Есть в Косово регион Биначка Морава. Еще его называют Лярмани. А кто они такие, лярманы? Которые даже в пословицу вошли: Лярманы — вера пестрая (Ljarmani vera sarena).

Долгий рассказ… ведь легко только сказки рассказываются, а процесс исламизации Балкан — история кровавая, скучная, как все кровавые истории, и мутная, как историческая правда.

И за сказочной формулой — взмахнули рукой, и поднялись горы высокие и все албанцы перешли в ислам, — стоит почти два века их упорного сопротивления.

В Косово жило албанское племя малисори. И были они христиане. Католики. И было племя химариоты. И они были христиане. Православные.

Давление на христианское население привело к тому, что в итоге часть сербов с албанцами-христианами покинули Косово. Сербы и православные албанцы — под предводительством патриарха Арсения Чарноевича, а албанцы-католики — под предводительством надбискупа Михаила Сума. И сербы, и албанцы надеялись на помощь австрийскую, поскольку и турецкое давление было вызвано тем, что они помогали австрийцам в борьбе против турок. 

Потомки косовских албанцев-переселенцев сейчас живут на территории Украины в Одесской области, например в селе Жовтневое, которому недавно возвращено первоначальное название Каракут.

Оставшиеся христиане – сербы и албанцы — или сбежали в горы, или попали под исламизацию.

Некоторая часть сербов была насильственно  были поарнаучена, то есть они перешли в арнауты (получилось по пословице: «Говорит влашки, а фамилия арбанаская» – govori vlaski, a preziva se arbanaski). Нынешняя Дреница, район террористический, когда-то и был местом самого массового насильственного перехода в арнауты.

Албанцы же тоже исламизировались, но не все, а часть их. Стали лярманами, или же пестрыми.

Лярманы – это те, кто в пятницу ходил в мечеть, а в воскресенье – в церковь. А когда их спрашивали, зачем они в церкви, они отвечали, мол, интересно, посмотреть зашли.

Они тайно зажигали свечи и прятали в горах иконы, которым молились. Они обряды мусульманские перемежали с католическими и православными. И ныне в Косово так много неисламского в исламских обрядах. Так много неправильного – и женщины плачут на кладбищах, и покойники взирают с могильных плит, и прочее, прочее….

И сердился на них католический Запад: и Папа запрещал их исповедовать перед смертью. И сердился на них мусульманский Восток: султан однажды из Летницы выселил всех албанцев, поскольку и его терпение лопнуло. 

Ладно, закрывали глаза турки на лярманов, но бунт лярманский пережить не могли.

А бунт был – появился в окрестностях Летницы молодой католический священник Антун Мароевич (из Черногории) и убедил их, что двоеверие — плохо. И что вера одна должна быть. И собрал он народ в окрестных селах, и начали они строительство Летничке церкви. В итоге всех бунтовщиков выселили в Малую Азию. Хотя католическая церковь в Летнице стоит и по сей день. Ее потом достроили другие. Не албанцы, а косовские хорваты. Но это уже другая история.

А лярманы – это те самые хорошие соседи-албанцы из преданий и легенд.

Была у черногорцев и косовских сербов когда-то поговорка: «Он меня встретил как Арбанас!». Поговорка оценивала уровень гостеприимства. А гостеприимство для лярмана было главным в его этическом кодексе, поскольку гостеприимством они мерили понятие чести. Самым большим позором для албанца-лярмана было не иметь возможности принять гостя.

Рассказывают, что скадарский визирь Бушати осудил на смерть одного лярмана. И в последний момент, когда палач уже занес топор над его головой, спросил он его, были ли в его жизни моменты, о которых ему стыдно вспоминать. И лярман ответил: «Да, однажды ко мне пришли гости, а у меня не было ничего, чем их угостить, так и легли без ужина». И это было самое мучительное его воспоминание.

Мораль истории о лярманах? А нет никакой морали.

Просто балканский мир он такой… пестренький..

На фото католическая церковь в Летнице