Заключая соглашение об установлении дипломатических отношений с Приштиной, израильская сторона намеренно использовала пандемию коронавируса как предлог не устраивать публичной церемонии, потому что Косово — крайне специфический субъект международного права. Такое мнение в беседе с «Балканистом» выразила специалист по Ближнему Востоку и политическому процессу в Израиле, преподаватель кафедры международных политических процессов СПбГУ и научный сотрудник Института Ближнего Востока, кандидат политических наук Виктория Корочкина.

1 февраля глава МИД Израиля Габи Ашкенази и «министр» иностранных дел самопровозглашенной республики Косово Мелиза Харадинай-Стубла подписали соглашение об установлении дипломатических отношений. При этом косовское «посольство» откроется не в Тель-Авиве, а в Иерусалиме, несмотря на то, что признание этого города столицей Израиля является нарушением норм международного права. Какова вероятность, что диппредставительство Приштины появится именно там? 

Пока что министр иностранных дел Израиля Габи Ашкенази планирует, что торжественное открытие косовского «посольства» в Иерусалиме состоится в марте, ближе к Песаху. Но и в самом Израиле прекрасно понимают, что об этом нельзя говорить со стопроцентной уверенностью. У них уже есть опыт с Парагваем, который в 2018 году сначала торжественно перенес посольство из Тель-Авива в Иерусалим, а потом в Парагвае сменилась власть, и через какое-то время они его оттуда убрали. По факту сейчас в Иерусалиме работают посольства только США и Гватемалы, что Израиль, мягко говоря, не удовлетворяет в той ситуации, когда они намерены добиваться международного признания Иерусалима своей столицей, — а это ключевой момент в палестино-израильском конфликте. 

Возможно, Косово (если на него будет оказываться международное давление) в итоге откроет в Иерусалиме вместо посольства свое торговое представительство, — кто знает? Такая практика уже была: можно вспомнить примеры Чехии, Венгрии, Словакии, Румынии.

Стоит отметить, что 1-го февраля Косово и Израиль подписали три соглашения. Первое — об установлении дипломатических отношений. Второе — об организации работы в Косово МАШАВ (Агентства при МИД по международному сотрудничеству в целях развития). Его деятельность направлена на распространение знаний, накопленных Израилем в ходе собственного развития, среди развивающихся стран, сталкивающихся с аналогичными проблемами в области сельского хозяйства, образования и медицины. Третье соглашение — о рамках взаимодействия внешнеполитических ведомств.  

Подписание договора об установлении дипломатических отношений между Израилем и Косово / Reuters

А почему Израиль не хочет открывать свое посольство в Приштине?

Во-первых, глядя на всю ситуацию с нормализацией отношений между Израилем и Приштиной, мы изначально должны помнить, что Косово — очень специфический субъект международного права, это государство-«террорист», где процветают наркоторговля и «черная трансплантология». Да и чтобы дипломатические соглашения заключались виртуально, в Zoom-е, — такое произошло вообще впервые в истории! Конечно, все это объяснили пандемией коронавируса: якобы «министр» иностранных дел Косово Мелиза Харадинай-Стубла не смогла прилететь ввиду отсутствия авиасообщения. Но вместе с тем через неделю в Израиле будут смягчены карантинные меры: там открывается международный аэропорт Бен-Гурион, и премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху полетит в ОАЭ. Если это соглашение с Косово действительно столь важно для Израиля, перенесли бы тогда подписание, пусть Харадинай-Стубла приехала бы через неделю. Однако пандемия — очень хороший предлог для Израиля избежать публичности при заключении этой, как говорил Трамп, «сделки» с Косово (изначально она планировалась в рамках его предвыборной кампании). Так что все прошло относительно тихо: в Zoom-e, без телекамер и ненужной публичной картинки. Конечно, у Израиля есть интерес в появлении диппредставительства в Иерусалиме, — а в сентябре в Белом доме речь вообще шла о двух посольствах (согласно условиям Вашингтонского соглашения между США и Белградом, Сербия также обязалась перенести свое диппредставительство в Иерусалим — прим. ред.). Но тут именно Трамп вел свою игру: у него была задача победить на выборах и заручиться поддержкой определенной части электората (евангелических христиан). И в данном случае Нетаньяху был готов удовлетворить амбиции своего главного союзника. 

Подписание Вашингтонских соглашений 4 сентября 2020 года

Во-вторых, в самом Израиле нет единства мнений относительно того, стоило ли вообще признавать Косово. Одни считали, что этого нельзя было делать, потому что тогда возникает прецедент: признавая «республику», которая в свое время провозгласила независимость в одностороннем порядке, Израиль тем самым дает лишний повод палестинцам получить признание. Другие говорили, что косовские албанцы — «это такой же народ, как евреи», ведь евреи также были национальным меньшинством на территории Палестины, а сегодня «косовары сражаются за свое самоопределение, и Израиль должен поддерживать такие народы». 

В моем представлении сумма всех этих факторов пока удерживает Израиль от официального открытия полноценного посольства в Приштине. К слову, с израильской стороны не было никаких конкретных заявлений относительно назначения посла.

Как отразится признание косовского суверенитета на отношениях между Израилем и Сербией?

Скорее всего, здесь не будет никаких прорывов. Я уверена, что свое посольство сербы в Иерусалим переводить не станут, если не случится каких-то непредвиденных обстоятельств. Прогресса в их отношениях после 1 февраля ждать не приходится.

Как отреагировали на действия Приштины мусульманские страны, в частности, Лига арабских государств (ЛАГ)?

Вчера ЛАГ выпустил заявление, из которого следует, что арабские государства возмущает именно признание Иерусалима столицей Израиля, и генеральный секретарь ЛАГ Ахмед Абуль Гейт это и подчеркнул. В его заявлении ничего не говорится о налаживании израильско-косовских отношений. Дипломатическая активность Израиля сама по себе не вызывает у них негативной реакции, поскольку в ЛАГ и так входят четыре страны, которые ранее подписали при посредничестве США Авраамовы соглашения о нормализации отношений с Тель-Авивом: это ОАЭ, Бахрейн, Судан и Марокко. Более того, как отмечается в СМИ со ссылкой на так называемые «высокопоставленные источники в Вашингтоне», если бы администрация Дональда Трампа проработала еще хотя бы месяц-два, то Израиль наверняка заключил бы аналогичные договоры с Мавританией и Индонезией — одной из самых густонаселенных мусульманских стран. 

Генеральный секретарь Лиги арабских государств (ЛАГ) Ахмед Абуль Гейт / РИА Новости

Возможно ли такое развитие событий, что члены ЛАГ, которые признали суверенитет Косово (например, Саудовская Аравия, Египет, Иордания, Ливия, Йемен, Катар и другие), отзовут свои признания самопровозглашенной республики? 

Сейчас за санкции против Косово (и даже Сербии, если она перенесёт посольство в Иерусалим), выступает Палестина. Она еще в сентябре (когда по итогам Вашингтонских соглашений стало известно о планах открытия в Израиле косовского «диппредставительства») призывала к санкциям, обращалась в ЛАГ, чтобы там предприняли какие-то меры против Косово. Тем не менее необходимо некое стечение обстоятельств, чтобы Лига могла реально повлиять на Приштину. Рассматривая текущую реакцию, я думаю, что все ограничится протокольными заявлениями, не имеющими реальных последствий.

Что касается Палестины, то она продолжит отстаивать свои позиции на международных площадках и при любой возможности будет припоминать «косовский фактор». Сама по себе Палестинская национальная автономия вряд ли может нанести ущерб интересам Косово (насколько это образование вообще можно считать «самостийным»). Скорее это будут заявления, политические декларации… 

На днях стало известно о том, что 1 февраля состоялся первый официальный контакт между Вашингтоном и Рамаллой (возникает вопрос: случайно ли это совпадение?). Два высокопоставленных чиновника, американский и палестинский, по телефону обсудили отношения между двумя сторонами. Как заявил СМИ американец, «мы не обсуждаем детали частных дипломатических переговоров». В этой ситуации с высокой долей вероятности можно предположить, что тема признания косоварами Иерусалима как столицы Израиля обсуждалась в контексте всего процесса нормализации отношений с еврейским государством.

К слову, отношения между Палестиной и Вашингтоном только сейчас начинают налаживаться. Когда Дональд Трамп признал Иерусалим столицей Израиля в конце 2017 года и намеревался заключить «произраильскую» «сделку века» (положения которой существенно били по интересам Палестины — прим. ред.), Рамалла бойкотировала официальные контакты с Вашингтоном. В дальнейшем их отношения только ухудшались. Трамп закрыл миссию Организации освобождения Палестины в Вашингтоне и существенно сократил помощь палестинской администрации. Та подвергла резкой критике его мирный план и Авраамовы соглашения. Сейчас, после ухода Трампа, стороны пытаются найти какие-то новые пути к установлению диалога. Белый дом уже объявил о пересмотре решения Трампа заморозить финансирование Палестинской администрации и Ближневосточного агентства ООН для помощи палестинским беженцам, так как это навредило лишь простым людям. Так что палестинцы будут прощупывать почву, как они могут повлиять в том числе и на такие критические для них моменты, как признание косоварами Иерусалима столицей еврейского государства. 

Дональд Трамп и Биньямин Нетаньяху

Стоит ли ждать какой-то консолидированной реакции в адрес Косово со стороны Организации исламского сотрудничества (ОИС) — крупнейшей мусульманской международной структуры?

Я думаю, что заявлений, имеющих реальные последствия, не будет. Скорее всего, будет выпущен документ, что называется, «для протокола». 

Интересно, что в 2019 году ОИС уже призывала принять меры против стран, перенесших свои посольства и торгпредства в Иерусалим. Что же касается Косово, то в декабре 2020 года (то есть после заключенных Вашингтонских соглашений и заявлений в Белом доме) Совет министров ОИС на 47-й сессии в Нигере принял резолюцию, которая призывала государства-члены, которые еще не признали независимость Косово, сделать это и внести свой вклад в экономическое развитие самопровозглашенной республики. Это, по их мнению, «послужит миру в регионе и за его пределами». Что особенно примечательно, в резолюции, среди прочего, «подчеркиваются достижения республики Косово в укреплении демократии и создании функциональных институтов». В документе также говорится «о стабильности в стране, уважении прав человека в соответствии с высшими международными стандартами, закрепленными в конституции и законах Косово».

В целом, все действия Дональда Трампа, предпринятые за четыре года его президентского срока «в пользу Израиля и против палестинцев» (как воспринимают его политику сами палестинцы), сильно изменили Ближний Восток. Ситуация с Косово и Израилем — лишь фрагмент этой картины. Если раньше, до Трампа, регион воспринимался как «Израиль против арабов», то после Трампа ситуация представляется как «Израиль в альянсе с арабами против Ирана». Сейчас, когда нагнетается ситуация с угрозой со стороны Тегерана, арабским странам уже не особо есть дело до Иерусалима, главная головная боль Ближнего Востока — это Иран.