Косово, всеми силами стремящееся превратиться из сербской провинции в нечто условно независимое, перестает быть головной болью одной только Сербии. У Европы лидеры самопровозглашенной республики также все чаще вызывают раздражение: во-первых, своей несговорчивостью на брюссельской переговорной площадке, а во-вторых, декларируемой лояльностью Вашингтону. Евросоюзу, который и так балансирует на грани экономического кризиса, явно ни к чему проблемы, возникающие в связи с неуправляемой Приштиной, которая срывает все попытки примирить ее с Белградом. Вероятно, поэтому местной элите и начали припоминать военные преступления, совершенные в ходе косовской войны 90-х. Широко известно о них стало еще в середине 2000-х благодаря бывшему главному прокурору Международного трибунала по бывшей Югославии Карле дель Понте, однако судебный маховик активно начал раскручиваться только в последние пару лет. 

В июле 2019 года на допрос в Специальную прокуратуру Гаагского суда по преступлениям Армии Освобождения Косово (АОК) пригласили тогдашнего «премьера» Рамуша Харадиная (для него это был уже третий вызов в Гаагу), а в ноябре — бывшего председателя «парламента» и лидера Демократической партии Кадри Весели. В июне этого года Спецпрокуратура выдвинула обвинения против Весели, а также «президента» Косово Хашима Тачи и ряда других экс-боевиков.  

В конце сентября ситуация начала развиваться стремительней. 24 сентября в Гааге заявили об аресте бывшего командира АОК Мустафы Салиха – албанца, обвиняемого в военных преступлениях и преступлениях против человечности. На следующий день был арестован глава Содружества ветеранов АОК Хисни Гуцати, 26 сентября задержали и его заместителя Насима Харадиная. В понедельник, 28 сентября, в Гааге был допрошен бывший командир Объединенного штаба АОК Агим Чеку.

«Президент» Косово Хашим Тачи, допрошенный еще в июле, судя по всему, может оказаться самым высокопоставленным лицом на скамье подсудимых Гаагского суда. 

«Будучи ключевым звеном между Генеральным штабом Армии Освобождения Косово и международным сообществом, Тачи был главным представителем АОК. Он использовал эту позицию, намеренно дезинформируя и сознательно отрицая преступления АОК, позиционировал эту структуру как профессиональную армию, полностью соблюдающую международные нормы и гуманитарное право, продвигал, поощрял и оправдывал преступления членов АОК, включая всю штаб-квартиру, препятствуя расследованию преступлений…», говорится в его обвинительном приговоре. 

По мнению следствия, Хашим Тачи, помимо публичных выступлений из штаб-квартиры АОК, «лично предпринял шаги по реализации на местах политики этой террористической организации, что включало прямые угрозы, запугивание и насилие». 

К слову, в декабре 2019 года в своем интервью лидер косовских сепаратистов обвинял своих политических соперников в «предательстве, дезертирстве и провоцировании братоубийства через финансирование тех, кто дезертировал и предал борьбу».

Пока не совсем понятно, чем обернутся для «президента» Косово и его соратников эти запоздалые прозрения гаагских прокуроров. Вполне вероятно, что никакого торжества справедливости (или даже просто окончательного решения) не будет, а процесс затянется надолго. 

В данный момент интересен сам факт внезапной активизации Специальной прокуратуры международного суда по преступлениям АОК: интенсивность расследования явно нарастает. 

Сложный, многогранный и, увы, избирательный судебный процесс вокруг трагических событий в Югославии всегда был политизирован. Однако на этот раз новизна в том, что внимание правосудия привлекли не сербские командиры или боснийские политики, а весьма «респектабельные» представители косовского истеблишмента, причём не отставные, а действующие — работающие на интересы Вашингтона в регионе. 

Их обвинение Гаагским судом фактически оборачивается попыткой давления Европы на США: как в косовском вопросе, так и в аспекте передела влияния на Западных Балканах в целом. Сами по себе Харадинай, Тачи и Весели (и менее высокопоставленные фигуранты судебного процесса) едва ли представляют ценность. Важнее те показания, которые они могут дать. 

Впрочем, в Брюсселе едва ли всерьёз намереваются ворошить пепел Югославии или конкурировать с США на Балканах. В «партнёрстве» с Вашингтоном европейским лидерам даже собственные интересы удаётся отстоять далеко не всегда. В этой ситуации Евросоюз, скорее всего, будет «трепать» в Гааге ставленников Вашингтона ровно до той степени, чтобы в целом повысить свой авторитет  в регионе, приструнить косовскую элиту, улучшить отношения с Сербией и ускорить налаживание диалога между Приштиной и Белградом на брюссельской переговорной площадке. 

Достижение этих целей едва ли бы окупило серьёзный конфликт с Госдепом США, — а именно этим бы обернулся действительно справедливый суд над экс-командирами боевиков из Армии Освобождения Косово. Тем более, что в ходе процесса может появиться множество неприятных подробностей, бросающих тень на европейских функционеров и репутацию Евросоюза в целом. 

Многое зависит и от позиции США, но, скорее всего, высокопоставленные косовские политики и на этот раз выйдут сухими из воды, чтобы вновь получить приглашение в Гаагу после очередного обострения по линии ЕС – США. Апогеем европейской Фемиды же можно будет считать обвинительные приговоры в адрес арестованных ветеранов – Хисни Гуцати, Мустафы Селиха или равнозначных фигурантов.

Тем не менее развитие событий еще может принять неожиданный оборот. Впереди президентские выборы в Штатах с гарантированно жесткой предвыборной гонкой и непредсказуемыми результатами экзитполов. Кто знает, готовы ли в Брюсселе довести свою «гаагскую» партию до победного конца? Вдруг и Америка попросту позабудет о своих косовских «сотрудниках» и останется безучастна к их судьбе?

Ответы на эти вопросы мы вскоре узнаем, однако уже сегодня есть основания считать, что нас ждёт нескучный судебный процесс.