…Марширала, марширала краля Петра гарда…

Да, день сегодня такой — день рождения последнего сербского короля. Поэтому текст о дяде Пете — последнем короле Сербии. Текст большой, поэтому чашечка кофе не помешает. Да и рюмка — день рождения же.  

***

… В социалистической Югославии очень не любили одну песню.

Слова в песне были самыми что ни на есть примитивными и повествовали о марширующих гвардейцах короля Петра и о самом Петре, которого песня по-свойски называла Пера и который на белом коне ехал впереди гвардии.

Все довольно банально, я же говорила.

… За что не любили песню в мирной социалистической Югославии?

Наверное, за немирную тень короля Петра, одно упоминание о котором вносило беспокойство.

Именно его, блестящего выпускника Сен-Сира, фотографа и художника, восторженного вьюношу, который упивался идеями либерализма и свобод (даже Джона Стюарта Мила перевел и предисловие написал), потом любимые им французы провозгласят очередным балканским варваром, сербским националистом оккупировавшим престол.

А он, внук Черного Джордже, заняв трон, считал, что речь идет не о свержении династии (да и какая династия Обреновичи?… Предатели. Они осмелились после смерти князя Михаила запретить въезд в страну всем носителям славного имени Карагеоргия!.. И плевать даже на конфискованное имущество!.. Но запретить потомкам Георгия Петровича ходить по пыльным сербским дорогам?!…), а о восстановлении права на престол тех, которые больше всего это право имели.

А прежде чем въехать на белом коне на улицы Белграда, дядя Петя (чика Пера, как назовет его народ), успеет повоевать.

…Эх, все знают, что «герои былых времен» — Никола Кавая, Легия, да и хорват Анте Готовина, профессии своей обучались в рядах французского Легиона. И мало кто помнит, что пошли они по стопам короля.

Именно он, Петр, достойно боролся в рядах легионеров и даже орден получил за французско-прусскую кампанию. А после Легиона — в Боснию, воевать. Впрочем, в современной версии, балканские легионеры всех национальных расцветок тоже пошли тем же путем — каменистым, скучным, военным — в Боснию и Герцеговину.

Туда война нет-нет, да и зайдет на огонек. Очень ей там по душе.

Вот и наш Петр оставил Легион и под именем Петр Мрконич (знаменитый когда-то гайдук) начал воевать, создавая мифы и раздувая легенды. Многие верили, что знаменитый гайдук Мрконич восстал из мертвых, воюя за свободу. Но для успешного восстания легенд мало: нужно и оружие.

Восстание подавили. В Сербию хода не было. В Париже на жизнь средств не хватало. И селится Петр то в скромную провинциальную Женеву, то в совсем бедное черногорское Цетине на тещины да тестевы хлеба (в жены он взял дочь черногорского короля Николы).

А потом грянула гроза. Майская. 

Майское восстание поставило точку на династии Обренович.

Подробнее: О королеве Драге, которую никто не любил 

И воссияла звезда Карагеогриевичей.

Ох, сколько дел сделал дядя Петя! Сколько дел в бедной, разоренной, политически нестабильной стране. Победил в Первой и Второй балканских войнах, присоединил Рашку, Косово и Метохию и Македонию.

… и сгорел.

Годы были уже не те. Да и наследники не радовали. Любица-Зорка, его верная королева, сначала двух девочек родила – Елену (она потом выйдет замуж за Ивана Константиновича Романова) и Милену, которая умерла в младенчестве.

Елена Петровна, принцесса Сербская, с супругом, князем императорской крови Иоанном Константиновичем Романовым

Затем родились долгожданные сыновья — Джордже, Александр и Андрия (умер в младенчестве).

Первый, Георгий — Джордже, старший, названный в честь Черного Джорджа, не только имя от прадеда унаследовал, но и темперамент.

Темперамент и был причиной его отречения, потому что во время ссоры умудрился неспокойный принц подраться со слугой Колаковичем. Да так подраться, что через несколько дней после драки слуга скончался. Джордже смерть эту до конца жизни своей так и не переболел: все снился ему Колакович, и все пытался он сбежать от страшного сна, сбежать в самые страшные, самые кровавые балканские битвы – и две Балканские войны, и Первую мировую прошел, и ранен тяжело был, а прожил долго.

Умер в 1972.

В Белграде, кстати.

В том городе, где ему его же брат, Александр, в чью пользу он отрекся от престола, запретил появляться.

А потом уже маршал Тито запретил всем Карагеоргиевичам появляться в Белом городе. Кроме мирного пенсионера Джордже… Чудны дела твои, Боже…

Второй, как мы уже сказали, Александр. 

Александр Карагеоргиевич,
король Сербов Хорватов и Словенцев, впоследствии Югославии

Эх… дядя Петя, знал ли ты, что навяжет твой Александр таких гордиевых узлов — колонизация, проблемы Косово, Баната, Бачки, Македонии, создание СХС, изменение конституции, создание Югославии: именно его политика привела к появлению усташей и ВМРО, которые и съели его в конце концов, — что будут их распутывать, да не распутают, а начнут просто рубить по живому да кровавому. 

И идеи были неплохими, его, дяди-Петиными идеями, но… то ли не судьба, а может, не та звезда — и весь сказ.

О о дядя Пете в Сербии немного осталось.

Песня одна.

Раньше был еще и город Петровград, но его переименовали в Зренянин, решив, что лучше иметь город имени секретаря ЦК Жарка Зренянина, чем неспокойного монарха.

Правда есть еще Мрконич-град. Но он в Боснии. В Республике Сербской. И нынешняя молодежь вряд ли знает о Петре Мркониче. Скорее, имя Мрконич им напомнит министра в правительстве Милошевича и ныне не последнего в Сербии человека.

Мрконич-град

Уехал на белом коне последний правитель Сербии.

И больше не было Сербии.

И у Сербии не было королей.

И не будет.