Балканские женщины: «вишни из чужого сада» — или «другое пальто»?

Что думают русские мужчины о балканских женщинах на самом деле? Отчего процент «русских мужей» на Балканах чудовищно мал? Почему при раскрученном мифе об идеальной комбинации «русская + серб» обратный вариант — «русский + сербка» — фактически не работает? Об этом — в колонке Кирилла Борщева, жителя Балкан с 16-летним стажем.

С большинством холостых россиян, оказавшихся на Балканах, происходит то же самое, что и с незамужними россиянками. Они двумя ногами спрыгивают с забора в чужой сад с чужими вишнями, которые, конечно же, более сладкие и ароматные… Непривычный тип внешности — тот самый динарский — способен вскружить нам голову при первом же визуальном контакте. Наверное, больше половины моих русских приятелей на первом этапе знакомства с Балканами отмечали, что улицы буквально заполнены стройными и загорелыми красотками с гривой густых волос, утонченными скулами и ногами от ушей. Причем некоторым даже удавалось вспомнить чарующее звучание сербского языка…

Как ни странно, эта зачарованность внешним видом у большинства русских мужиков проходит довольно быстро. Спустя какое-то время восторженные вздохи сменяет удивление: «Как-то много в Сербии появилось толстопопых! Едят, видать, одни плескавицы и выпечку…», «Какие-то все невзрачные!», «Откуда столько неухоженных?», «Такое ощущение, что в Сербии стало меньше красивых женщин! Обеднели, что ли?», «О, эти ужасные прокуренные голоса!».

Русские мужчины быстрее соотечественниц осознают, что вишня — она и в Африке вишня. Кардинально на вкус она отличается только поначалу.

В отличие от россиянок, которые в большинстве своем считают сербских мужчин «турбосексуальными», среди мужчин я встречал достаточно много и тех, на кого жительницы Балкан изначально не произвели сильного впечатления. Я не раз слышал от наших парней: «Как-то не очень у вас с женщинами.. Какие-то цыганки, носы длинные…». При этом тут же найдется кто-то, кто отметит: «Ты ничего не понимаешь! Огонь! Южный вариант, бро!».

1014z570 8 5f5a0a7f180a8
Politika

Кстати, по моим наблюдениям, более равнодушные к динарскому типажу мужчины — они, так сказать, искушеннее: «вишни» они натрескались разной и чарующей экзотикой ее не считают.

Впрочем, довольно о внешнем виде: к нему сводится далеко не все. Как бы невероятно ни звучало, главным препятствием для русских мужчин становится разница менталитета. Часто здесь пролегает целая пропасть.

Чтобы на конкретных примерах понять отношение к балканским женщинам, я задал нескольким друзьям один короткий, в чем-то грубый, но понятный вопрос:

— Сербка или русская: кого выберешь?

Игорь (имя здесь и далее изменено), два высших образования, карьера в крупной международной корпорации, своя квартира в Сербии; со здоровьем, доходами и документами все в порядке.

— Ну, что тебе сказать? Ты и сам, думаю, знаешь. Мы можем сколько угодно обсуждать при встрече красоток за соседним столиком в кафе или бомба-кукол на сплаве… Но это все — биология, она пройдет. Мы же говорим о выборе не на одну ночь… Если смотреть в будущее, то я выберу нашу, русскую. Она мне понятнее, ближе. Я почти уверен, что с ней мне будет интереснее в обычные дни. Ты знаешь, что, наверное, самой большой моей любовью была сербка: это был ураган чувств. Но, теперь, анализируя все, что было, я понимаю: хорошо, что вовремя закончилось. Ведь, черт возьми, нас объединяла страсть, желание окунуться во что-то неизведанное, в другой мир.. Но общего мира у нас не выстраивалось. Мы делились, рассказывали друг другу об этих мирах, — но они не смешивались. Уверен, что они были нам даже неинтересны. Короче, для жизни — однозначно, наша.

Олег, наполовину серб, зрелый мужчина с прекрасным образованием, полностью обеспеченный, много путешествует.

— Дружище, без обид, но я выберу ту, которая быстрее согласится. А это, понятное дело, русская. Это не серб во мне говорит, поверь. Просто сербки, понимаешь, они вынесут весь мозг. Мне уже не 20 лет, чтобы обмениваться песнями на Фейсбуке, переписываться до полуночи о какой-то ерунде: типа новостей ее соседей или шоу «Парови», а потом еще при встрече оплачивать коктейли ее подругам, которых она обязательно притащит. С русскими как-то все более по-взрослому, наверное. В большей степени «тет-а-тет». И это… как там… «чики-поки — и в дамки». Особенно если сообщить, что я вроде как серб (смеется).

1014z570 Lep februarski dan ANVAS60
Politika/Andelko Vasiljevič

Иван, фрилансер-программист, ловец счастья по миру. Молод. Не без денег, но и не богач.

— Ну, мне нравятся сербки. Секси, все дела. Но я решительно не понимаю, как к ним подкатывать. Помнишь, как говорил покойный «Кинески бутик» (прозвище одного нашего соотечественника, тоже жившего в Сербии): «Пацаны, это же другое пальто». Вот совсем другое. Все привычные и стандартные приемы не работают. Кажется, одна из главных моих проблем в том, что я не серб: я чужой и, что еще хуже, — русский. (В этом Ваня совершенно прав… но о том позднее). В общем, мой вариант — русская, и, как показывает практика, даже в самой Сербии.

Алексей, эрудированный и разносторонне развитый инженер с хорошей зарплатой и собственным жильем.

— Я женат на балканке, и я не задумывался, кто лучше — они или наши. Знаешь, у нас в семье даже как-то закрыт этот национальный вопрос. Все само собой сложилось, безо всяких этих приключений в поисках заморской невесты. Она и на балканку-то внешне не похожа. Конечно, тот факт, что она в своей среде, дает ей в какой-то степени преимущество. Мы живем по-балкански, говорим, понятное дело, не на русском языке, но меня это не напрягает. Мы пытаемся находить какие-то общие темы, интересные нам обоим, смотрим Netflix на английском, катаемся на великах после работы, — и всё нормально. С русской, я, наверное, то же самое бы делал…

Федор, сотрудник крупной российской компании, эксперт по Балканам.

— Я бы однозначно выбрал россиянку. Они в большей мере способны на самопожертвование и менее склонны к пустому гедонизму. Как говорится, способны подставить плечо. С ними спокойнее и надежнее в трудные времена.

Антон, дауншифтер, давний скиталец по Балканам.

— Мне наш типаж нравится больше, но понятное дело, что есть такие сербки, что и «тата би сине». Но с русской мне проще. Даже простое общение дается легче. К тому же, с русской всегда есть шанс, что тебя обогреют, покормят, выслушают — даже чисто по-человечески, без всяких там «шуры-муры». И рюмку нальют, и сметану в борщ положат. Наши — заботливые, с ними сразу хочется быть таким же: розетки, там, поменять, гвозди позабивать куда попало, помочь чем-нибудь…

1014z570 Beograd subotom uvecce AV05
Politika

По итогам разговоров лично у меня сложилось мнение, что для русских мужчин внешние данные — далеко не ведущий фактор в стремлении завязать отношения. Это соотечественницы с головой бросаются в омут: выходят замуж, рожают детей и переписывают на сербского мужа квартиры. Наши мужчины склонны включать «думалку»: а что будет завтра? Это не трусость и не страх перед новыми отношениями, а попытка здраво оценить перспективы, понять, а не оставит ли его дама сердца, если «бабки» закончатся… Русские мужчины, пожалуй, на первое место ставят душевный комфорт и надежность, которые в среднестатистической балканке они рассмотреть не могут.

Предполагаю, что в большинстве смешанных браков, где мужья — из России, супруги не «типичные балканки», а нравами и поведением больше похожи на россиянок. Среди тех примеров браков, что я знаю, жены уже вращались в какой-то культурной среде, заточенной на русский менталитет: кто-то изучал язык, кто-то работал или жил в России. Никаких тебе левых курортных романов с черногорского пляжа.

Серьезные отношения с балканской женщиной — очень опасная игра, ведь наш мужик не любит растрачивать впустую свой внутренний ресурс, деньги и время. А учитывая, что русские мужчины среди балканских дам не котируются, тут — привет Ивану! — ухаживания за сербкой могут превратиться в бессмысленные мытарства, порождающие женоненавистничество и межнациональные обиды.
Почему не котируются? Потому что в большинстве своем сербские женщины — как и все сербское общество — достаточно традиционны. Даже тем, кто не считает себя частью этого общества и декларирует открытость миру и свободу от застаревших правил и моделей поведения, приходится придерживаться норм этого общества, чтобы не оказаться белой вороной или, что еще хуже, не подорвать внутреннюю стабильность родной системы. Так же, как купринская Нина из «Молоха» вынуждена была вести себя подобно «провинциальной барышне с шаблонным обиходом фраз и заученной манерностью в поступках», чтобы «не казаться смешной и не вносить несогласие в семью».

В соответствии с существующими представлениями о том, каким должен быть «настоящий мужик», балканки выбирают тех, у кого лучше всего получается изображать альфа-самца (даже без особых на то оснований). Тут все достаточно «биологично». Если грубо, то серб — это павлин, а русский — скорее ворон. Оскорбительного тут ничего нет, ведь павлин действительно красив.

Для большинства балканских женщин эрудированность, галантность, выдержанность — качества словно от лукавого. Им гораздо понятнее и ближе «король жизни» на черном БМВ, только что из спортзала, с цепью на шее, в фирменных кроссовках и с дядькой, живущим в Австрии. При появлении любой женщины на горизонте он принимает вальяжные позы, начинает говорить как можно громче, позволяет себе шуточки на грани фола и всячески выдавливает из себя тестостерон. Но самое абсурдное во всей этой ситуации, что и он, и она знают, что БМВ куплен у перегонщиков из Италии на деньги от продажи бабушкиного дома, спортзал он посещает реже, чем букмекерскую контору, а дядька из Австрии — гастербайтер-плиточник. И вообще, «король жизни» все еще живет с родителями. Но он — понятен, а потому — предпочтителен.

Русские попытки очаровать балканку умом, джентльменским отношением и романтикой часто пугают местных барышень. Наши манеры воспринимаются как нерешительность, слабость, и вообще — «а не маньяк ли он!?».

1014z570 6
Politika

Помню одного русского парня из провинции, ухаживавшего за одной девочкой из Сербии по принципу «цветы подарить, стихи прочитать, руку подать».… Все закончилось тем, что парня решительно послали. А причина в том, что все его ухаживания вызывали настороженность и осуждение знакомых барышни. Действительно: тащит среди зимы какие-то цветы, рассказывает о каких-то странных людях, умерших несколько веков назад то ли в Риме, то ли в Греции, смотрит в глаза как-то по-щенячьи… «Скорей бы приехал Марко или Стефан, — думает девушка, — и того и другого знают мои друзья, со Стефаном сестра вообще в одной школе училась, пойдем в рок-кафе, где по пятницам живая музыка, а потом купим питу со шпинатом».

Повторюсь: «другое пальто». Русские с сербами — братья навек, это да, но при этом мы очень разные. И какой бы ни был забавный и статный Добрыня Никитич, балканки выберут своего Страхиню Бановича или какого-нибудь Алию Джерзелеза.

Не претендуя на объективность, в заключение осмелюсь предположить, что отношение русских мужчин к балканским женщинам строится на внутреннем понимании того самого сочетания «вишни из чужого сада» и «другого пальто». Мы не идеализируем балканок, не гонимся за сказкой и экзотикой. Свое пальто, как и рубаха, ближе к телу.

Постскриптум. Все написанное выше — моя субъективная точка зрения. Я не претендую на абсолютную правоту, а выводы строю из собственного опыта общения, — при этом прекрасно понимаю, что и в данном случае найдётся масса исключений.

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх