Now Reading
Кто стоит за протестами в Белграде?

Кто стоит за протестами в Белграде?

8-9 декабря в сербской столице прошли многотысячные демонстрации против действующего президента Александра Вучича и правящей партии, организованные движением «Нет кровавым рубашкам», при участии оппозиционного «Союза за Сербию». Однако, возглавили колонны протестующих не лидеры входящих в «Союз за Сербию» оппозиционных партий (в том числе традиционалистской и про-российской партии «Двери Сербии»), а известная некогда актриса Мирьяна Каранович. Каранович прославилась еще в 70-е гг. ролью простой сербской крестьянки в прекрасном, до сих пор любимом зрителями фильме «Петрин Венец», но это в прошлом, а в последние 15 лет она является лицом и символом всей про-западной активности в Сербии, обязательной участницей гей-парадов, постоянной гостьей приемов в американском посольстве и т.д. Собственно, стороннему наблюдателю было достаточно знать, кто пойдет во главе колонны протестующих, чтобы понять, кто является заказчиками и главными выгодополучателями протестных мероприятий — это, вне всяких сомнений, про-западные силы и про-западные СМИ Сербии. Причастность к протестам некоторых патриотических партий, собственно, тех же «Дверей», не должна нас дезориентировать.
Показателен и момент, выбранный для начала протестов — когда в августе-сентябре Александр Вучич публично рассуждал о необходимости «разграничения» между сербами и албанцами (читай: обмена территориями и последующего признания Косово) народ Сербии был возмущен, но это возмущение вылилось в основном в соцсети, организованных демонстраций в Белграде почему-то не случилось, хотя единичные акты протеста были. Сейчас формальным поводом для демонстраций стало избиение лидера партии «Сербская Левая» (или «Левые Сербии») Борко Стефановича, собственно и название оргкомитет протестующих получил в честь его запачканной кровью рубашки. Но это не первое и, судя по всему, не последнее происшествие подобного рода с сербскими оппозиционными политиками. Очевидно, что избиение Стефановича стало хорошим формальным поводом для протестов, а истинная их причина в каких-то других событиях последних недель.


Например, не лишним было бы обратить внимание на идущий сейчас полным ходом передел сербских СМИ и кабельных сетей, а также вынесенный некоторое время назад на обсуждение в парламент Сербии проект закона об «иностранных агентах», который главный рупор правящей партии, газета «Информер» поспешила назвать «путинским законом». Речь идет о точной кальке с российского закона 121 ФЗ, предписывающего учреждениям, получающим денежные средства из-за рубежа и при этом участвующим в политической деятельности регистрироваться в Минюсте в качестве иностранных агентов.


Вообще, со СМИ в Сербии все очень непросто. Большая часть печатных изданий в стране прямо или косвенно контролируется правящей партией, заслуживающие внимания исключения можно перечислить на пальцах одной руки (это прежде всего иллюстрированный политический еженедельник «НИН», настроенный яростно антивучичевски). А вот что касается телевидения, особенно спутниковых и кабельных каналов, то здесь правят бал совершенно другие силы. Например бывший директор ЦРУ Дейвид Петреус. С 2013 г. Петреус является одним партнеров (владельцев) в американской инвестиционной компании Колберг-Кравис-Робертс, а также президентом некоего «Института Глобализма», существующего при этой компании, о котором доподлинно никто ничего не знает. В 2014 году компания ККР (милая аббревиатура, кстати говоря, почти ККК) купила другую компанию, Юнайтед Груп, той, в свою очередь, принадлежала зарегистрированная в Люксембурге компания Адрия Ньюс. Цель у этих слияний и поглощений была одна — закачать как можно больше денег в принадлежащий люксембургской Адрии, через дочернюю одноименную компанию в Белграде, сербоязычный новостной телеканал N1.


Канал N1 критики зачастую называют дочерней компанией CNN. Формально это не так, как было сказано выше, за N1 стоит цепочка фирм с неоднозначной репутацией, в конце которой маячит фигура бывшего директора ЦРУ. Финансово с CNN сербский телеканал никак не связан, при этом, в сугубо творческом смысле, связи у американской новостной империи и скромного канала из Сербии действительно очень серьезные,. Телеканал N1 существовал еще только на бумаге, а CNN уже заключила с ним договор об эксклюзивном доступе к любому информационному контенту. Также сотрудники N1 на безвозмездной, партнерской основе проходили стажировку в штаб-картире CNN, а штат сербского канала поначалу был укомплектован большим количеством технических специалистов из США. Но именно технических — в кадре всегда находились сербские ведущие.


