Очень странные слова, или Сербский язык и его интересности

Идём по Белграду, а там огромный плакат «Knjaz nije voda, to је naš ponos». Ну сейчас начнётся, думаю, и точно: московский корреспондент, которому я переводила во время съёмок репортажа собеседников-сербов, остановился, увидев надпись, и начал хохотать.

— Слушай, ну что это значит? — утерев слёзы, спросил он.
— Гордость значит, гордость, — отвечаю с ухмылкой «в усы».

В сербском много — и даже очень — слов, звучащих вполне «по-русски», но имеющих абсолютно иное значение, и новичкам, изучающим язык, стоит обратить на них внимание. К слову, с годами перестаёшь замечать их и выделять как особенность и прелесть, зато начинаешь удивляться и заново открывать красоту некоторых русских слов.

Но вернёмся к сербским «жемчужинкам». Кстати, жемчуг на сербском — это perla, то есть почти как наш перламутр, а также ещё и biser — что уже может запутать. Таких похожих на русские слов в сербском языке много, все не перечислить, поэтому я расскажу о моих любимых.

Sukobljavati — конфликтовать. Согласитесь, звучит ярко, особенно, например, в таком контексте: «Ты, что это, ссссукобљавати со мной вздумал?!»

AP 6010131230 pic905 895x505 98686
Фото: АР

Туда же nasukati se — «напороться на что-то, сесть на мель». А вот sukati значит «сучить, свивать (пряжу в одну нить)», что является однокоренным со словом suknja — это «юбка» (моя мама его запомнила легко, потому что похоже на слово «сукно»).

Vredan — «трудолюбивый, ценный». Когда меня спрашивают «Јеsi li vredna?», всегда киваю утвердительно, потому что я и работящая, и характер у меня вредный. Отсюда и глагол vrediti — «иметь ценность, приносить пользу» — он, как видно, обозначает тоже совсем не то, что может показаться. А вот bezvredan значит не «безопасный», а «бесполезный», (кстати, «безопасный» — это bezbedan, и вовсе не эквивалент русскому «безбедный»). Одним словом, ложные друзья переводчика встречаются там, где их совсем не ждёшь.

Pečenje — это мясо с вертела, а десерт с похожим русским звучанием будет keks. Сам же кекс, к какому мы привыкли, в сербском языке называется kapkejk (калька с английского) или kolač (это слово в принципе применимо к разным видам сладкой выпечки, в частности, и к тому, что по-русски объединяется под словом «пирог»).

pec
Фото: freepik.com/PROFIMEDIA/SHUTTERSTOCK

До сих пор иногда путаю šiške и šišarke. Первое — это «чёлка», второе как раз таки «шишки» (еловые или кедровые). Šišati значит «стричь», а вот šišmiš — «летучая мышь», а не шиш с маслом.

Очень нравится название вида спорта — борьбы — rvanje. Они там нередко действительно рвут друг на друге одежду.

Trup — неприятное слово, но оно означает «торс, туловище», его ещё используют применительно к цельным куриным тушкам, а вот trupa — это большое военное подразделение в общем, без уточнения, рота это или, скажем, полк.

Продолжим военную тему. К слову, «полк» — это puk, а «полковник», соответственно, pukovnik.

При этом puknuti же означает «лопнуть, взорваться» (ну да, запомнить несложно), была даже серия сербских детских книжек с анекдотами «Da pukneš od smeha», то есть «лопнешь от смеха». Отсюда же и слово pukotina, то есть трещина или разрыв. А вот аналогичное русскому слову сербское для обозначения физиологического процесса звучит как prdnuti. Не перепутайте!

WhatsApp Image 2023 08 23 at 12.32.27 1
Фото: idioteka.ru

Јagodice — это «скулы». Мне как-то неловко было уточнять, почему сербки колют ботокс «в ягодицы», но в итоге мне объяснили: «Ne, Katarina, јagodice su na licu, zadnjica је drugo» (о, кстати, вот это слово в русском и сербском языках имеет одинаковое значение).

Есть ещё созвучное слово zajednica (сравните с русским «заодно»), что значит «сообщество». В общем-то, связываться с некоторыми сообществами действительно чревато геморроем.

К слову, если скажете в Сербии «подгузник», вас, скорее всего, поймут, потому что guza — это как раз таки то, куда его надевают.

Немного разовьём тему: очень смешное слово karlica означает «малый таз» и его органы. То есть MRT karlice — это не сканирование лилипутки в «батискафе», а исследование нижней части тела.

Ну и хватит о низменном. О сербской обсценной лексике, которую я нежно люблю, расскажу в следующем материале, если разрешит редактор.

«Подснежник» в русском языке звучит романтично, а вот в сербском не очень — visibaba, видимо, потому что цветок с поникшей головкой напоминает бабульку в платочке.

А вот babuška по-сербски — это «матрёшка», что очень мило. Они ведь действительно похожи на маленьких бабулек.

vbm
Фото: freepik.com

Ещё мне очень нравится слово živa. Это значит «ртуть». И правда, она же такая подвижная, будто живая. «Ртутный градусник» — toplomer sa živom, всё понятно и ясно.

Najdraži — «самый любимый, дорогой», и когда знаешь, что это означает, даже неблагозвучное на первый взгляд имя Драган/Драгана звучит нежно и ласково. Так могли назвать только самое долгожданное дитя, и это divno, как говорят в Сербии, «чудесно» то есть.

Дитя в этом высоком смысле слова, или «чадо», как говорят у нас, по-сербски будет čedo. Согласитесь, интересно!

А вообще я учу сербский язык уже больше десяти лет, но он не перестаёт меня радовать и удивлять. Я его считаю одним из самых красивых языков в мире, поэтому открывать его для себя можно бесконечно!

Обложка: knjaz.rs

© 2018-2024 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх