Венгрия уступила ЕС: поражение Орбана или ожидаемый итог?

Венгрия уступила Евросоюзу в вопросе о выделении средств Украине. И по-другому быть не могло — возможности этой страны влиять на принимаемые в ЕС решения слишком ограничены. В то же время некоторых уступок для себя Орбан добился, поэтому о его разгромном поражении говорить нельзя. Просто в силу разных обстоятельств итог был достаточно предсказуем заранее.

Одной из главных интриг последнего времени стало противостояние премьера Венгрии Виктора Орбана и руководства Евросоюза по поводу выделения Украине 50 млрд евро на четыре года. Многие в России болели за венгерского премьера, словно на спортивном соревновании, — сможет, не сможет… Хотя на деле картина выглядела достаточно предсказуемой. И если бы речь действительно шла о футболе — ставки на победу Орбана взлетели бы до небес, а вот на успех властей ЕС оказались бы минимальными.

Действительно, Орбан в данном противостоянии уступил. 50 млрд Украине выделят. Наиболее неприятным для Венгрии стало то, что ей взамен не откроют доступ к более чем 30 млрд евро, заблокированным на счетах Еврокомиссии. ЕС продолжает напирать по поводу венгерских законов об ограничении ЛГБТ-пропаганды (движение признано экстремистским в РФ — ред.), а также обвиняет власти страны в недостаточной борьбе с коррупцией. То есть речь вроде бы идёт о разгромном поражении венгерского премьера.

Однако, если уж продолжать футбольную терминологию, Евросоюз переиграл Венгрию «на классе» — со счётом 4:1 или 5:2. Так, условием получения денег для Украины станет уважение прав венгерского меньшинства в Закарпатье (как и других «европейских» меньшинств страны). Кроме того, обсуждать размеры помощи будут ежегодно — хотя Евросоюз против этого первоначально возражал. Наконец, предстоящего во второй половине 2024 года председательства в Евросоюзе Венгрию лишать не стали. Как и денег из других источников.

Данная история очень хорошо показала пределы возможности, которые сегодня в противостоянии с ЕС имеет Орбан. Ему выпало руководить не самой богатой страной, где уровень доходов на душу населения почти в полтора раза ниже среднего по Евросоюзу. А раз так, то Венгрия не может себе позволить отказаться от средств, поступающих из Брюсселя. Без них жизненный уровень населения упадёт так, что никакой «дядюшка Сорос» не понадобится для того, чтобы недовольные обнищанием мадьяры вышли на улицу.

Чтобы обеспечить страну хоть какой-то «подушкой безопасности» на случай крупного конфликта с Брюсселем, Орбан всячески стремится развивать связи с Китаем, Россией и Турцией. Но у двух последних лишних денег не найдётся. Что касается китайцев, то они, конечно, открыли в Венгрии завод Huawei. И, конечно, они не станут разговаривать с европейской страной столь же жёстко, как с африканской. Однако вкладываться в бедные восточные регионы Венгрии, как это делает ЕС, китайцы и не подумают.

А если выход из Евросоюза? А тогда возникают вопросы. Так, Великобритания имеет слишком обширные связи за пределами Европы, чтобы не очень страдать по этому поводу. У Швейцарии в качестве условия «независимости» от ЕС есть франк и банковская система, мощная фармацевтическая промышленность. У Норвегии — запасы нефти и газа. А у Венгрии что? Крупных торговых марок почти не осталось, банковский сектор и промышленные предприятия в значительной мере принадлежат иностранцам — прежде всего, как раз из стран ЕС.

Возможно, у Орбана было бы больше шансов противостоять брюссельским чиновникам, но для этого нужны союзники. А по такому вопросу, как невыделение средств Украине, помочь мог разве что коллега из Словакии Роберт Фицо. Но бюрократическая машина Евросоюза устроена так, что в ней и двое в поле — не воины. Тут надо, чтобы примерно половина из 27 руководителей европейских стран придерживались схожей точки зрения. На сегодняшний день подобное кажется чем-то из области фантастики.

Наконец, у Орбана внутри ЕС имеется очень влиятельный противник — премьер Нидерландов Марк Рютте. Это он выступил главным инициатором заморозки средств для Венгрии по «правозащитным» вопросам. Мало того, в 2020 году Рютте призывал вообще перестать давать мадьярам деньги, пока они не перестанут ограничивать гей-пропаганду, и насилу руководители Германии и Франции его смягчили. Излишне говорить, какая из стран — Венгрия или Голландия — пользуется бόльшим влиянием в брюссельских коридорах власти.

Поэтому, даже несмотря на высокий уровень недовольства политикой Евросоюза, Орбан и не ставит вопрос о выходе из него. Все опросы показывают, что не более 15-20% венгров задумываются о разрыве с ЕС, в то время как три четверти и слышать об этом не хотят. Причём простая арифметика даёт понять, что за сохранение членства в ЕС выступает и большинство сторонников Орбана. Таким образом, поле для манёвра у венгерского премьера было изначально ограниченным.

Но всё же нельзя говорить о том, что Венгрия ничего не может. Так, поскольку в принятии внешнеполитических решений требуется согласие всех 27 стран, она может оттянуть принятие какого-то решения. Она может торговаться за каждый лишний миллиард евро, за каждую лишнюю перепроверку. В конце концов, она в состоянии добиться уступок по каким-то принципиальным для себя вопросам, которые в общеевропейском масштабе такого же существенного значения уже не имеют.

Собственно говоря, именно такие «голы престижа» Орбан и смог «забить». Учитывая состояние дел на Украине, евробюрократы и сами вряд ли против ежегодного «аудита». Положение нацменьшинств беспокоит не только Венгрию, но и Румынию, Болгарию, Польшу, Грецию — да и сам ЕС всё-таки должен «держать марку» в вопросах прав человека. Лишать Венгрию председательства в ЕС — это уже мера, способная напугать многие другие страны. Поэтому «по мелочи» Евросоюз пошёл Венгрии навстречу.

Собственно говоря, эти нюансы должна учитывать для себя и Сербия, если в будущем понадеется на Венгрию, например, в вопросе о блокировке переговоров по членству «Республики Косово» в Евросоюзе. В ЕС работает только коалиция большинства. Даже Германия или Франция в одиночку не в состоянии продавить общеевропейскую машину — например, немцы не хотели в 2011 году давать деньги Греции, но их заставили. А уж сопротивление стран поменьше (как, например, богатой Австрии) ЕС преодолевал с куда меньшими уступками.

Поэтому случившийся «прогиб» Венгрии на самом деле был совершенно предсказуемым. Орбан получил ровно то, что мог получить в сложившихся условиях. Возможности Венгрии здесь крайне ограничены, и она добивается максимально возможного для себя результата.

Фото: АР

© 2018-2024 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх