Ранее наш автор Славиша Милачич подробно писал о том, как Россия помогла вооружённым силам Сербии создать самую сильную армию на Западных Балканах. В данном контексте познавательно было бы рассмотреть, чем жалуют и что продают своим балканским вассалам, покорно вступившим в НАТО вопреки здравому смыслу и собственным возможностям, американцы. Вместе с тем интересно присмотреться и к тому, что из себя представляют ВС балканских стран. 

Штаты изначально старались вооружать лояльные им балканские государства. Так, например, Хорватия ещё в 1992 году получила от США 20 танков М47 «Паттон II», разработанных в начале 50-х годов. Правда, неизвестно, чем помогли хорватам эти динозавры, тем более, что у них полным-полно своих «раритетов», например, танков Т-55. Северная Македония тоже до сих пор может «похвастаться» коллекцией шведских скорострельных 40-миллиметровых зенитных орудий Bofors, разработанных ещё в 1929-1932 годах. 

Вопрос соответствия армий новоиспечённых членов НАТО стандартам альянса (в том числе в отношении финансирования ВС) является весьма болезненным. Здесь, помимо «музейных объектов», активно используется наследие Югославии (реактивная система залпового огня «Огань», танки М-84 и т. д.) и, разумеется, советское вооружение, которое в США так желают заменить изделиями собственного ВПК.  

Идея эта появилась у Вашингтона давно, и она явно не бескорыстна: эксперты неоднократно выражали опасения, что списанные советские танки и ракеты могут впоследствии «всплыть» в самых неожиданных местах. Окончательно же она оформилась под чутким руководством Дональда Трампа, придумавшего, как наводнить Балканы американским оружием да ещё и заработать на этом. Результатом усилий американского президента стала программа безвозмездного замещения советского оружия ERIP (European Recapitalization Incentive Program), или Европейская программа стимулирования рекапитализации, запущенная в сентябре 2018 года. Принять участие в ней должны были Албания, Босния и Герцеговина (да, США не оставляет надежд втянуть БиГ в альянс), Хорватия, Словакия, Греция, Северная Македония, Болгария и Литва. 

Финансировать программу должны были члены НАТО. «Бюджет проекта зависит от инвестиций стран-партнеров, а его успех — от решимости участников к изъятию российского и советского вооружения и их приверженности прекращению будущих закупок российской военной техники. Государственный департамент перераспределит данные средства, если эти условия не будут выполнены участниками программы», говорится в факт-листе Госдепа.

Судя по всему, финансовые обязательства партнёров оказались не столь уж надёжными – впервые о фактическом выполнении программы заговорили лишь в конце марта 2019 года, а вновь вернулись к обсуждению реализации плана в марте 2020. Причём финансирование на сегодня полностью легло на американский бюджет. Правда, когда будут освоены выделенные 277 млн долларов, пока не известно. 

В рамках ERIP Албания должна получить вертолёты на 30 млн долларов, Босния и Герцеговина — на 30,7 млн, Словакия — на 50 млн; Хорватия и Греция — боевые машины пехоты на 25 млн, а Северная Македония — на 30 млн. Машины, правда, будут не совсем новые (или совсем не новые). Хитрый план Трампа заключается в том, чтобы зарабатывать на продаже комплектующих и обслуживании переданной техники. А обслуживание это может быть весьма затратным. 

Здесь уместно вспомнить, каким разочарованием вновь и вновь оканчивается передача военной техники Украине. Так, в конце 2015 года стало известно о жутком состоянии броневиков HMMWV, переданных Америкой Киеву для борьбы с ЛНР и ДНР. Машины, по свидетельству Washington Post, разваливались на части — они сошли с конвейера ещё в 80-90-х и были недостаточно бронированы (часть деталей была из пластмассы). Уже в 2017 году украинский волонтёр Виталий Дейнега жаловался, что из 230-ти HMMWV на ходу меньше половины, причём часть вообще никогда не ездила, а иные в боевых действиях участия практически не принимали. Запчастей к «подарку» американцы не прислали, предложив приобретать их самостоятельно.

Вполне вероятно, что та же схема будет работать и на Балканах, в конце концов Дональд Трамп превосходный бизнесмен. Тем более, что без всякого ERIP Вашингтон регулярно «награждает» своих вассалов раритетной техникой, требующей дорого обслуживания, или же заставляет покупать малопригодный для войны мусор.

Так, Северная Македония является счастливым обладателем 28 американских «боевых автобусов» M113 (в США были приняты на вооружение в 1960 году) и около 80 HMMWV, которые производятся с 1985 года. Вероятно, машины, как и в случае Украины, «не очень» новые, но всё же в Скопье планируют к 2028-му году обременить себя ещё и 56 американскими БТР Stryker и 96 бронеавтомобилями JLTV. Причём обе американские «вундервафли» активно критикуют в США. 

JLTV вызвали шквал критики ещё до того, как их испробовали в боевых условиях: в отчёте Минобороны США броневик был признан «непригодным для эксплуатации» и «неэффективным в оперативном отношении». Впоследствии проект подвергся многочисленным доработкам, которые на самом деле продолжаются и по сей день. Кстати, Черногории американцы пытаются всучить аж 67 таких бронемобилей. 

Что же касается Stryker, к нему судьба была более благосклонна, хотя и не обошлось без нареканий, причём от части модификаций Пентагон пытался отказаться, но лоббисты всё-таки продавили контракт. В целом, мнения серьёзно разделились. Washington Post, например, писал о том, что бронетранспортёр стал «проклятием для военных в Ираке». В общем, насколько эффективно эти дорогостоящие машины смогут заменить проверенные временем советские БТРы и БМП, – серьёзный вопрос. Только спрашивать вассалов Вашингтон планирует едва ли.

Хорватия, обладающая самым внушительным автопарком американского «металлолома» в регионе, в конце 2019 года объявила о намерении США в рамках программы ERIP передать ей 84 боевые машины пехоты М2А2 ODS (более известны как «Бредли»), из которых 60 теоретически ездят, а 24 — просто на детали. Данная модификация появилась на свет в 1991 году. Вполне вероятно, что, отдав за них советские БМП-1, Загреб серьёзно ослабит свою обороноспособность. 

В июне 2019 года Албания (судя по всему, на тех же условиях – детали контракта, заключённого в 2015 году, не афишируются) получила 37 бронированных машин MRAP Navistar MaxxPro, списанных Пентагоном ещё в 2014 году. Тогда США одним махом отказалась от половины этих броневиков. Американцев в этой машине больше всего не устраивало четыре легкоуязвимых колеса, потеряв одно из которых, броневик становится недвижимой мишенью. Также Тирана уже получила 77 и получит ещё 170 HMMWV, а вдовесок три бронированные машины MaxxPro и три стареньких, но летающих многоцелевых вертолета UH-60 Black Hawk. 

Кстати, в вооружённых силах балканских стран немало вертолётов Bell 206, и есть подозрение, что в рамках ERIP американцы предоставят именно эти летательные аппараты. Чтобы было понятно, вертолёт этот изготавливается с 1962 года, так что в Штатах наверняка скопились значительные запасы списанных «птичек», которыми можно поделиться. 

О технических характеристиках американского вооружения и его противоречиях можно говорить очень много и долго, но это не так важно. Важнее суть – хитрые американцы заставляют лояльные страны обзаводиться различными машинами, на обслуживании которых США вполне может заработать. При этом Вашингтон активно «выкачивает» из Западных Балкан старое, но вполне работоспособное, годное для модернизации и востребованное советское и югославское вооружение. То есть уничтожает обороноспособность своих «поданных» за их же деньги под гарантии безопасности и защиты. 

Так что, возвращаясь к началу статьи, делаем вывод: избранный Сербией путь – партнёрские отношения с Россией и пристальный интерес к российскому ВПК — это единственно верная дорога к обеспечению собственной безопасности. А быть может, и к доминированию в регионе, кто знает?