Сараево и Сребреница: трагические страницы новейшей истории боснийских сербов

При упоминании гражданской войны в Боснии и Герцеговине (БиГ) 1992-1995 годов — когда в бывшей югославской республике шли кровопролитные бои — в воображении так называемой мировой общественности рисуются картины страданий прежде всего мусульман из боснийских сел и городов, осаждаемых «сербским агрессором». Такая версия прочно закрепилась в сознании с подачи западных пропагандистов и мифотворцев, подкрепленная вердиктами так называемого международного правосудия и продукцией голливудских кинокомпаний.  

Попыткой пролить свет на реальные события тех лет стала международная конференция «Итоги работы независимых международных комиссий: сербские жертвы в гражданской войне в Сараево 1991–1995 гг. и жертвы всех народов в районе Сребреницы 1991–1995 гг.», организованная Фондом Горчакова в Москве. Эксперты из разных стран, включая представителей вышеуказанных комиссий, озвучили итоги своего расследования в Боснии и Герцеговине. Приведенные ими факты прямо доказывают, что сербский народ пострадал от внутренней и внешней агрессии, повлекшей тысячи жертв. Их существование организаторы боснийской бойни предпочитают умалчивать или не замечать. 

Одними из самых мрачных страниц войны стали кровавые драмы Сребреницы и Сараево — городов, за эпизоды в которых ярлык военных преступников был навешен на сербов. С самого начала здесь была развернута настоящая кампания против сербского населения. 

По данным временного поверенного в делах Сербии в Москве Славолюба Царича, с мая 1992 года по январь 1993 года нападения на сербские села в районе Сребреницы совершались в среднем раз в пять дней. За первые девять месяцев войны тут пострадало более 80% от общего числа сербов, убитых мусульманами в данном районе. Часть операций по этнической зачистке Подринья (области вдоль русла реки Дрины) координировалась из Сараево — военным и политическим руководством боснийских мусульман. К 1995 году число жертв среди гражданского сербского населения в районе Сребреницы, по словам Царича, составляло около 3 тыс. человек. 

По инициативе Партии демократического действия (СДА) лидера боснийских мусульман Алии Изетбеговича был устроен террор и в отношении сараевских сербов, сопровождавшийся многочисленными преступлениями. В столице БиГ за время войны было убито более 3 тыс. сербов, а к 1995 году их осталось менее 10% от довоенного числа. Сегодня трудно представить, что до войны Сараево был вторым по количеству сербских жителей городом Югославии после Белграда.

Царич отмечает, что одним из аспектов террористической кампании против сербов в Сараево было создание сети частных тюрем и лагерей, которыми нередко заправляли банды, сформированные из амнистированных незадолго до войны уголовников. Во время блокады Сараево войсками боснийских сербов в городе насчитывалось более 200 лагерей для сербов. Значительная их часть живыми оттуда так и не вышла.

Информацию о существовании частных тюрем подтверждает и заместитель председателя Независимой международной комиссии по расследованию сербских жертв в Сараево 1991-1995 гг. Виктор Безрученко, девять лет проработавший в качестве сотрудника ООН в БиГ. В 1992-1993 гг. Безрученко был начальником штаба войск ООН – UNPROFOR. По словам эксперта, комиссия установила, что кампанию террора против сербского населения Сараево развязала именно СДА Изебтеговича. 

«Стратегия СДА имела целью изгнать сербскую общину из Сараево. Целью СДА был этнически чистый и не разделенный город, который станет столицей мусульманского государства. С самого начала войны сербы стали мишенью шовинизма и террора», — отметил Безрученко.

В своем выступлении он озвучил несколько ключевых выводов экспертной группы. Так, комиссия установила, что конфликт в БиГ был гражданской войной, а не «актом агрессии Сербии на Боснию и Герцеговину», что позднее подтвердил и вердикт Международного суда правды в Гааге. 

Другой вывод заключается в том, что Партия демократического действия, задействовав военизированные группы «Патриотическая лига»  и «Зеленые береты», совершила путч с целью узурпации власти, повергший страну в хаос и положивший начало кровопролитию. 

Вывод третий: БиГ и Хорватия совершили акт агрессии против Республики Сербской. Первые массовые расправы над сербами хорватские войска совершили уже в марте-апреле 1992 года. А 12 апреля 1992 года вооруженные формирования Армии Боснии и Герцеговины (т.е. боснийских мусульман — прим. Б.) получили секретную директиву «О защите суверенитета и независимости Республики Босния и Герцеговина» №02-2 из штаба территориальной обороны. Директива определяла Сербскую демократическую партию, сербские автономные области с сербским населением и Югославскую Народную Армию в качестве противника и ставила войскам не оборонительные, а активные наступательные задачи. В военном и политическом отношении эта директива была не чем иным, как объявлением войны сербскому народу в БиГ, СФРЮ и ЮНА, отмечает эксперт. 

«В целом, в период между сентябрем 1991-го и 19 мая 1992 года вооруженные формирования боснийских мусульман и хорватов совершили 220 нападений на ЮНА, убив более 500 солдат и офицеров и ранив около двух тысяч», — конкретизирует Безрученко, указывая на то, что армия БиГ была в роли орудия все той же СДА. На 95% она состояла из мусульман, включая значительное число моджахедов из  Афганистана и арабских стран, а потому, вопреки пропаганде Изетбеговича, не имела никакого морального права претендовать на защиту национального и социального равенства всех трех народов Боснии и суверенитета страны.

