Российские балканисты: «Ни один народ в мире не верит в нас и нашу победу так, как сербы»

Сербия была, есть и остаётся единственным союзником России в Европе, а сербско-российские отношения проходят очередной круг испытаний в пылающем горниле новых геополитических потрясений. Такое мнение в статье, опубликованной в «Независимой газете», выразили профессор Высшей школы экономики, главный научный сотрудник Института Европы РАН Екатерина Энтина, кандидат исторических наук, писатель, публицист Никита Бондарев и директор Фонда прогрессивной политики Олег Бондаренко.

Для сербов мы и братья по крови и вере, и страна великой культуры с традиционными ценностями, и поставщик безопасности. Можно с уверенностью сказать, что ни один народ в мире не был так рад нашему возрождению и окрепшему голосу, как сербы. Возрождение России возвеличивает сербов в их собственных глазах. Наша победа – их возможность гордиться собой, объясняют эксперты то, как в Сербии видят действия России на Украине.  

«Поддержка сербов в разные исторические моменты эмоционально была для нас очень важна. Она утверждает Россию как особую цивилизацию в Европе. Потерять сербов экономически – комариный укус, а исторически – чрезвычайно болезненный хук справа. В том числе и потому, что главный западноевропейский нарратив о сербах — это маленькие русские», — говорится в статье. 

Несколько раз на протяжении истории страна на деле доказывала свою приверженность России. Так, сербы спасли русских от гитлеровского блицкрига, не подписав пакт о капитуляции и продержавшись три недели весной 1941 года под немецкими бомбежками. Это затянуло нападение Гитлера на СССР и не дало фашистам осуществить первоначальный план разгрома до наступления холодов. 

 «Из последнего слова Милошевича: “Русские! Посмотрите на нас и запомните – с вами сделают то же самое, когда вы разобщитесь и дадите слабину!”. Распад Югославии и то место, которое отвел в нем Запад сербам, – наглядный пример нереализовавшегося сценария на пространстве бывшего СССР. Всю неприязнь западного мира к специфическому менталитету православных славян приняли на себя сербы, дав возможность России восстановиться после распада», — пишут эксперты.

В нынешних геополитических реалиях окрепшая Сербия оказалась отнюдь не пешкой, как бы этого ни хотел коллективный Запад.

«На доске европейской геополитики при всем разнообразии политиков и людей, не разделяющих антироссийской истерии новой Европы, только одни сербы посмели сказать об этом вслух», — подчеркивается в обзоре.

Такая позиция вызвала недовольство в Европе, где Сербия окружена странами НАТО. То, каким образом нынешнее руководство находит в этом крайне узком коридоре возможностей пространство для маневров, вызывает уважение.

Эксперты также опровергли спекуляции о том, что страна присоединится к антироссийским санкциям, и объяснили, почему ее руководство  приняло именно такие решения по Украине. 

«Белград проголосовал за осуждение нарушения территориальной целостности. Это объективно вполне рациональное поведение государства, которое имеет свою серьезную территориальную проблему – Косово. 

Белград проголосовал за приостановку членства России в Совете ООН по правам человека. Однако на следующий день с него были сняты ограничения на импорт нефти из Хорватии по трубопроводу JANAF для нужд крупнейшей энергетической компании страны. Нефтяная индустрия Сербии, мажоритарным акционером которой является “Газпромнефть”», — напоминают балканисты. 

Аналитики подчёркивают, что многовекторная внешняя политика Сербии – это не выбор между Москвой и Евро-Атлантикой, а баланс между условным Востоком (в лице трио Москва – Пекин – часть исламского мира) и Западом. Исключение одного из звеньев нарушает баланс. 

Российским критикам Вучича в статье напоминают о том, что Россия в прошлом тоже принимала решения, которые в Сербии воспринимали неоднозначно. 

«Обязана ли была Россия не допустить погрома сербов в Косово и Метохии в марте 2004 года, который случился только потому, что Москва в 2002-м инициативно вывела своих миротворцев? В понимании рядовых сербов, да.

Обязана ли была Россия не присоединяться к разгромному пакету санкций против Югославии в мае 1992-го? – И снова да. Ни в 1992 году, ни в 2004-м Москва ничем не рисковала. Просто стремилась наладить партнерские отношения с Западом», — указали балканисты.

Эксперты объясняют, какой ценой Сербия сохраняет принципиальную верность России и чем она может для неё обернуться. 

«Поддерживая нас сегодня, сербы реально могут оказаться в патовой ситуации. Западные медиа и политики уже открыто говорят об угрозе “сербского реванша”, необходимости очень быстрого завершения расширения НАТО в регионе, возможности очередного конфликта в Боснии и Герцеговине. С учетом наращивания британского контингента в Боснии и Герцеговине, поставок вооружений Приштине в последние недели вполне вероятен сценарий, когда “сербский вопрос” на Балканах будет решен хирургическим путем. С учетом попыток США, а также ФРГ подорвать суть СБ ООН, фактического распада Дейтонской системы управления как крайний вариант развития событий можно ожидать прием в НАТО как Косова, так и Боснии и Герцеговины с последующими операциями по “восстановлению конституционного порядка» на территориях, населенных сербами”», — прогнозируют аналитики. 

Очевидно, что несмотря на высокий уровень оснащенности армии Сербии, всерьез противодействовать этому Белград, окруженный со всех сторон странами НАТО, вряд ли сможет. И вот тут, по мнению экспертов, мяч снова, как это было уже в истории, окажется на стороне России. 

«Как в этот момент будет реагировать Россия, получив такой щелчок по носу, вопрос риторический. Нужна ли нам “братская любовь” подобной ценой?» — задаются вопросом балканисты.

© 2018-2022 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх