Югославия оставила заметный след в мировой политике, истории и культуре. А еще это государство до сих пор ассоциируется с «социалистическим раем». Коммунистическая идеология оказалась сильно разбавленной либеральными принципами, которые сделали невозможное возможным: «кондовый» социализм сочетался с внешне открытым обществом, ориентированным на Европу и Америку. Не стала исключением в этом отношении и музыка. 

Если в СССР музыкальная жизнь была жестко регламентируемой — с обязательным «утверждением» репертуара пресловутыми худсоветами и различными комиссиями, — то «юги» обладали неограниченным простором для творчества. Вот рок-культура в СФРЮ и процветала — пышно и разнопланово. А автор, который, будучи подростком, оказался там в 70-е годы, смог ощутить ее веяния сполна. 

Абсолютным фаворитом многих поколений югославов и настоящей легендой стала группа «Белая пуговица» (Bijelo Dugme) и ее лидер Горан Брегович. Феномен «пуговицы» и ее музыкальные композиции заставили всю страну, от Македонии до Словении, пуститься в пляс. Ребята из Боснии и Герцеговины, которые не ориентировались на какие-либо этнические и религиозные предпочтения, покорили мультинациональную Югославию за очень короткое время. 

Худые и волосатые «момци» (по-сербски — ребята) в обтягивающих рубашках и брюках-клёш пели с экранов телевизоров о том, что наивным девушкам нельзя доверять «коварным босанцам», которые только и ищут, что любви без обязательств. 

На самом деле, «Белая пуговица» уделяла много внимания реальной, настоящей любви, преданности и, как ни странно, заботе о своей стране. Некоторые музыканты далеки от политики либо имеют о ней собственные причудливые суждения (на грани дилетантства). Но в творчестве «Пуговиц», как в зеркале, отразилась печальная история великой страны, которая, увы, безвозвратно канула в тёплые воды Адриатического моря. 

Креативным центром группы стал Горан Брегович — «продукт  плавильного котла» югославской цивилизации. Отец его — хорват-католик, мать — православная сербка. Впоследствии женился на мусульманке. Что тут сказать?

Этот артист до сих пор производит весьма качественный музыкальный материал. Но что творилось в 70-е, когда его команда была реально на «коне»? Подобно «битломании» на Западе, Югославия в те годы практически погрузилась в «дугмеманию». Выпустив свои первые синглы, а в 1974 году альбом, «Пуговицы» прочно обосновались в югославском шоу-бизнесе. 

Начиналось же всё скромно. У Бреговича в Сараево была группа Jutro (Утро), которая постепенно превратилась в «Белую пуговицу», объединив лучших музыкантов БиГ. Их пластинки продавались как горячие пирожки. Группа с помпой гастролировала по Югославии, неизменно собирая многотысячные стадионы восторженных фанатов. Аппетиты  музыкантов росли, многие вещи они записывали в Лондоне и Америке. 

Тем не менее звездная жизнь была не столь безоблачной, что часто приводило к смене участников коллектива. Неизменным оставались фирменный стиль и репертуар, который покорил сердца всех без исключения жителей Югославии. 

Группа имеет внушительную дискографию, подкрепленную солидными коммерческими показателями. За 14 лет творческого пути организовано четыре больших концерта, выпущено 9 пластинок и бесчисленное количество сборников и синглов. По интернету до сих пор гуляет фраза какого-то критика, что группа «выпустила больше кассет, чем есть проигрывателей в Югославии». Вот так!

В своё время участники «Дугме» гастролировали и за пределами Югославии. Были они в Польше, Венгрии, Болгарии. Но подлинный успех был только на родине — там, где были их сердца и души. 

Перипетии истории СФРЮ не могли не сказаться на состоянии и моральном настрое «Пуговицы». Крах великой страны привёл к застою в творческом развитии группы.

В 1984 году «Дугме» покидает харизматичный вокалист Желько (Желимир) Бебек, который решил заняться сольной карьерой в Загребе. Его место сначала занял Младен «Тифа» Воичич, а потом Ален Исламович. Но к 1989 году по разным причинам, в том числе, из-за состояния здоровья вокалиста, коллектив прекращает существование. 

Подлинным торжеством «дугмемании» стало историческое воссоединение «Белой пуговицы» в 2005 году. Группа собралась в своём лучшем составе — и с тремя вокалистами, включая Бебека, а также Воичича и Исламовича. 

Прошедшие в рамках большого турне концерты возрождённой «Пуговицы» в Сараево, Загребе и Белграде собрали беспрецедентное для балканских стран количество зрителей — более 350 тысяч человек! Пожалуй, впервые в истории бывшей Югославии и спустя всего 10 лет после окончания всех кровавых разборок между членами некогда единой семьи одна группа смогла на несколько часов объединить враждующие стороны. Поистине волшебная сила искусства!

В интернете есть много записей этих концертов. Особо впечатляет выступление в Загребе, где на огромном стадионе тысячи людей слились в едином хоре! Зрители пели и плакали, и границ и разобщения между ними не было.

Интересно было почитать отзывы простых людей из разных концов бывшей Югославии о знаменитом турне. Многие умоляли группу воссоединиться и продолжать выступления, некоторые были готовы «продать дом», чтобы поддержать музыкантов.

Однако чуда не произошло. Спустя некоторое время умер талантливый клавишник Лаза Ристовски, опять разгорелись противоречия между Бреговичем и Бебеком, сорвался выпуск нового альбома…

…На просторах бывшей Югославии до сих пор действует хорватская группа Parni Valjak (по-русски — «Паровоз»). Они, конечно, не конкуренты «Дугме», хотя существуют с 1975 года и всегда были в обойме югославского рока. Часто гастролируют в Белграде, играют незатейливый рок-н-ролл и иногда привносят в свои песни хорватский патриотический колорит. Но есть у них и одна пронзительная баллада, которая пробирает до самых глубин — Vrijeme ljubavi (по-русски «Время любви»). Смысл песни прост: время любви проходит, увы, очень быстро. Вот и мы повествование о «Белой пуговице» закончим на немного грустной ноте. Группа стала реально ярким и нестандартным явлением на  музыкальном небосводе Балкан. Ей удалось соединить многие вещи — народный задор, почтение к традициям и заводной западный рок. Но… время любви проходит. 

Прошло время любви.
Прошло время великой страны.
Остались воспоминания и ностальгия.
Кто знает, тот понимает…