Что еще более важно, Юнайтед Груп, купленной ККР, принадлежал и один из ведущих сербских операторов кабельного телевидения, компания SBB. Вполне логично, что компания-оператор принудительно установила именно телеканал N1 первым номером в своей линейке, впереди государственных каналов Радио-телевидения Сербии (РТС) исходя из годами проверенного принципа — кто на первой кнопке, того больше всего и смотрят. При этом, SBB, N1 и их хозяева нарушили действующий в Сербии закон, согласно которому одно и то же лицо не может иметь в собственности и производство, и распространение телевизионной продукции. Этот антимонопольный закон был принят как часть пакета нововведений, необходимых для вступления Сербии в ЕС, но, как видим, американской компании этот закон не указ. Одним из первых на это вопиющее нарушение законадательства обратил внимание сербский оппозиционный журналист Андрей Файгель в 2017 г. К этому моменту медиа-империя Колберга, Крависа и Петреуса включала в себя не только телеканалы N1, Гранд, Ультра, Спорт клуб и кабельную компанию SBB в Сербии, но и медийные активы в Боснии (кабельный оператор Телемак, телеканалы OBN и Пинк-Босния), Хорватии (телеканал Нова ТВ), Македонии (Пинк-Македония), Черногрии (ТВ Виести), а также на Косово.


Перед нами, без преувеличения, настоящий медийный Левиафан, причем эта махина собиралась поглотить еще и два сербских федеральных канала, ТВ Прва и Б92, которые были выставлены на торги. Сербы часто любят попрекать Россию тем, что мы слабо присутствуем в балканской медийной сфере — вот, мол, если бы вы запустили канал Russia Today на сербском, в Сербии сразу началась бы совсем другая жизнь. Вынуждены констатировать — даже если бы RT начала вещать на сербском, с телевизионной империей Петреуса ей тягаться было бы довольно тяжело.


Так или иначе, но власти Сербии отреагировали на создание на Балканах американской информационной сети пусть и с некоторым опозданием, но зато единственно правильным образом. Колберг и Петреус получили предупреждение на предмет нарушения их фирмой законов Сербии, после чего часть своих активов они перепродали английской инвестиционной компании BC Partners, давнему партнеру ККР в различных международных финансовых схемах. Также государственная компания Телеком Сербии, которая должна была подтвердить право на вещательную деятельность кабельного оператора SBB затормозила этот процесс до полной ясности с личностью владельцев. В парламенте Сербии обсуждалась возможность принятия закона об «иностранных агентах». И, наконец, новость последней недели — очередное плановое расширение американской медийной империи не состоялось. Старые, хорошо раскрученные федеральные телеканалы ТВ Прва и Б92 купили не американцы, а близкий к правящей партии прогрессистов телеканал Коперникус. Контрольный пакет самого Коперникуса незадолго до этого выкупил Телеком Сербии, государственная, подчеркнем это еще раз, компания.


Таким образом, на пути расширявшейся как снежный ком американской телевизионной империи был, наконец, поставлен заслон. А эксклюзивный партнер CNN телеканал N1 оказался перед реальной угрозой лишиться доступа к эфиру… И тут мы возвращаемся к началу статьи: прошло буквально четыре дня с момента покупки Коперникусом ТВ Прва и Б92 и на улицы Белграда вышли стотысячные недовольные толпы. Главный информационный спонсор протестов, естественно, N1, о протестах в сугубо доброжелательном ключе рассказывают в эфире CNN, ну и любимица N1 Мирьяна Каранович, конечно же, во главе колонны.


Протестующие упрекают Александра Вучича в авторитаризме, в частности, в том, что он лишает сербов свободы слова. Но надо помнить, что свобода слова это всегда палка о двух концах, в случае Сербии один из концов этой палки цепко держат в своих руках Колберг, Кравис, Робертс и Петреус. У властей Сербии есть два способа им противостоять. Вариант первый — попытаться создать свою медиа-империю наподобие петреусовской. Это значит, фактически, начать играть по навязанным американцами правилам. А это неминуемый провал, потому что кто диктует правила, тот и выигрывает, the house always wins, как говорят в Лас-Вегасе. Не получится ни у навсегда застрявших где-то в 90-х гг. федеральных каналов РТС 1 и 2, ни у Коперникуса переиграть CNN. Вариант второй — не обсуждать, а наконец принять закон об иностранных агентах. И пусть N1 работает хоть на первой кнопке, хоть на любой другой, но с несмываемым клеймом — «иностранный агент». Это полностью дезавуирует попытки американского по сути телеканала вещать от лица сербской национальной интеллигенции, от лица, якобы, самых умных, самых грамотных, самых трезвомыслящих. Закон об иностранных агентах был бы выходом за рамки правил, навязанных американским глобальным казино. Это был бы хороший и своевременный закон.

Никита Бондарев

https://iaccenters.com