весенние грозы, когда молния разрывает небо на части, а гром гремит так близко, что кажется, еще немного, и все это вместе: и ливень, и желтый молниеносный огонь, и пушечные раскаты, — обрушатся прямо на крышу твоего дома. А потом вдруг также мгновенно, словно на них кто-то дунул, тучи разбегаются по углам, и снова сияет жаркое балканское солнце. Промокнуть толком не успеваешь. Поэтому поездку отменять мы не стали. Запаслись дождевиками, прихватили с собой длинные гостиничные зонтики, а Таня Рыбакова даже взяла свои шведские палки. Она уже целую неделю учится с ними ходить, все уговаривая меня последовать ее примеру и разъясняя всю полезность включения в ходьбу не только ног, но и практически всего тела… но пока ей это не удалось. Я предпочитаю ходить налегке: уж такой я человек.

На этот раз палки действительно понадобились. Дожди размыли лесные дороги, и, чтобы не поскользнуться, Таня опиралась на них, как на посохи. Глинистая почва не размякла до состояния грязи, однако лужи попадались все чаще и чаще и при этом подозрительно меняли цвет: от обычного глинистого до светло-коричневого и даже желтого. Дорога из желтых луж вела нас в одно из самых загадочных и невероятных мест в Сербии — Джаволу варош, что значит «Дьяволов город». 

В местечко с таким названием не каждого затянешь, но у нас с Татьяной производственная необходимость: нам надо рассказать читателям о том, какие уникальные достопримечательности они могут обнаружить в окрестностях санатория «Пролом». 

Отправились мы, конечно, на наше рискованное дело не одни. Нас сопровождал местный гид по имени Бранко, одетый в костюм цвета хаки. Он немного понимал по-русски, но делал вид, что не слышит, когда мы с Татьяной обменивались впечатлениями.

— Да, — говорю я Бранко, — название у вашего объекта – не к ночи будет сказано. Кстати, у вас в сербском языке есть подобное выражение?

— Ну, что-то в этом роде имеется, типа «не зови дьявола, а то и вправду придет», — ответил он.

— А мы в таких случаях говорим «не буди лихо, пока оно тихо».

Бранко вежливо засмеялся, но было видно, что до конца не понял.

А лес вокруг нас все сгущался. Верхние ветви все плотнее переплетались друг с другом, а нижние спускались все ближе к неширокой речке, которая бурно несла свои мутные желтые воды в глубь чащи. Обрывистый берег поднимался и становился все круче и выше.

Внезапно Бранко остановился. Справа от него, прямо в обрыве над рекой, зияла огромная нора, размером подходящая для некрупного медведя. Было видно, что внутри стоит вода; на удивление прозрачная: оттуда она и стекала в реку.

 — Это старинный рудник, — пояснил Бранко. — Таких на территории вароша осталось три. Здесь раньше добывали железную руду, медь, олово, серебро и даже золото. Рудокопы залезали ползком прямо в этот туннель и оттуда выносили ценный металл.

— Не может быть, — шепнула я Рыбаковой, — тут человеку не протиснуться.

— Может, немного осыпалось со временем, — предположила Татьяна.

— Нет, нет, — сказала я взволнованно, — посмотри внимательно, разве ты еще не поняла, где мы? Это же Мория. Вон там, за лесом, Мглистые горы, а здесь, на отрогах горы Кхазад-дум, прячутся рудники гномов. Отсюда они пришли на помощь Торину Дубощиту в битве пяти армий. 

— Ну у тебя и фантазия, — усмехнулась Рыбакова. — И еще все названия из «Властелина колец» помнишь…

— Что тут помнить, — продолжала я, — посмотри, такого же не бывает!

Тонкий ручеек вытекающей из норы воды отливал цветом запекшейся крови.

Мы остановились снова, и Бранко со свойственной всем хорошим гидам гордостью за достопримечательность, с которой они сживаются как с родной, показал на небольшой водоем, в котором стояла вода ржаво-красного цвета.

— Такого в мире больше нет нигде, — сказал он. А потом добавил: Ну, есть еще пара схожих, но тоже только в Сербии.

Дно водоема было устлано толстым слоем листьев, и казалось, нагнись я и запусти руку поглубже, то вытащу оттуда, ухватив за проржавевшую рукоятку, боевой топор гномов.

— Посмотрите, — Бранко показал рукой вперед и вверх.

Высоко над нами, вытягиваясь к небу, возвышался неровный строй гигантских башен, сужающихся к краю и словно прихлопнутых сверху огромным зеленоватым камнем.

— Вот она, Дьяволя яруга

Гора Радан возвышалась перед нами во всем своем зеленом великолепии. Вокруг нее волнами ложились холмы, овраги, косогоры и река, которая текла снизу вверх. Да, именно так: от подножья к вершине несся поток все тех же окрашенных железной рудой желтых вод. 

Я не придумываю: снизу вверх. Можете проверить в Википедии. Или спросить Рыбакову, она всегда говорит правду. 

На высоте чуть ли ни 600 метров стояли огромные земляные столбы. 

