Модный сериал и вайб русских девяностых в Белграде

Культурная жизнь, она, знаете, не только в опере. Культуролог никак не мог не обратить внимания на небывалую и, конечно, конспирологически инспирированную (шутка, сейчас многое приходится объяснять) популярность сериала «Слово пацана». Его обсуждают, об него травмируются, докапываются до мельчайших деталей соответствия и несоответствия реальности — в России.

А что же в Белграде? Тут ведь тот же самый, причём довольно обычный, срез российского общества. Большинство айтишники? Но это не означает никакой элиты и «богемы». Так же, как и непременных «додиков», такие есть, но мы все понимаем, насколько многообразен Айти и по контингенту тоже. В Сербию приехали самые разные люди. Многие из российских провинций, если не большинство.

В общем, услышав о том, что в довольно популярном среди приехавших россиян ресторанчике в выходные проводятся две вечеринки: одна про девяностые (в пятницу), вторая — посвящена сериалу «Слово пацана», я отправилась туда. До этого почтительно проходила мимо этого места, так как тоски по борщу и пельменям у меня нет, а мясная кухня у сербов превосходная и готовится из свежего мяса прямо на месте.

В моём возрасте хотелось посмотреть на то, как выглядит эмигрантский косплей тех времён, которые я ещё помню. Да просто хотелось посмотреть, без предубеждений. Костюмированные вечеринки, это же бывает очень славно.

Ближе к позднему вечеру стала собираться публика. Диджей вовсю крутил треки девяностых из русскоязычной попсы. Ветлицкая, Руки Вверх, Иванушки, всякое такое. Посетители, как и положено, понемножку выпивали в баре и начинали танцевать. Парочка девушек попыталась воспроизвести одежду девяностых. И даже немножко макияж. И ещё немножко — движения в танце. Остальные как-то просто веселились и подпрыгивали. Я думала, выветрится ли из моей головы Ласковый Май хотя бы к утру. В целом, смотреть на двадцати-тридцатилетних, пляшущих под это вот всё, было весело. Тем более после шота текилы. Изысканности в публике и так не наблюдалось, так что «дискотека девяностых» выглядела в целом гармонично.

Молодой владелец заведения сказал, что его отец заведовал несколькими популярными в девяностых заведениями в Москве (одно из них помню и я, ирландский бар), теперь же помогает ему советами в бизнесе. Гости ресторации не то что в основном, а практически все из России. Заходят только несколько сербов, которые работали в России лет двадцать назад. Так что заведение ориентируется на русскую публику. Сербам, по словам хозяина, борщи и пельмени не кажутся чем-то вкусным. Но, с другой стороны, так как они нанимают по объявлению в группах поваров за 400 динаров в час, может, в этом проблема?

Вторая вечеринка — «Слово пацана». Ну тут уж я надеялась хотя бы на минимальный косплей. При отсутствии чувств к этому стайлу. Но нет. В одежде, хоть немного напоминавшей «пацанскую», был только симпатичный владелец. А ведь в Белграде можно приобрести всё что угодно. Причём быстро и дёшево. Тут ведь в чём-то как раз девяностые. Например, на каждом шагу в центре города — секонд-хенды. Вы ещё помните это слово? И занятно одеться на тематическую вечеринку такого рода можно на тысячу динаров.

В конце концов, оденьтесь, как сербский гопник: треники, спортивные курточки и шапочки с неприличным названием — вполне тутошний мастхэв. А уж по части мини-мини-юбок с прозрачными колготками в любую холодную погоду местные девушки могу стать учительницами по стилю «мы ещё в девяностых, но уже с айподами в ушах».

Плейлист на вечеринке «Слово пацана» мало чем отличался от предыдущего «про девяностые». Хотя действие сериала происходит в восьмидесятые. Диджей особо стараться не стал и включал попеременно то Земфиру, то Ветлицкую, то вообще группы из двухтысячных. Народ всё равно танцевал — без особого огонька, но мило. Пришли даже два молодых серба, сильно выделяющихся широкоплечестью и высокорослостью. Танцы были «не пацанские». В общем, надежда на игривый и творческий косплей и выдумку не оправдались. Впрочем, услышала довольно много русского мата. Нет, по этому я здесь не соскучилась. Лучше борщ.

На выходе из заведения юноша с бородкой высокомерно вещал какой-то парочке: «Москва — это только в пределах Садового кольца. Всё, что за Садовым кольцом, — не Москва…» Я хищно и спокойно улыбнулась, включив убедительное контральто: «Как вы сказали? Где не Москва? Точно?» И выдержала паузу, как Джулия Ламберт. Юноша забегал глазами: «Да я, да я вообще… работал на Щукинской… а когда приехал…» Удовлетворённо кивнув, я пошла дальше по улице. Всё-таки, знаете, плейлист девяностых, он действует. Кто-то же должен быть артистичным и косплеить нормально. Чисто как культуролог.

Фото: freepik.com

© 2018-2024 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх