fbpx
Now Reading
Братислав Живкович: четник, полюбивший Донбасс

Братислав Живкович: четник, полюбивший Донбасс

Юрий Ковальчук

Братислав Живкович – ветеран войны в Косово, служивший в легендарной 63-й парашютной бригаде, глава организации «Четнички покрет». В марте 2014 года вместе с несколькими соратниками он отправился поддержать события Русской весны в Крыму. Позже создал отряд сербских четников «Йован Шевич», который воевал в боях под Луганском, принимал участие в освобождении Славяносербска.

Сегодня Братислав Живкович живет в Донецке, изучает историю и пишет книги. Мечта сербского добровольца – построить информационный и культурный мост между Сербией и Новороссией, где когда-то балканские колонисты пытались построить Славяносербию.

Что Вас подтолкнуло отправиться в Крым в 2014 году?

— Я вырос в месте, где в конце ХIХ века, во время Первой Балканской войны, под командованием генерала Михаила Черняева против турок воевали 6-7 тысяч русских добровольцев. Там сербы впервые шли в бой под флагом атамана Бакланова (русский генерал, герой Кавказской войны 1817—1864 гг. — прим. ред.), это было отдельное подразделение, называвшееся «Отряд, посвященный смерти». Позже этот флаг использовали четники, только заменили девиз с «Вера в Бога» на «Свобода или смерть». Крым мы ассоциируем с нашими Косово и Метохией. У России отобрали Крым, у нас –  Косово. Когда полуостров вернулся домой, мы увидели в этом символ грядущего возвращения наших исконных земель.

Как Вы относитесь к идее евроинтеграции Балкан?

— Сам президент Сербии Александр Вучич недавно в беседе с лидером Франции Эммануэлем Макроном сказал, что большинство сербов против вступления в ЕС. Мы просто не любим Евросоюз. И мы не хотим в НАТО: ни одна политическая партия в Сербии не выступает за вхождение в альянс. 

— Албания, Северная Македония сегодня – это американские колонии, и они будут делать то, что им скажут. Вступят, куда скажут. Или не вступят. Албания, Черногория со своими смешными (по численности) армиями были готовы вступить в НАТО, если прикажут (Албания вступила в НАТО в апреле 2009 года, Черногория — в июне 2017 — прим. ред.). В Черногории не было референдума, народ был против вступления в альянс, но это никого не волновало. У них, в Черногории, Мило Джуканович правит дольше, чем президент Александр Лукашенко в Белоруссии, но его на Западе никто «диктатором» не называет. Политика двойных стандартов в действии. 

Правда ли, что вы пишете книгу о Новой Сербии и Славяносербии, посвященную поселениям сербских колонистов в Новороссии?

— Я бывал в этих местах. Когда мы освобождали территорию Луганской Народной Республики, мы также освобождали Славяносербск. В Луганске есть такой район – Каменный Брод. Так вот, это было старое поселение сербов. В Донецке я поступил на исторический факультет – специально ради этого ездил домой за оригиналами документов. Я действительно хочу написать такую книгу. Также у меня есть труд по истории движения четников. Сейчас я перевожу его на русский язык. 

Как вам живется в Новороссии? Все-таки другой климат, другие люди, да еще и военная обстановка…

Климат почти такой же. Люди – русские, наши кровные братья, между нами нет никакой разницы. А война – не смешите меня! Для меня это уже пятая война. Кто воевал больше, чем сербы? Мы за последние 300 лет пережили 17 войн. Все мои предки были воинами, для нас война — это часть жизни. Я в Новороссии чувствую себя как дома, как в Сербии. Мне нравится тут жить, в Донецке. Я полюбил его, как только приехал.

Что изменилось в ЛДНР за прошедшие годы?

— Люди стали спокойнее, но в них замечаю больше усталости. Когда-то я сказал, что война будет продолжаться три месяца, а проблемы – 30 лет. Фактически так и случилось. Никто не знает, что будет дальше и сколько это будет продолжаться. Думаю, что большой войны уже не будет, но и быстро эта ситуация не разрешится. Да, тут формируется государство, армия сделала свое дело, но еще очень много работы, большое количество сложностей. 

Есть какая-то возможность наладить экономические связи между Сербией и Новороссией?

— К сожалению, поскольку через Украину ничего провезти невозможно, торговля становится нерентабельной. Мы много думали о том, чтобы поставлять в ЛДНР мебель, продукты, но это просто невыгодно. Что касается культурных связей, я очень хотел бы создать в Новороссии Сербский культурно-информационный центр. Также недавно я получил разрешение на установку в Дебальцево, где воевали и воюют наши четники, памятного знака «Я люблю Сербию». Дебальцево выбрали, потому что оно как раз посредине между Луганском и Донецком – никому не обидно.

Эскиз памятного знака

— Сербам интересно, что тут происходит, интересны люди, история. Кроме того, тут, в Новороссии, живет много сербов и людей с сербскими корнями. Я знаком с девушкой по фамилии Шевич (Йован Шевич — командир сербского гусарского полка, который в 1751 году принял русское подданство и стал основателем Славяносербии в Новороссии – прим. авт.). Знаю человека, далекие предки которого приехали на эти земли вместе с первыми сербскими колонистами. У нас очень глубокие связи и мы интересны друг другу.  

Что вам запомнилось из событий 2014-2015 года?

— Когда мы приехали в Новороссию, нас было около пятнадцати человек. Мы создали отряд «Йован Шевич», воевали в ЛНР и ДНР. Когда после вторых Минских соглашений наступило перемирие, многие решили вернуться домой – какой смысл просто сидеть в окопе? В аэропорту Белграда, в связи с обращениями украинских властей, нас ждали спецслужбы. Меня держали 6 часов и говорили, что украинские спецслужбы дали им всю необходимую информацию, но так и не выяснили, кто такой Йован Шевич?«Он вас финансирует? Помогает вам?» — спрашивали. Я был просто в шоке и сказал, что не могу этого им выдать этот секрет, даже если они меня убьют, потому что это страшная тайна и если я скажу, то будет большой скандал.

— Когда мы только прибыли из Сербии, было много непонимания, потому что мы почти не знали русского языка. С самого начала я от командования потребовал 15 пушек. Когда мне сказали, что во всем ЛНР столько нет, я был очень удивлен. Только потом поняли друг друга: в сербском языке пушка означает автомат. В другой раз, в Хрящеватом, мы шли прямо на минное поле, напугав сопровождавших нас казаков. Те говорят: «Идите направо», а мы идем прямо, потому что у нас право — этом прямо.      

Много четников воюет в ДНР?

ДНР, ЛНР для нас — это все Новороссия. Если вдруг завтра Харьков отделится от Украины, что, там будет ХНР? Это смешно! Многие сербы приезжают сюда воевать, несмотря на закон о наемничестве. Сегодня жду двоих земляков, которые планируют пойти добровольцами. Сейчас их не так много, как было в 2014-2015 годы, но четники все равно приезжают помочь. Кто на три месяца, кто на полгода, а кто-то остается здесь жить. Есть воины, которые уже женились в Новороссии, создали семьи. В любом случае, я думаю, что не будет большой войны, но сербы всегда готовы прийти на помощь.

Фото из архива Братислава Живковича

© 2018-2019 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Scroll To Top