Бранко не мог не нарушить моего завороженного ошеломления своим профессиональным объяснением:

— Эти столбы возникли в результате эрозии. В почве много минералов, оттого и цвет такой странный. Охряный – от железа, зеленый – от меди, белый – от олова. И из-за сильной минерализации здесь мало растительности. Эти фигуры так и появились. Дожди вымыли, а ветер выветрил. Обратите внимание: на вершине каждого столба огромный камень. Он, как зонтик, прикрывает фигуру от разрушения. Вот видите: перед нами одна из фигур, которая потеряла свою каменную покрышку. Она в скором времени осыпется. Однако не пропадет. Там, в середине, заметен еще один камень, — он станет новым зонтиком, и фигура будет спасена. Здесь как бы два поселка. Один молодой, прямо видно, как идет процесс образования: сначала песчаная стена, затем из нее вырисовываются фигуры, а вот уже на самом краю отдельно стоящие, пока не очень высокие столбы. Всего здесь у нас 202 фигуры диаметром до 1 метра, а высотой от 2 до 15 метров. А кстати, такой камешек на верхушке весит до 100 килограммов.

Мы поднимались по деревянной лестнице от подножья к вершине. Надо заметить: неделя в санатории «Пролом», – и мы с Таней поднялись на все 600 метров по крутым ступенькам без единой остановки и даже не запыхались.

Навстречу нам вырастали гигантские столбы. Они стояли симметричной группой, все больше напоминая башни замка. Средневековый город — готический, тесный, окаменевший.

— Так это Озерный город, — вскричала я, — обуглившиеся башни, обломки каменных крыш на них, пустые улицы, — город, сожженный драконом!

— Кстати, — спросила я Бранко строго, — а где тут у вас живут драконы?

— Подождите немного, — ответил Бранко и загадочно улыбнулся. — Вот поднимемся на самый вверх, и расскажу.

Я шла, внимательно глядя под ноги, чтобы не поскользнуться на мокрых после дождей ступеньках.

Наконец мы миновали последний пролет и поднялись на площадку, с которой открывался вид на Город. Я подняла голову.

Прямо на меня в упор смотрел своим зеленым глазом огромный дракон.

Гигантская каменная морда выглядывала из-за невысокого холма, отделяющего людей от Города. Конец хвоста – сухая извилистая ветвь огибала песчаную насыпь на верхушке.

— Таня, ты видишь? — спросила я сдавленным шепотом.

— Вижу, — практичная Рыбакова уже щелкала камерой. Как же, она всегда помнит о работе, не то, что я.

— А вон там, — Бранко показал рукой в сторону зеленого косогора, — видите небольшой домик с терракотовой крышей? Прямо за ним находится огромная пещера. Там и есть Драконово логово.

Мы не могли отвести глаз от картины, которую не в состоянии придумать человеческое воображение. Ее может создать только бесконечная в своем разнообразии природа.

— Есть легенда, типичная для драконов, — Бранко был доволен нашим впечатлением и не торопился разбивать его новым набором цифр про какое-то ЮНЕСКО и чудеса света. — Наш, как и все другие, похищал молодых девушек из соседних деревень и, скажем так… наутро превращал их в каменные столбы. Парни из этих деревень, когда стало совсем уже не на ком жениться, обратились к местной виле

— Кто такая вила? — тихо переспросила Таня.

Вила, вилина — это славянская фея. Короче, слушай: можешь себе представить Мглистые горы, Озерный город — и без лесных эльфов? Это была Галадриэль.

— И она, — продолжал Бранко, — рассказала молодым людям, где скрывается по ночам дракон. Парни отправились прямо в логово и расправились с чудовищем. А вот узнать, как вернуть девушек, они не сообразили. Так парни осталась холостяками, девушки — земляными фигурами, а дракон, раненный в бою, долетел до горы и окаменел навеки.

Мы помолчали. Гора с желтой рекой, текущей вверх, была даже более невероятной, чем окаменевшая голова дракона.

— А Дьяволовой варошью назвали этот овраг, огромный, как каньон, местные жители, потому что по ночам ветер так страшно завывает между этих фигур, что похоже на человеческие крики. Так, думают люди, враг рода человеческого мучает своих жертв.

После этого уже совсем не хотелось говорить. 

— Слушайте, — спросила я, — а здесь поблизости есть церковь? Очень хочется до нее побыстрее дойти.

— Конечно, причем совсем близко, — утешил нас Бранко, и мы быстро начали спускаться вниз по тропе к небольшой земляной площадке, где уже сквозь деревья была видна маленькая деревянная церквушка.

— Это храм святой Петки, по-вашему — Параскевы, – пояснил Бранко. — Он очень старый, XIII века. В нем иконы написаны на камне.

У входа в церковь стояло невысокое деревце, на каждой веточке которого была повязана маленькая белая полоска. Такое же деревце находилось и внутри храма.

— Это обычай здесь такой: надо повязать белую ленточку и попросить святую Петку, чтобы она избавила от боли, — сказал Бранко.

Ленточки лежали в самом храме, в коробочке рядом со свечками. Я достала белую полоску и завязала ее на самую высокую ветку — только там и оставалось свободное место.

— Добрая святая, — попросила я от всей души, — избавь меня, прошу, от бессонницы.

Когда мы спустились вниз, накрапывал дождь. Переступая через лужи цвета охры, мы добрались до машины. Открыв дверцу, я постояла еще немного, глядя на желтую дорогу, ведущую к волшебному городу. Ждала, а вдруг из чащи выйдет своей легкой походкой лесной эльф с темными балканскими глазами…

Но пора было ехать. Таня торопила меня: вечерние процедуры, бассейн, ужин, в конце концов… а ты все об эльфах…

В эту ночь я впервые заснула сразу, как только легла, едва успев взглянуть в окно, где снова громыхала гроза и сверкали молнии, яркие, как языки пламени из пасти дракона.