Правда ли, что украинский язык ближе к сербскому, чем русский?

При обсуждении темы сербского языка на просторах Рунета периодически всплывает поверье, что украинский язык якобы ближе к сербскому, чем русский. В основном, эта информация распространяется русскоязычными «политическими украинцами» (хотя и не только ими). Может быть, вы слышали, у них есть такой «интересный» нарратив, что «русский язык – искусственный и неславянский», типа финно-угорско-тюрский, а украинский – «самый что ни на есть арийско-славянский». В качестве доказательства этого тезиса они яростно спамят ссылками на разнообразные творения своих единомышленников. Не будем останавливаться на вещах, которые больше связаны с психиатрией и разными тоталитарными культами. Сложно комментировать серьезной аудитории тезисы об «искусственности русского, естественности украинского и финно-угорскости русского языка»: по сути, в нем одно финно-угорское слово — пельмень. Видимо, из-за этого пельменя наш язык презрительно называют мокшанским, попутно оскорбляя представителей одноименного субэтноса мордовского народа. При этом, что интересно, обидчики страстно мечтают влиться в единую европейскую семью с венграми, эстонцами и финнами.

Тюркских слов, конечно, в русском языке побольше будет: из тех, что сегодня в активном употреблении, — несколько десятков. Но и в украинском языке их количество сопоставимо. Даже священное для каждого «политического украинца»  слово майдан – тюркского происхождения… 

А еще интернет-комментаторы любят публиковать таблички, где сравниваются специально подобранные русские и украинские слова с польскими, словацкими и чешскими эквивалентами, и ехидно вопрошают: «ну и какой язык тут славянский?…». Можно было бы не обращать внимание на лингвистические упражнения небратских «интернет-воинов», если бы все эти их нелепые скрепы и символы веры не засоряли в том числе отечественные сайты и яндекс-дзены. Свои лепту в этот процесс вносит и глупость и необразованность редакторов российских сайтов и блогеров, которые «кормят» копипастами и рерайтами такой ахинеи представителей некогда самой читающей нации в мире. 

Впрочем, оставим в стороне политические дрязги, буйные фантазии украинских пропагандистов и их вольных и невольных жертв. Мнение о том, что «сербский очень похож на украинский» можно услышать в том числе от обычных украинцев и россиян, которых трудно заподозрить в активной русофобии. И даже от сербов, которые в той или иной степени соприкасались с украинским языком или украинцами (даже скорее – украинками), но не соприкасались, например, с русским.

Более того, преподавателям сербского языка из числа россиян не раз приходилось на практике сталкиваться с тем, что соотечественник, который раньше хоть как-то соприкасался с украинским языком, пытается произносить сербские слова с непонятно откуда берущимся фрикативным г; при переводе невольно заменяет, например, сербское само на украинское тiльки, при изучении падежей вместо на Фејсбуку вдруг произносит у Фейсбуци т.д. Таким образом, помимо неприятной русско-сербской интерференции мы получаем русско-сербско-украинскую, — а все потому, что «сербский похож на украинский».

В общем, масштаб и глубина проблемы, вынесенной в заголовок данной статьи, понятны. Попробуем теперь во всем этом разобраться. 

Немного об истории русского и украинского языков

Русский и украинский (наряду с белорусским) относятся к восточнославянской подгруппе славянских языков, и, как мы уже обсуждали, исторически они очень близки друг другу. Это прямые потомки древнерусского языка, на котором писали и говорили по всей территории раннефеодального русского государства, возглавляемого новгородской династией Рюриковичей, за которым советская историография закрепила название «Киевская Русь». После распада единого государства Рюриковичей на отдельные княжества западные и южные русские земли (в основном, территории современных Украины и Белоруссии) постепенно попадали под власть Литвы, а затем и Польши. В течение веков в местных региональных вариантах и диалектах формировались и накапливались специфические черты. После возникновения в XVI веке Речи Посполитой бывший служебным в Великом княжестве Литовском локальный (западный) вариант русского языка в новом польском государстве постепенно теряет свои позиции и переходит на маргинальное положение. Языком элит становится польский, который не мог не оказывать мощного воздействия на лексику местных русских диалектов. 

Все свободные от польской оккупации русские земли в XV-XVI веках московские Рюриковичи объединяют в новое Русское государство, которое при Иване Грозном продолжает активную экспансию на юг, восток и север, — а на западе воюет с поляками. Противостояли западному соседу и наследники Ивана Грозного, но после кульминации 1612 года маятник в русско-польском противостоянии качнулся в другую сторону. После серии успешных войн против Речи Посполитой в XVII-XVIII веках русский язык вернулся в качестве государственного на большую часть территории Древней Руси, кроме тех областей, которые после всех разделов Польши остались под властью австрийских Габсбургов (Галиция, Буковина, Закарпатье). 

