Представитель российского МИДа Мария Захарова в субботу выкинула фортель. Точнее, отпустила странный комментарий по поводу визита сербского президента Александра Вучича в Белый дом и встречи с американским лидером Дональдом Трампом. 

Напомню, Захарова написала следующее: «Если Вас позвали в БД, а стул подставили так, будто Вы на допросе, садитесь как на фото #2. Кем бы Вы ни были. Просто поверьте». Авторскую пунктуацию и орфографию в посте я сохранил. Смущает и общий тон, и это странное обращение на «Вы» с заглавной буквы. Издёвка здесь издёвкой погоняет. 

Но более всего смущает то самое фото #2, прикреплённое к посту. На нём видны шикарные ноги главной героини фильма «Основной инстинкт» в исполнении Шерон Стоун. Тот самый момент, когда она на допросе у полицейских закидывает ногу на ногу, и оказывается, что дама пришла в участок без нижнего белья.

Комментарий Марии Захаровой в принципе странный, а с этой фотографией – совсем беда. Можно, конечно, отнестись к нему как к не слишком умной шутке, но вкупе с отсылкой к «Основному инстинкту» всё выглядит откровенно глупо и хамски. Возможно, Захарова лишь решила напомнить о своём любимом фильме. Но главный намёк-то в чём? В том, что Вучич — «злодей»?  

Разве так должны высказываться представители МИДа о президентах других стран? Тем более, стран братских? Или «что-то пошло не так»? Кэп, у нас проблемы!

Ясное дело, у Захаровой тут же нашлась группа интернет-поддержки. Мол, «всё правильно написала! Руки прочь от Маши!» Однако то, что она брякнула, Захарова быстро сообразила сама. Ведь почти сразу же Мария  Владимировна извинилась, заявив, что её «неправильно поняли», а на самом деле, говорила она исключительно о «неприятии высокомерного тона американских властей». Ну-ну. Так чего ж не заявила сразу прямым текстом? 

— Подробнее: Чем был продиктован недипломатичный комментарий Марии Захаровой?

Отреагировали на высказывание Захаровой и в Кремле. Дмитрий Песков вынес суждение следующее: «Возможно, возникло недопонимание в связи с некоторыми формулировками, я знаю, что моя коллега принесла извинения. Поэтому мы исходим из того, что ни у кого не будет оставаться сомнений в приверженности и глубоком уважении Сербии в целом и руководства Сербии в частности». Гладенько, но, как говорится, осадочек остался. И немаленький. 

Изумляет абсолютно панибратский тон, выбранный Захаровой. Откуда такая агрессия? Такое высокомерие? И к чему эти дальнейшие извинения? В конце концов, не запостила же Мария Захарова фотографию Майкла Дугласа, сыгравшего оппонента героини Стоун в «Основном инстинкте». Ни слова она не бросила и о Трампе. 

Да, на фото положение Вучича в Белом доме, действительно, выглядит болезненно и неприятно. Особенно если вспомнить бомбардировки Сербии авиацией НАТО, – да и вообще, если весь контекст понимать. Однако, к несчастью, американский президент в принципе слишком любит демонстрировать своё превосходство — вплоть до патологии. И делает он это разными, подчас самыми нелепыми способами. К тому же, у него и отговорка для такой рассадки Вучича нашлась: борьба с коронавирусом. 

Что должен был сделать сербский президент? Встать, плюнуть и уйти? Но это всё – эмоции, на самом деле. 

А что с «матчастью»? В чём «катастрофически уступил» Вучич Трампу? Какие сербские позиции предельно ослабил? Или он отверг отношения Белграда и Москвы как «неконструктивные»? Кого и что сербский президент сдал? 

Ничего подобного не случилось. Наоборот, Вучич довольно внятно отстаивал позиции Белграда, не нарушая сербско-российского единства. А сделать это в Вашингтоне не так уж и легко. «Понимаю Захарову, наши переговоры были успешными, но мне жаль, потому что и там я защищал наши отношения с Россией и отказался подписать соглашение о покупке более дорогого сжиженного газа, что было в первоначальном документе», — позднее отмечал сам сербский лидер. 

Безусловно, среди критиков президента Вучича есть немало тех, кто желал бы более тесного сближения России и Сербии. Но если есть претензии, то их можно озвучивать в форме конструктивного диалога, а не хамских комментариев в социальных сетях!

Но главное заключается в том, что для того, чтобы Белград и Москва сблизились максимально, необходима, прежде всего, политическая воля Кремля. Россия сегодня сама не то чтобы идёт на теснейший контакт с Сербией – такой, который на корню бы пресек любые домыслы. Следовательно, и Белграду приходится балансировать между разными зонами влияния, не забывая о собственных интересах. Это логично, пусть и нам в России хотелось бы другого. 

Более того, неслучайно легендарный таксист, озвученный Юрием Стояновым, в фильме «Брат-2» вопрошал: «А что твоя Родина, сынок?.. Сербов на Балканах сдала!..» Или мы и правда забыли, как безо всякого уведомления Москвы натовцы бомбили Белград, а Примаков разворачивал свой самолёт над Атлантикой? Запамятовали уж, как наши десантники с позором – не своим, безусловно, а с позором высшего руководства – уходили из Приштины после того, как оказались запертыми там на аэродроме? Позднее, напомню, появилась информация, что так Вашингтон и Москва разыграли собственные договорённости – и фактически сербов обманули. 

Да, то было в прошлом, но обиду на «сдачу» Москвой Белграда никто не отменял. В 2010-х ситуация изменилась в лучшую сторону; однако выстраивание российско-сербских отношений – процесс не просто кропотливый. Он во многом ювелирный, филигранный, потому что развивается в контексте не просто партнёрских, а братских отношений. И махание «токсичными» шашками в социальных сетях, как то явили нам Мария Захарова и те, кто поддержал ее, настрочив обвинения в сдаче российских интересов в адрес сербов, – определённо, не лучший помощник ни для Москвы, ни для Белграда. Это не только вредно, но и просто глупо. А глупость, как писал Бонхеффер, зачастую опаснее злобы.

И, еще. Конечно, можно абсолютно справедливо вещать об американском высокомерии, но как быть с высокомерием собственным? Всё ли у нас с этим нормально? Насколько образцово работает российская дипломатия? Так чего на американские печеньки пенять, когда своих не испекли? 

Это не апология Вучича или Трампа и уж тем более не критический выстрел в Кремль. Это призыв (насколько подобное возможно) к трезвому восприятию ситуации, к работе над ошибками и к недопущению новых, к профессионализму, в конце концов. Потеряем ещё и Сербию, – и что тогда придумаем в оправдание? 

Между тем сербы действительно любят и уважают русских и Россию. Нет для нас более близкого народа. И связь эта, с одной стороны, проверена годами, а с другой, подвергалась тяжёлым испытаниям. Тем мудрее мы должны быть сегодня, убрав амбиции в дальний чулан. Особенно, если они, амбиции эти, — от желания покрасоваться. Благодарствуем. Нам таких псаки не надо.