С Мишей Вацичем мы познакомились три года назад в Нови-Саде, когда холодным февральским утром они вместе с «Сербской Лигой» рисовали на стене одного из городских домов граффити, посвящённый Гиви — погибшему 8 февраля 2017 года командиру батальона «Сомали» вооруженных сил Донецкой народной республики. 

Мы выходили в эфир федерального телеканала, рассказывая, как продвигается работа над портретом, а между включениями грелись в подсобке магазина и пили ледяную ракию, закусывая горячими, пахнущими дровами лепешками. Сало отрезали толстыми ломтями чьим-то охотничьим ножом, как в походе. Отчаянно мерзли ноги. В соседнем чулане в угол тесной клетки жался грязный пушистый кролик. 

С нами за столом тогда сидели все соседи в округе. Пенсионеры были в курсе всех международных событий, о которых прочитали в газетах, молодой сын хозяина магазина жаловался мне, что девушка его бросила и вернула подаренного на 14 февраля кролика, заходили какие-то тётушки, с сочувствием глядя на перепачканных краской художниц, у которых от холода зуб на зуб не попадал. 

Миша Вацич тогда рассказывал, что работает в Канцелярии по делам Косово и Метохии. 

Позже он создал свою партию «Сербская десница». За два года её участники успели открыть свои представительства в рекордных шестидесяти городах страны.  

Сегодня «Сербская десница» собирается участвовать в парламентских выборах, которые назначены на 26 апреля. 

— Слава Богу, мы сербские патриоты. Представь, что мы были бы русскими патриотами и в рамках предвыборной кампании должны были проехать от Камчатки до Кавказа, — смеётся Миша Вацич. 

Голосовать за него будут обычные люди. Такие же, как и те, что тогда, в феврале 2017-го, сокрушались по поводу гибели на Донбассе молодого русского командира. 

В «Сербскую десницу» входят 34 ветеранских движения, студенческие комитеты, патриотические объединения. 

— Мы будем бороться за наших ветеранов, за наших фермеров, за многодетных родителей. По сути мы хотим создать блок таких же законов, защищающих эти категории наших граждан, какой создал Владимир Путин с помощью «Единой России». Мы намерены возродить и защищать патриотические и семейные ценности, сделать общество здоровее. Патриотизм и любовь к семье необходимо закрепить на государственном уровне, — говорит Миша Вацич. 

— Когда мы войдем в парламент, мы будем настаивать на возвращении обязательной военной службы, уроков ОБЖ и домоводства в школах, чтобы воспитывать в детях правильные, сербские традиционные ценности. При этом за нами нет никакого лобби, нас никто не продвигает и не спонсирует, нас не прикрывают олигархи или спецслужбы западных и восточных стран, — говорит Миша Вацич. 

Он обращает внимание на то, что «Сербская десница» выступает за сближение с Россией и уважает ее политику невмешательства во внутренние дела государств. 

— Поэтому и любим Россию. Она готова прийти на помощь, когда нужно, в отличие от западных стран, которые нас шантажируют признанием Косова, — говорит молодой политик.

— Мы считаем Косово частью Сербии и понимаем, что эту проблему не решить за день-два. Тут главное не сдаваться, — верит Миша Вацич.

Он рассказывает, что, ещё работая в Канцелярии по делам Косово и Метохии правительства Сербии, настаивал на улучшении жизни косовских сербов, на создании новых условий для тех, кто был оттуда изгнан, на поддержке сербских семьей, обеспечении их землей, сельхозтехникой, жильем. 

— Существуют программы поддержки фермеров Шумадии и Воеводины. Такие же, только более обширные, нужно создать и для сербов Косово и Метохии, чтобы молодые семьи жили там в своих домах, выращивали овощи, фрукты, зерно, обязательно рожали детей. Так мы решим демографическую проблему. А численность какого народа больше, тот и получает там власть. Албанцы уезжают из Косово в Европу, албанки — это больше не «угнетенные женщины Востока», которые рожали по 15 детей. Нет, они носят короткие юбки и делают карьеру в Европе. У нас есть возможность вернуть в край сербов, — считает Миша Вацич. 

По его мнению, возможность диалога между Белградом и Приштиной еще не утрачена. 

— Среди их политиков есть более-менее гибкие, например Хашим Тачи, которому грозит суд за его военные преступления, но с ним можно попытаться построить систему взаимодействия по типу Чечни в России, которая из воинствующей республики превратилась в процветающий и патриотичный регион России, — говорит лидер «Сербской десницы». 

Так называемые европейские ценности он не разделяет и считает союз с Россией и ОДКБ более полезными для Сербии, нежели евроинтеграцию. Говоря о европейских партнёрах, Вацич видит перспективу в  сотрудничестве с итальянской «Лигой Севера» Маттео Сальвини, немецкой «Альтернативой», французским «Национальным фронтом», так как считает их дружественными России организациями. 

— Чем Россия сильнее, тем выигрышнее и наши позиции, — говорит он. 

Комментируя внешнюю политику, Миша Вацич считает, что президент Сербии Александр Вучич ведёт страну верным курсом. 

— Мы поддерживаем его в том, что он занимает жёсткую позицию по поводу санкций в отношении России, вернее, отказывается их вводить. Мы разделяем его решение о закупке российской военной техники и о военном сотрудничестве с Россией. Он строит дороги, которые нужны всем, не признает суверенитета самопровозглашенной республики Косово, налаживает связи не только с Россией и ЕС, но и с Китаем, Индией, Африкой, Южной Америкой, — комментирует Вацич. 

— Внутренние проблемы Сербии похожи на российские. Мы хотим защитить обычного человека от  коррупции на местном уровне, с чем борются и Путин, и Вучич, — рассказывает он.

Что касается сербской оппозиции, точнее, её правого патриотического крыла, Миша Вацич признает, что единства в нем нет.

— Все хотят быть сами по себе, а мы призываем объединиться. Необязательно в единую структуру. Мы могли хотя бы выступить одним фронтом. Мы все пишем на кириллице, ходим в церковь, мы все патриоты. Увы, они не хотят объединяться. Но может когда-нибудь это произойдёт, — надеется он.

О неолиберальной части оппозиции Миша Вацич высказывается резко: по его мнению, она финансируется Западом.

— Они и объединились в «Союз за Сербию», потому что их связывают общие деньги. Я считаю, что президент Вучич к ним излишне лояльно относится. Их надо заставить ответить по закону и за то, что они позволяют себе сейчас, и за то, что они развалили страну, пока были у власти. Они не просто Вучича хотят свергнуть, они снова хотят разграбить страну! — обличает Миша Вацич лидеров «Союза за Сербию» Вука Еремича и Драгана Джиласа. 

Он считает, что «обезьянкам западного шарманщика пора указать на их место». 

— Когда мы получим возможность принимать законы, одним из первых станет закон об иноагентах, как в России. Любая неправительственная организация, финансируемая Западом, должна считаться иностранным агентом. У нас есть проблема с пропагандой гомосексуализма, в сербских городах проходят гей-парады, на которых они якобы отстаивают какие-то свои права. Но все гражданские права уже  гарантирует Конституция! Любая спорная для Сербии проблема типа мигрантов или суверенитета Косово обрастает пропагандой, которую распространяют западные неправительственные организации. И мы видим, что в России закон об иноагентах работает. Нам не нужно изобретать велосипед. С этим законом мы защитим и суверенитет, и наши традиционные ценности, — заявляет Миша Вацич.

Ранее британский канал BBC назвал его «Юлием Цезарем сербской политики» за его любовь к историческим личностям. Мы снова вспомнили покойного Гиви. Я рассказала Мише, что тогда забрала к себе того белого кролика, который мерз в соседнем чулане.

— А я сейчас в Белграде, рядом с портретом Моторолы, представляешь? — говорит Миша Вацич.

Миша Вацич и Александр Джурджев, лидер «Сербской Лиги»

Завтра ему предстоит снова общаться с избирателями. Тем более, что в прошлом году республиканская избирательная комиссия снизила проходной барьер для партий, стремящихся попасть в парламент Сербии, с пяти процентов до трех, что дает реальные шансы пройти в Народную скупщину и молодым участникам предвыборной гонки. 

Фото: страница Миши Вацича на Facebook