Еще один вывод комиссии касается блокады Сараево, которая, по мнению экспертов, не имела целью уничтожение городского населения. Вопреки уверениям мусульманской стороны,  в Сараево поступала гуманитарная помощь, здесь действовал коммуникационный тоннель под сараевским аэропортом, по которому мусульмане перебрасывали в город не только грузы, оружие, но и целые пехотные бригады. К слову, контроль над аэродромом сербы добровольно передали международным силам. 

Безрученко подчеркивает, что в Сараево было два кольца блокады — внешнее и внутренне. Боснийские мусульмане старались не выпускать из города мирное население (главным образом — сербов). Кроме того, военные операции в данном районе инициировались как раз мусульманской стороной, что приводило к жертвам среди мирного населения. За несколько лет мусульманские вооруженные силы предприняли в этом регионе пять наступательных операций. При этом 1-й корпус армии БиГ в пять раз превосходил сербский Сараевско-Романийский корпус под Сараево. 

Следующий вывод комиссии, озвученный Безрученко, относится к резонансным инцидентам, таким как взрыв в очереди за хлебом 27 мая 1992 года и два взрыва на рынке Маркале 5 февраля 1994-го и 20 августа 1995 года. Ответственность за них была возложена на сербов, однако, разобрав имеющиеся факты, комиссия пришла к выводу, что существует достаточно данных, подтверждающих непричастность Армии Республики Сербской к этим инцидентам. Ряд сторонних экспертов подчеркивает, что взрывы в Сараево были тщательно спланированной провокацией самих боснийских мусульман! 

В качестве еще одного заключения комиссии Безрученко озвучил установленный факт, что армия БиГ активно участвовала в кампании террора над сараевскими сербами, промышляя грабежами, конфискацией имущества, похищениями. Когда их преступления скрывать стало уже невозможно, мусульманское руководство решило расформировать несколько бандотрядов и арестовать их командиров, что обернулось внутренним противостоянием и боями между мусульманской армией и полицией. 

«В результате преступлений, массовой этнической чистки, целенаправленной кампании террора и запугивания довоенная сербская община в Сараево практически исчезла», — подытожил российский эксперт.

Члены комиссии по Сараево также пришли к выводам, что политическая деятельность мусульман и борьба их политического и религиозного руководства за создание исламизированного государства в ходе гражданской войны в БиГ были инспирированы идеологией организации «Братья-мусульмане», иранской революцией и созданием исламского государства Пакистан. Алия Изетбегович — член организации «Молодые мусульмане», которая действовала в течение определенного периода времени в качестве молодежного подразделения мусульманской ассоциации «Эль-Хидайе», — подробно объяснил свое видение Боснии в своей панисламистской политической программе «Исламская декларация», которая впоследствии стала и политической программой СДА. Ядро этой партии составляли бывшие члены организации «Молодые мусульмане». Сын Алии Изетбеговича Бакир Изетбегович, а также СДА и Исламская община БиГ во главе с Мустафой Церичем продолжили воплощать в жизнь его взгляды.  В результате углублённого исторического исследования  эксперты пришли к выводу, что боснийский джихад внес огромный вклад в расширение и укрепление глобального джихадистского движения и транснациональной инфраструктуры «Братьев-мусульман». Более того — события гражданской войны в Боснии проложили путь к развитию и расширению современной региональной террористической инфраструктуры в центре Европы.

О другом трагическом эпизоде боснийской войны – событиях в Сребренице — рассказали члены другой международной комиссии, работавшей под руководством израильского историка и публициста, исследователя холокоста Гидеона Грайфа. 

Возглавляемая им научная группа опровергла тезис о том, что Сребреница – это синоним «геноцида мусульманского населения, совершенного сербскими военными». В докладе комиссии Грейфа утверждается, что факта геноцида — в официальном понимании этого термина — в Сребренице не было. В городе действительно имели место отдельные военные преступления, но утверждать, что в Сребренице был совершен геноцид, нет никаких оснований. 

Как отметила доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН Елена Гуськова, все факты свидетельствуют о том, что никаких массовых расправ над мирным населением Сребреницы в городе не было. По ее словам, существует достаточно доказательств того, что сами сербы эвакуировали большую часть населения города была на подконтрольные мусульманам территории. А самое значительное число жертв было после попытки прорыва вооруженных формирований боснийских мусульман в сторону Тузлы. 

Стоит отметить, что руководители обеих комиссий (сараевскую возглавлял израильский историк, специалист в области исламского радикализма Рафаэль Исраэли, сребреницкую – Гидеон Грайф) подчеркивают, что их экспертные группы были абсолютно независимыми. Комиссии включали специалистов из самых разных стран и областей знания, которые в своей работе использовали строго научный подход. 

Конференция и озвученные на ней тезисы наглядно продемонстрировали, что в международном научном сообществе есть те, кто способен изменить искаженное представление о новейшей истории Балкан и раскрыть миру правду о событиях 90-годов на просторах бывшей Югославии. Правду, которая отдает должное всем жертвам войны, невзирая на национальность, и может стать платформой для окончательного примирения балканских народов.

Организаторами события выступили Международный институт развития научного сотрудничества (МИРНаС) и Фонд Горчакова при поддержке Республиканского Центра по исследованию войны, военных преступлений и поиска пропавших без вести лиц в Баня-Луке, а также информационной поддержке Русского Дома в Белграде. 

Фото: argumenti.rs

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх