25 мая для Балкан, для бывшей Югославии – особенный день. И по-прежнему актуальный. 

Известно, что 25 мая маршал Иосип Броз Тито отмечал свой день рождения. На самом деле югославский лидер родился 7 мая, но официальную дату празднования он перенес. Для чего? Мне приходилось участвовать во многих передачах, посвящённых жизни и смерти Тито, так вот, там звучали самые разные версии. Потому вопрос это долгий. 

Гораздо любопытнее, что именно в день рождения Тито в Югославии отмечали национальный праздник — День молодёжи. Действо не просто увлекательное, масштабное, яркое, но и знаковое, которое, как то принято говорить, проходило с грандиозным размахом. 

Основным событием считалась эстафета молодости. Её придумала в 1945 году молодежь сербского города Крагуевац. Участие в первом забеге, который до 1957 года назывался «Титовой эстафетой», приняли 12,5 тыс. молодых людей, которые суммарно пробежали 9 тыс километров. 

Цитату об эстафете молодости из югославской газеты «Политика» за 1946-й год приводит Евгений Матонин: 

«Из всех краев нашей прекрасной Федеративной Народной Республики Югославии, по плодородным полям и сквозь густые леса, через реки, от Триглава до Скопье, от голубой Адриатики до сремских и банатских равнин, десятки тысяч самых лучших представителей нашей молодежи днем и ночью несут пламенные поздравления всего нашего народа ко дню рождения маршала Тито. <…> Толпы народа стояли на тротуарах и приветствовали участников эстафеты. В центре города находилась трибуна с представителями народной власти. Участник эстафеты поднимался на трибуну, передавал эстафетную палочку и флаг своей республики и провозглашал: ”Передаю поздравления товарищу Тито от Народной Республики Сербии!”. После того как свои ”эстафеты” вручили все участники, торжественная процессия во главе с тогдашними ближайшими соратниками Тито Ранковичем, Джиласом и Сретеном Жуйовичем двигалась к резиденции маршала. Тито ждал ее у входа и принимал ”эстафету”, а также рапорт и поздравления представителей молодежи». 

После 1957 года, с подачи самого главы государства, мероприятие официально стало называться Днем молодёжи. К слову, эстафету не отменяли даже в 1972 году, когда Югославия боролась с эпидемией оспы, и в стране вовсю шло вакцинирование. 

В 1957 году первую эстафетную палочку Дня молодежи маршалу передал Мико Трипало, возглавлявший тогда Национальную молодежь Югославии.

Для самого Тито последней стала эстафета 1979-го. Маршал отошёл в мир иной 4 мая 1980 года, а незадолго до этого, 24 марта 1980 года, забег традиционно стартовал из города Нови-Сад, чтобы завершиться в Белграде, на стадионе Югославской народной армии, при участии Тито. Но – не сложилось. 

Кто удостоился чести последним вручить маршалу эстафетную палочку? По одним источникам, им стал албанец Азем Власи. Тогда он был образцовым югославским комсомольцем, но уже в новой реальности превратился в ярого борца за права косовских албанцев. По другой версии, это была албанская студентка из Приштины Сания Хисени, которая обратилась к маршалу со словами: «Любимый друг Тито! Мы говорим языком и сердцем твоим. Эту страну и этот народ ничто не может сломить. Ни сегодня, ни завтра – никогда! Поздравляем тебя, дорогой товарищ Тито, с 87-м днём рождения!». Во время войны Хисени уехала работать врачом в Канаду.

После смерти президента Югославии событие проходило вплоть до 1988 года под лозунгом «И после Тито — Тито».

В 87-м году в Дне молодежи появлялись трагические нотки — вестники будущих бед. В частности, праздничный плакат, подготовленный словенской студией Novi kolektivizam, оказался несущественно измененной версией нацистского плаката из 30-х годов. Позднее, в 91-м, именно националистические мотивы, густо замешанные на языковом и религиозном компонентах, и разрушили Югославию.

В 1989 году Союз социалистической молодёжи Югославии упразднил День молодёжи. А в 1990-м он и сам канул в лету. И только в родном селе Тито Кумровец в Хорватии праздник все ещё отмечают.

