Спустя неделю после того, как парламент Греции большинством в 153 голоса против 146 ратифицировал Преспанское соглашение, в условиях отсутствия консенсуса между правительством и обществом по вопросу переименования соседнего государства, очевидным становится тот факт, что последние события не только не решают существующих проблем, но и создают новые.

За цепочкой отставок сначала министра иностранных дел Греции Никоса Котзиаса, а затем и главы греческого министерства обороны Паноса Камменоса, аргументировавших свое решение несогласием с Преспанским соглашением, последовало осложнение обстановки и в греческом парламенте: в данный момент предпринимаются попытки договориться об условиях «парламентской сделки» между правящей и оппозиционными партиями — и все это в преддверии парламентских выборов. Стоит отметить, что в этой ситуации бóльшие потери несет не бывший партнер правящей партии СИРИЗА партия «Независимые греки», а социал-либеральная партия «Потами» (Река), на данный момент имеющая 6 мандатов. Это связано с решением голосовать «за» Соглашение, несмотря что «Потами» — одна из партий, продолжающих критиковать правительство. Однако еще более интересно то, что перемещения депутатов даже между идеологически конкурирующими партиями особенно интенсифицируются, когда в парламенте обсуждаются серьезные национальные вопросы как, например, подписание меморандумов — факт, демонстрирующий, что кризис, переживаемый сейчас Грецией, связан не только с экономическими, но и с демократическими процессами в стране.

Другой проблемой, возникшей вследствие ратификации Соглашения, является реакция греческого общества. Согласно опросам, около 70% греков высказываются «против» принятого решения (в Скопье, к слову, отмечаются похожие настроения). Массовые митинги, проходившие на протяжении прошлого года, свидетельствуют о серьезной неудовлетворенности народа сложившимся положением дел: решение было принято руководством страны даже без проведения референдума. Кроме того, граждан возмущает и ряд других факторов: начиная с содержания самого Соглашения и заканчивая излишней вовлеченностью в национальные вопросы НАТО — организации, имеющей прямое отношение к бескомпромиссной позиции Греции о наименовании Бывшей Югославской Республики Македония (БЮРМ), что не находило понимания в предыдущем правительстве Николы Груевского. Нынешнее правительство, к слову, продолжает эту линию и, похоже, не планирует менять свой подход по данному вопросу. Примером этого является тот факт, что премьер-министр Македонии Зоран Заев, даже после голосования, в каждом публичном выступлении и в каждой публикации в Twitter продолжает называть свою страну «Македония», не добавляя к названию «Северная». Все это позволяет предположить, как дальше будут развиваться события.

Таким образом, становится ясно, почему греческое общество так остро реагирует: ведь национальность, как и прежде, будет звучать как «македонцы», а в паспортах будет указано «македонец/гражданин Северной Македонии». Язык также будет именоваться македонским. Все это противоречит давно сложившейся греческой позиции, в соответствии с которой исключительное право на использования термина «Македония» принадлежит только Греции.

Безусловно, и в Греции, и в БЮРМ на улицу вышли люди с крайне консервативными взглядами, что провоцирует рост национализма и активизацию крайне правых — это подтверждается и недавними нападениями на журналистов. Все это придает еще больший вес аргументам против Преспанского соглашения. Помимо тех, кто его поддерживает (незначительная часть общества) и кто выступает против (большинство), есть и третья сторона, выступающая как против соглашения, так и против крайних форм демонстрации. Что правительство должно было сделать раньше — еще до подписания Соглашения, — так это провести референдум, где народ смог бы выразить свое мнение демократическим путем, а не терпеть обвинения в участии в митингах.

Третья возникшая проблема — реакция международного сообщества. Помимо восторженного одобрения принятого Грецией и БЮРМ решения со стороны заинтересованных в нем НАТО и ЕС, а также инициативы по выдвижению кандидатуры двух премьеров Ципраса и ХЗаева на награждение Нобелевской премией мира, стоит обратить внимание на реакцию соседних стран — Сербии, Болгарии и Кипра.

Так, несколькими днями ранее президент Сербии Александр Вучич ко всеобщему удивлению заявил, что Сербия признает новое название, чем вызвал недовольство значительной части греческого общества. Поэтому греки видят в подобном заявлении проявление косвенной поддержки НАТО со стороны Белграда, что дает новые поводы и новые лозунги для протестов против Вучича, активно проходящих в столице Сербии в последние недели.

Затем о поддержке ратификации Соглашения заявил президент Кипра Никос Анастасиадис, который на саммите стран юга ЕС подчеркнул, что название БЮРМ было утверждено в 1992 году и это доказывает наличие консенсуса даже между теми странами, которые имеют подобные нерешенные национальные проблемы.

Болгария сохранила свою прежнюю позицию, недвусмысленно дав понять, что она не признает новое название, поскольку в противном случае она, вероятно, станет следующей на очереди после того, как Греция понесет потери по большинству пунктов этого Соглашения, потому что, по словам президента Болгарии Румена Радева, «македонского языка не существует, и это приведет к нестабильности на Балканах».

Ратификация Соглашения касается не только Греции и БЮРМ, но и других государств Балканского полуострова. Эффект домино уже был запущен, главным образом, партией самопровозглашенного македонского меньшинства в Греции «Уранио Токсо» (Радуга), которая требует от Греции извинений за преступления против македонского народа, совершенные за последние 120 лет. Похоже, что подобные проявления общественной реакции в ближайшие месяцы станут все более частыми, а действия каждого отдельного «меньшинства» могут стать ударом по двусторонним отношениям Греции с ее соседями, что, конечно, нанесет урон имиджу нашей страны на международной арене. Необходим консенсус между обществами двух государств — для того, чтобы добиться непризнания Соглашения со стороны ООН. Поскольку в том случае, если оно будет одобрено на международном уровне, сложившаяся ситуация приведет к долгосрочным негативным последствиям: а именно к усилению националистических настроений и более активному вмешательству третьих стран во внутренние проблемы суверенных государств.

Андронику Константинос (Греция)
Политолог, независимый аналитик


iaccenters.com