Избежит ли Сербия нефтяного эмбарго?

На прошлой неделе Сербия подверглась в России резкой критике из-за голосования за исключение нашей страны из Совета по правам человека при ООН. С одной стороны, для россиян новость эта оказалась действительно неожиданной. С другой стороны, тут есть и свои нюансы: у Белграда были на то причины. 

Формальным основанием для Сербии не участвовать в войне санкций Запада против России является закрепленный в Конституции военно нейтральный статус государства, а также ее внеблоковость. Изначально сербский президент Александр Вучич действительно заявлял о том, что его страна воздержится от голосования. Однако накануне заседания ООН Сербия оказалась под беспрецедентным давлением, а ее экономика — под угрозой.  

Сегодня у Белграда, который активно стремится к укреплению своих финансовых позиций, заключены параллельные соглашения о Зонах свободной торговли с ЕС и с ЕАЭС, что является уникальной ситуацией. Товарооборот между РФ и Сербией рос вплоть до падения рынков в 2020 году, когда он сократился на 17% (по сравнению с 2019-м) и составил более 2,134 млрд долларов. В 2021-м этот показатель равнялся почти 2,342 млрд долларов, увеличившись за год на 9,74%. Экспорт России в Сербию в 2021 году достиг почти 1,285 млрд долларов, поднявшись на 36,03% по сравнению с 2020 годом. Импорт из Сербии в РФ в 2021-м составил более 1,057 млрд долларов, уменьшившись за год на 11,14%. 

Вместе с тем страна обгоняет Евросоюз по темпам экономического развития. Об этом в рамках предвыборной кампании рассказывал сам Вучич: «За последние два года Сербия стала страной с самой быстроразвивающейся экономикой в Европе. Внешний долг, вопреки кризисам, находится под контролем. Уровень безработицы с 25,9% упал в два раза, а зарплаты и пенсии значительно выросли. Средний заработок с 331 евро увеличился к декабрю 2021 года вдвое. Минимальный размер оплаты труда мы подняли со 130 до 300 евро. Только за последний год мы обеспечили приток в размере 3,9 млрд евро из-за рубежа, что больше, чем у всех стран Балканского региона вместе взятых». 

Параллельно с 2005 года тянутся переговоры о вступлении Сербии в Евросоюз. В 2017 году тогдашний еврокомиссар по вопросам расширения и политики добрососедства Йоханнес Хан сообщал, что страна может войти в ЕС до 2025 года, хотя переговорный процесс едва ли завершится ранее 2023-го. Однако взамен брюссельская бюрократия стремится диктовать Белграду свою волю. Сейчас она требует от кандидатов присоединиться ко всем антироссийским санкциям, а за отказ «выкручивает руки». Так, недавно Еврокомиссия потребовала в срок до 15 мая 2022 года прекратить поставки нефти из Хорватии на заводы «Нефтяной индустрии Сербии» (НИС), мажоритарным акционером которой является «Газпром нефть» (ГПН). 56,15% акций предприятия находятся в собственности ГПН.  

Тут-то и кроется ответ на вопрос, почему Сербия проголосовала за заморозку членства РФ в Совете по правам человека при ООН. На следующий же день стало известно, что Сербию не затронут санкции Евросоюза, запрещающие транспортировку российской нефти. Это значит, что страна продолжит получать сырье по Адриатическому трубопроводу JANAF, соединяющему хорватский порт Омишаль с транспортной системой сербской государственной компании «Транснафта», откуда нефть поступает на нефтеперерабатывающие заводы НИС в Нови-Саде и Панчево. Таким образом, и вопрос о структуре собственности НИС пока снят с повестки. 

Иначе говоря, власти Сербии уступили Евросоюзу в малом, но сохранили свою поддержку России в главном, а именно — в вопросе санкций. Маневрировать таким образом руководству страны очевидно нелегко. 

С одной стороны, если внешнеполитические шаги Белграда приведут к проблемам в экономике и снижению материального положения населения, лидер страны моментально окажется под шквалом критики, где первую скрипку будет играть оппозиция, проплаченная Западом. ЕС, США и Лондон не скрывают намерений свалить Вучича и лишить Россию одного из немногих окон возможностей в Европе. 

С другой стороны, подавляющее большинство жителей Сербии поддерживает позицию России по специальной военной операции на Украине. Опыт подсказывает сербам, что Москва действует правильно. А опыт этот велик: сербы никогда не забудут натовских бомбардировок. Они понимают, что Россия сражается с тем же врагом. В связи с последними событиями позиции американской и европейской гегемонии в странах Балканского полуострова еще больше пошатнулись: граждане Сербии, Болгарии и Греции очень четко транслируют пророссийские настроения, которые, очевидно, будут нарастать и далее. В Белграде, очевидно, принимают во внимание этот фактор. 

Бесперебойная работа нефтяной индустрии крайне важна для экономики страны; от этого зависит транспорт, сельскохозяйственный сектор — практически вся промышленность. На данный момент Сербия, по всей видимости, избежала топливного эмбарго.  

Остается надеяться, что в ситуации, когда ЕС расшатывает санкциями собственную экономику, Белграду удастся отстоять национальные интересы: не дать Брюсселю утянуть себя на дно вместе с Европой и сохранить стратегическое партнерство с Москвой. 

Василий Колташов
экономист, директор Института нового общества

© 2018-2022 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх