Советский демпинг, или Как королевская Югославия лесом торговала

Сразу после образования в 1918 году Королевства сербов, хорватов и словенцев (КСХС) новому государству нужно было заниматься улучшением экономического состояния. И до Первой мировой войны Балканы не считались процветающим регионом, а разорения военных лет и понесённые издержки ещё больше ухудшили положение нового королевства.

Сербия и Черногория сильно пострадали от войны, а экономика Хорватии, Словении и Боснии отставала от других областей бывшей Австро-Венгрии, они не могли «тянуть» за собой всё новое королевство. Нужно было отыскивать другие источники быстрого получения доходов, и на помощь пришли природные ресурсы.

high angle view trees forest 1048944 10210331
Фото: freepik.com

Дикие горные края Боснии всегда были богаты лесом и привлекали внимание деревопромышленников — и в османскую эпоху, и при австрийцах. Взлёт и падение боснийская древесная индустрия пережила в 1930-е годы, в эпоху королевской Югославии.

По данным югославского чиновника и писателя Азиза Ресулбеговича-Дефтердаревича, подъём лесной промышленности в восточной части Боснии начался после прокладки австрийцами узкоколейной железной дороги от Сараева до Вишеграда в 1890-е годы. Чуть позже дорога была продлена до границы с Сербией. Помимо железнодорожного пути, вишеградские лесорубы использовали и более традиционный способ — сплав леса в виде связанных плотов вниз по течению Дрины. В России подобный метод активно применялся даже в середине XX века.

3 13
Пилорама в городке Рудо на востоке Боснии. Фото: Виктор Бобров

Интересно, что появление железной дороги, открывшей для вишеградских лесорубов новые рынки сбыта, привело к массовому уходу жителей окрестностей в лесную отрасль. Крестьяне бросали свои скудные земли, торговцы закрывали лавки, ремесленники оставляли свой труд — и все они шли в лес.

Первые годы после создания КСХС лесная отрасль только росла. Пиломатериалов и топлива было нужно много — и в королевстве, и за его пределами. После соединения узкоколейной дороги с линией до Ужице в 1926 году (там теперь ходит знаменитая «Шарганска осмица») объёмы вывоза вишеградского леса возросли ещё больше — ведь теперь местные заготовители получили быстрый доступ к рынкам Сербии и Македонии, а оттуда по железным дорогам — в Австрию, Венгрию, Грецию и Албанию. Древесная продукция стала одной из главных статей экспорта КСХС наряду с пищевой.

4 12
Узкоколейная дорога, по которой вывозили лес из окрестностей боснийского Вишеграда. Фото: Виктор Бобров

В 1929 году в Вишеграде было занято на лесозаготовках около 1600 человек, тогда как всё население общины Вишеград составляло менее 5 тысяч. За тот год община отправила на рынки около 100 тысяч кубометров леса, из которых 65% — за границу. Лесорубы много работали и хорошо зарабатывали. Это была, конечно, не «золотая лихорадка», но для традиционно небогатых краёв Подринья те несколько десятилетий стали поистине золотыми. Многие вишеградцы не ценили свой труд, пропивая зарплату в многочисленных кафанах.

А в конце того же 1929 года грянул мировой экономический кризис. И впервые это слово услышали на берегах Дрины. Встала почти вся мировая экономика, объёмы закупок югославского леса резко упали. Вишеградские дровосеки остались у разбитого корыта. Они попытались вернуться к земледелию, но за прошедшие годы земля, оставшаяся без ухода, совсем оскудела и не приносила достаточно урожая. Сбережений у крестьян не было — зарабатывая хорошие деньги на лесе, они не задумывались о будущем и не делали накоплений.

front view tree trunks 23 2148804894
Фото: freepik.com

Интересно, что на состояние югославской лесопромышленности в те годы повлиял и Советский Союз. Наша страна начала активно увеличивать поставки леса на мировой рынок, сбивая цены. Если в 1928 году доля СССР в мировом экспорте леса составляла 6,7%, то в 1930 году — уже 16,7%. Среди стран, «подвинутых» Союзом на лесном рынке, оказалась и Югославия, и другие государства Европы — например, Польша и прибалтийские республики. Помимо Советского Союза, в годы «великой депрессии» активно наращивали поставки древесины Польша, США и Канада, что тоже способствовало снижению цен. Лишь в конце 1935 года крупнейшие европейские экспортёры леса договорились о разделе квот на поставки древесины (точь-в-точь как сейчас это делают страны ОПЕК с нефтью). Согласно этому договору, Югославия заняла 7-е место в списке европейских поставщиков древесины, уступив только Финляндии, СССР, Швеции, Польше, Австрии и Румынии.

5 9
Дрова для отопления гимназии в Босилеграде (город на юго-востоке Сербии). Фото: Виктор Бобров

С тех пор прошло несколько десятилетий, Югославия развалилась, собралась вновь и опять развалилась, не стало и Советского Союза, но важность древесной промышленности для балканских государств сохраняется. Наверняка большинство туристов, посещавших страны бывшей Югославии, замечали, как активно в них используется печное отопление. Чадят сельские дома, чадят загородные викендицы, чадят и города. Топить дровами на Балканах — это нормально, это традиционно, это дёшево, в конце концов. «Балканист» уже писал об особенностях обогрева жилья в Сербии, но, по большому счёту, и в соседних странах картина во многом похожа.

Разумеется, если в домах активно топят дровами, то немало жителей страны заняты в древесной промышленности. Во многих регионах Сербии и Боснии работа в лесу — единственная возможность более-менее зарабатывать. Суровые сербские и боснийские дровосеки ездят на «Нивах», грузовиках «ФАП» (сделано в сербском Прибое) или «ТАМ» (сделано в словенском Мариборе), пилят деревья «Хускварнами» и «Штилями». Некоторые из них даже ведут в соцсетях сообщества, посвящённые лесорубам, их технике и образу жизни.

По данным Продовольственной организации Объединённых наций (ФАО ООН), в 2022 году в топ-10 мировых экспортёров топливной древесины вошли Хорватия и Босния. Хорватия продала за границу 622 тысячи кубометров дров, вязанок и стружки (всё это составляет группу «топливная древесина») на сумму 57 миллионов долларов. По объёму экспорта Хорватия заняла 3-е место в мире, уступив только Эсватини и ЮАР. Босния экспортировала 456 тыс. м3 топливной древесины (5-е место в мире) на сумму более $60 млн. Интересно, что по стоимости экспорта дров Босния заняла 2-е место, а Хорватия — 3-е, то есть боснийский лес — более дорогой. Приведённые выше цифры касаются только нехвойных пород деревьев: это дуб, граб, бук и другие обитатели балканских лесов. Хвойные породы древесины (сосну, ель) Босния и Хорватия тоже экспортируют, но в гораздо более скромных размерах.

6 10
Пилорама в сербской провинции. Фото: Виктор Бобров

Основной объём боснийских и хорватских дров опять-таки продаётся в Италию, эта страна является мировым лидером по импорту топливной древесины. Ещё можно отметить, что Босния и Хорватия (да и другие балканские страны) все последние годы только наращивают объёмы древесной продукции. На это, кстати, влияют и санкции, наложенные на Россию странами Евросоюза в 2022 году. В общем, опять отечественные и югославские экспортёры леса оказались связаны цепями мировой экономики и политики. Только теперь конъюнктура играет на стороне балканских государств. И боснийские лесорубы уже не пропивают зарплату в кафанах — конкуренция на древесном рынке слишком высока, да и зарплаты не такие уж высокие, тут не до кафан.

Обложка: freepik.com

© 2018-2024 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх