Now Reading
Эрдоган: ООН должна вмешаться во внутренние дела Боснии и Герцеговины

Эрдоган: ООН должна вмешаться во внутренние дела Боснии и Герцеговины

Дейтонские соглашения нуждаются в пересмотре, так как в их нынешней форме они не принесут решения относительно будущего Боснии и Герцеговины. Об этом заявил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган на совместной пресс-конференции с главой Хорватии Колиндой Грабар-Китарович, находящейся с официальным визитом в Анкаре.

«ООН должна вмешаться и сделать важный шаг к пересмотру Дейтонских соглашений», — цитирует слова турецкого лидера агентство Anadolu.

Между тем и глава российского МИДа Сергей Лавров в среду в ходе пресс-конференции по итогам деятельности российской дипломатии в 2018 году также упоминал о том, что на Западе многие поднимают вопрос о необходимости пересмотра Дейтонских мирных соглашений для втягивания БиГ в НАТО.

«На днях прочитал, что в США в отношении Боснии и Герцеговины уже давно идет достаточно критический разговор о том, что сербы в Боснии играют деструктивную роль, — подчеркнул министр. — Недавно какой-то мозговой центр в США указал, что пора отказаться от Дейтонских соглашений, потому что сербы будут тормозить вступление Боснии и Герцеговины в НАТО. То есть цель опять поставлена — не благополучие Боснии и Герцеговины и всех ее трех государствообразующих народов, а вступление Боснии и Герцеговины в НАТО. Вот, с чем мы не можем согласиться, потому что это менталитет прошлого, если не позапрошлого века. В ситуации, когда все мы провозгласили стремление построить общее экономическое, гуманитарное пространство, обеспечить в Евроатлантике неделимую, равную безопасность, это все является подменой международного права натоцентричными, а не универсальными правилами. Таких примеров можно привести множество».

Напомним, что 21 ноября 1995 года на военной базе США в Дейтоне (штат Огайо) было окончательно согласовано Общее рамочное соглашение о мире в Боснии и Герцеговине, положившее конец гражданской войне в этой бывшей югославской республике.

Так в каком же направлении сейчас развивается БиГ? Есть ли в настоящее время точки соприкосновения и общие ориентиры у лидеров сербов, бошняков и хорватов? Каковы интересы здесь Запада и России? Отвечая на эти вопросы, следует напомнить, что в результате острого межэтнического конфликта в 1992-1995 годах на территории Боснии и Герцеговины погибли более 100 тысяч человек, а число беженцев превысило 2,2 миллиона, что поставило его в один ряд с самыми масштабными гуманитарными катастрофами в Европе со времен Второй мировой войны.

При этом именно на территории современной БиГ была проведена первая крупномасштабная военная операция в истории НАТО — «Обдуманная сила» (30 августа — 14 сентября 1995 года), в ходе которой натовской авиацией проводились бомбардировки позиций боснийских сербов. Тогда за две недели было совершено 3206 самолетовылетов и сброшено около 1000 авиабомб, применены 13 крылатых ракет морского базирования «Томагавк», а от последствий использования боеприпасов с обедненным ураном до сих пор умирают местные жители.

В соответствии с Дейтонскими мирными соглашениями, Босния и Герцеговина имеет сложную систему власти, учитывающую интересы трех государствообразующих народов. Она состоит из двух частей (энтитетов) — Федерации Боснии и Герцеговины (мусульмано-хорватской) и Республики Сербской. По сути, это союз двух самостоятельных территориальных образований, над которыми стоят Совет министров и Президиум. Между тем ЦИК БиГ 6 ноября 2018 года утвердила результаты состоявшихся всеобщих выборов. В новом составе высшего коллективного органа управления Боснии и Герцеговины — Президиуме свои народы представляют: бошняков — Шефик Джаферович, хорватов — Желько Комшич, сербов — Милорад Додик.

При этом Шефик Джаферович и Желько Комшич видят своих союзников главным образом на Западе. Они призывают к интеграции БиГ в НАТО, настаивают на признании Косово, диверсификации поставок газа в страну для меньшей зависимости от Москвы за счет подключения к Трансадриатическому газопроводу, а также закупок американского сжиженного газа. Россию же они рассматривают, прежде всего, как экономического партнера и большой рынок сбыта для своей сельхозпродукции и иных, производимых здесь товаров.
В свою очередь Милорад Додик открыто выступает за расширение всестороннего взаимодействия с Россией, призывает аннулировать «черные списки россиян», заявляет о намерении добиваться признания Крыма на уровне Боснии и Герцеговины, не допускает и мысли об интеграции в НАТО, настаивает на свертывании Аппарата высокого представителя в стране и удалении иностранцев из Конституционного суда БиГ. Все это, естественно, стало поводом для демонизации политика в западных СМИ и введения в отношении него санкций со стороны США.

Между тем представители Вашингтона и Брюсселя в Сараево прилагают максимум усилий для активации Плана действий по членству в НАТО для БиГ и ускорения евроатлантической интеграции государства, что, естественно, вызывает непонимание в Москве. Так, постоянный представитель РФ при ООН Василий Небензя на заседаниях Совета Безопасности организации открыто заявляет, что Россия «решительно не согласна с курсом на затягивание БиГ в НАТО».

«Такие действия лишь усиливают противоречия внутри страны», — указывает он, добавляя, что «мы не подписывались ни под какими обязательствами по втягиванию страны в евроатлантические структуры». «Предусмотренный мирным соглашением 1995 года консенсус по внешнеполитическим вопросам в этом случае недостижим в силу принципиальной позиции боснийских сербов, не представляющих себе прочерчивания блоково-разделительной линии между Республикой Сербской и Сербией», — констатирует Небензя.

Кроме того, и сербский член Президиума БиГ Милорад Додик подчеркивает, что, по его мнению, на Западе желают, чтобы сербский народ молчал, но сербы обязаны говорить о преступлениях НАТО и никогда не забывать о них. Таким образом, можно уверенно заявить, что и спустя 23 года в Боснии и Герцеговине сохраняются межэтнические противоречия, осложняющиеся различной интерпретацией трагических событий 90-х готов, а также тем, что сербы, по-прежнему, видят в качестве своих главных геополитических союзников Москву и Белград, в то время как хорваты ориентируются на Брюссель и Загреб, а бошняки — на Анкару и Вашингтон.