Now Reading
22 апреля в Сербии вспоминают жертв Холокоста и геноцида над сербами, цыганами и евреями во Второй мировой войне

22 апреля в Сербии вспоминают жертв Холокоста и геноцида над сербами, цыганами и евреями во Второй мировой войне

Ирина Антанасиевич

…Эти дети в форме хорватских усташей – сербы.

Сербы из Кордуна, Козары, Боснии….

Маленькие узники концлагерей Ясеновац, Ястребарско, Лобор, Ябланац, Млака, Бросице, Устици, Стара-Градишка, Сисак, Горня-Риека.

Кроме Ясеновца, все остальные лагеря – исключительно детские и женские.

Но я не об этом рассказываю.

Я об одной женщине.

Ее звали Диана Будисавлевич.

Об Ирене Сандлер знают многие.

Об Оскаре Шиндлере знают все.

О Диане Будисавлевич почти не знают.

А она вывела из усташских лагерей смерти 15 336 детей (чуть более 12 тысяч из спасенных пережили войну).

Вывела.

Спасла.

Сохранила жизнь.

По рождению Диана была австрийкой (ее девичья фамилия – Обексер). А замуж вышла за серба – загребского хирурга Юлия Будисавлевича. Веселая, легкая, почти опереточная австрийка во время войны стала женщиной долга, человеком миссии и на свои плечи взвалила груз тяжкий – спасти детей.

Сербских детей.

Спасти детей можно было одним способом – изменить их идентичность: отдавать их в хорватские, боснийские семьи, отдавать в детские дома католической церкви…

Да, детей крестили в католическую веру.

Да, их переодевали в хорватскую усташскую форму, да, им давали другие имена, но детей выводили из предназначенного им круга ада на земле.

Подвиг Дианы и ее помощников заключается еще и в том, что они всегда, как только могли, составляли картотеку детей: записывали их данные (имена, место рождения, фамилии в тех случаях, если маленькие узники их знали).

Именно эта картотека смогла вернуть после войны многих детей их семьям.

Составление этой картотеки было для Дианы также важно, как и спасение жизней.

Из дневника: «Za neke od preostalih sam uspjela dobiti neke podatke, ali mala umiruća stvorenja nisu mogla ništa kazati. Umrla su djelomično tamo, a djelomično od nas preuzeta kasnije, kao i toliko malih mučenika, kao nepoznata, bezimena djeca. A svako je imalo majku koja je za njim gorko plakala, imalo je svoj dom, svoju odjeću, a sad je trpano golo u masovnu grobnicu. Nošeno devet mjeseci, u bolu rođeno, s oduševljenjem pozdravljeno, s ljubavlju njegovano i odgajano, a onda…»

«О некоторых оставшихся я смогла найти хоть какие-то данные, но часто маленькие умирающие существа не могли ничего сказать о себе. Умирали и там (в лагерях), умирали у нас, маленькие, безымянные. А ведь у каждого была мать, которая рыдала над ним. У каждого был свой дом, была одежда, а ныне голое тело брошено в массовую гробницу. А и его девять месяцев носили, в муках родили, радовались его рождению, с любовью растили и лелеяли, и потом…»

Позже, югославская ОЗНА (Отделение защиты народа) забрала у Дианы документы, что ввергло ее в тяжелую депрессию с попытками самоубийства. Югославию она покинула и уехала в родной Инсбрук.

Вернуть детей их семьям или хотя бы вернуть им память о их происхождении потом было невозможно: долгие годы хорватский журнал «Арена» искал данные и соединял семьи как мог, основываясь на воспоминаниях.

О ее миссии, тяжелой, сложной, нужной, узнали только после ее смерти.

После публикации ее дневников имя Дианы Будисавлевич получил парк в Вене. Ее именем названы улицы в Белграде и в городе Козарска-Дубица.

…. Вот такую историю я хотела вам рассказать.

Историю об австрийке, чье имя забывать не следует.

Как и имена загребчан – ее друзей, помогавших ей. Это Иванка Джакула, Камило Бреслер, Яна Кох, Драгица Хабазин, Марко Видакович, Татьяна Маринич, Велемир Дежелич, Анте Думбрович, Байо Омичкус – хорваты, немцы, австрийцы; архитекторы, врачи, медицинские сестры, монахини католических монастырей, торговцы, чиновники…

И в качестве напоминания: сухая статистика сообщает, что во время войны только в концлагерях, расположенных на территории Югославии, было убито 73 316 детей в возрасте до 14 лет.

Ирина Антанасиевич https://www.facebook.com/irina.antanasijevic/posts/10217841912377846