Главный элемент забега — эстафетная палочка — каждый год разрабатывалась специально и, как сказали бы сейчас, имела уникальный дизайн. По сути, она являлась произведением искусства. Выполнялась из дерева, пластика, металла и даже фарфора, ее длина была от тридцати до сорока сантиметров. В качестве украшения (которое одновременно указывало на то, какое сообщество передает палочку главе государства) на нее помещали фигурки пионеров и партизан, мотоциклистов и спортсменов, а также корабли, самолёты и, конечно, звёзды. Более того, в эстафетных палочках содержалось послание к Тито. Это была символическая благодарность вождю партизанского и антифашистского движения.

Все эти реликвии сегодня хранятся в Доме цветов — мавзолее, где похоронен Тито. Он находится совсем рядом с резиденцией, в которой более 35 лет жил маршал. Отсюда открывается красивейшая панорама сербской, а тогда югославской столицы. В 2013 году здесь упокоили и супругу Тито Йованку. В отличие от иных мавзолеев и усыпальниц, место это не довлеет над тобой, а наоборот – создаёт особую, заряженную атмосферу.

Дом цветов

О реалиях эпохи в музейной коллекции напоминают, прежде всего, эстафетные палочки с посланиями, но здесь есть и выставка, где можно увидеть подарки Тито (от чучел животных до причудливых ваз), необычные картины и гобелены с его изображением (преобладает символизм – соцреализма почти нет). Экспозиция сопровождается трансляцией кинохроники и радиопередач о молодёжной эстафете. 

Хроники весьма символичны. И дело даже не в пышности торжества, а, прежде всего, в лицах. Это вообще полезное и увлекательное занятие – рассматривать глаза тех, кто смотрит на нас из прошлого. Артур Кестлер назвал тот социализм «слепящей тьмой» (хотя понятно, что речь шла, в первую очередь, об СССР, а не Югославии), но взгляды тех юношей и девушек, наоборот, ясные и зоркие, целеустремлённые. 

Здесь албанцы соседствуют с черногорцами, македонцы со словенцами, сербы с хорватами, – и не верится, что через годы, десятилетия они начнут биться друг против друга, разделённые политическими интригами, геополитическими играми и национальными факторами. На белградском стадионе всё было совсем иначе. 

Безусловно, в проведении эстафеты присутствовал по большей части идеологический элемент. Один центральный лозунг чего стоит: «Мы – Титовы, Тито – наш!». Однако можно ли говорить о Дне молодёжи и эстафете в таком случае в сугубо негативном ключе? Мол, «пагубный культ личности и холёное тщеславие». Полагаю, что столь односторонний подход был бы неправилен. Ведь День молодёжи нёс, если угодно, и воспитательную нагрузку. Он организовывал юношей и девушек, направляя их энергию. 

У нас вообще принято ругать молодёжные организации и мероприятия прошлых лет. Мол, согнали, заставили. Но я вот помню, что в 90-х мой класс тоже отправляли на массовое шествие 19 мая, в День пионерии. Ничего гадкого я тогда не испытывал. Наоборот, было солнечно, радостно и тепло. Ведь, на самом деле, неизвестно, что хуже: когда сгоняют и заставляют — или когда превращают свободу во вседозволенность. Когда сотни тысяч школьников и студентов погружаются в виртуальную реальность, зацикливаясь на симулякрах, жестокости и потреблении, они начинают жить исключительно в соответствии с ницшеанской философией «Падающего толкни». Эти атланты расправляют плечи, чтобы расталкивать ими остальных, – и в них нет ни коллективизма, ни поддержки, ни взаимовыручки. А что тут страшного, спросите вы? Здоровый эгоизм? Нет, не здоровый. Это самоубийственная атомизация, рождающая даже не довольство (о счастье молчу), а постоянное беспокойство, перерастающее в тревогу, потому что социальный, спортивный, иные факторы исчезают. Человек остаётся один. А молодой человек и без того одинок.  Да и в конце концов, глядя на Россию, не кажется ли, что многие наши беды именно от отсутствия какой-либо идеологии? Ведь когда её нет, то всё сводится к принципам в духе «делай, что угодно» и т. п. И кто от этого других (ладно других — себя!) осчастливил? 

Все это я, конечно, не к тому, что пора возвращать эстафеты в идеологическом применении (тем более, что сейчас подобное реализуется уж совсем топорно). Однако же тот опыт, несомненно, ценен, и его следовало бы детально изучить. Пусть и не с практической точки зрения. Это как минимум было красочно, эффектно и интересно.

Smells like teen spirit, что всегда неплохо.