В эпоху становления Российской Империи Романовых в XVII-XVIII веках русский язык, который все столетия с момента принятия христианства функционировал в симбиозе с церковнославянским, получает дополнительный стимул для развития в качестве государственного языка огромной державы. 

Именно во второй половине XVIII века – начале XIX складывается тот современный русский язык, который мы знаем сегодня: церковнославянский пласт постепенно приглушается, появляются или закрепляются в качестве нормы многие частотные сегодня слова,  в том числе заимствованные из латыни, древнегреческого и европейских языков. При этом русский язык органично вобрал в себя и многие церковнославянские элементы (не только лексику).  Во второй половине XIX века русский язык становится одним из ведущих мировых языков, языком достижений науки и культуры мирового значения, а столетие спустя стал и официальным языком ООН.

Украинский язык начал оформляться в некоторую лингвистическую сущность, противопоставленную русскому языку, в XIX веке. При этом далеко не все его даже интеллигентные носители, не говоря уж о простом народе, поддерживали в то время такое противопоставление. Так, Н.В. Гоголь, сам называвший себя русским и малороссом, считал «малороссийское наречие» региональной разновидностью русского языка: вспомним яркую русскую идентичность его запорожских казаков из «Тараса Бульбы». Собственно, в России, а также в российской и мировой славистике до 1917 года, в принципе доминировало представление о четырех наречиях единого русского языка: северновеликорусском, южновеликорусском, белорусском и малорусском. При этом современник Гоголя, писавший прозу по-русски Тарас Шевченко, стал в итоге главным украинским поэтом всех времен. В отличие от русского языка, вобравшего в себя всю тысячелетнюю культурную традицию Руси, украинский язык Тараса Шевченко и его единомышленников по гуманитарному цеху был переходом на основу народных говоров южнорусских земель (современная Центральная Украина). В процессе дальнейшего становления под влиянием нового украинского движения в Австро-Венгрии украинский литературный язык дополнительно насыщался полонизмами и германизмами, что было продуктивной практикой для лексического размежевания с русским. 

Весь этот исторический небалканский экскурс был совершен нами для того, чтобы уважаемый читатель понял, почему существует много слов, которые совпадают в украинском, белорусском, польском, словацком и чешском (последние два – западнославянские языки, как и польский), но не совпадают с русскими эквивалентами. Тут действительно можно понаделать много табличек, только подчеркивать они будут не «неславянскость» русского, а скорее количество полонизмов в украинском и белорусском языках.

Так помогает ли знание украинского учить сербский?

Ответ: да, помогает. И вот почему.

Все славянские языки имеют схожую грамматическую систему и несколько тысяч общих слов – на то они и родственные (жена, вода, рука, добро, улица, дом, зима, радость и т.д.). Конечно, внутри одной подгруппы — западной, южной или восточной — славянские языки связаны максимальным числом общих черт. Но и славянские языки из разных подгрупп также могут объединять друг с другом общие слова или другие элементы языковой системы — как имеющие древнюю природу, так и более позднего контактного характера (как, например, рассмотренное выше влияние польского на русские диалекты Речи Посполитой).

Родственные и похожие слова могут встречаться во всех славянских языках, а могут только в нескольких или двух. Причем для каждой пары славянских языков это будет свой набор совпадающих лексем. Ведь у каждого славянского языка – своя история, в которой некоторые слова устаревали, заменялись новыми, причем иногда и заимствованиями.

Разумеется, одинаковые слова и корни встречаются и в сербском и украинском, причем и такие, которых нет в современном русском:

укр. користуватися, сербск. користити се, русск. пользоваться

укр. и сербск. око, русск. глаз (германизм)

укр. и сербск. додати, русск. добавить

укр кошти (германизм/полонизм), сербск. коштати (германизм), русск. затраты /стоить

укр. рахунок (германизм/полонизм), сербск. рачун (германизм), русск. счёт

укр. и сербск. злочин, руск. преступление (церковнославянизм)

укр. и сербск. влада, русск. правительство

укр. и сербск. чекати, русск. ждать

и т.д.

При этом не составляет никакого труда найти слова, которые объединяют русский и сербский, а в украинском имеют другой вариант:

Сербск. празник, русск. праздник (церковнославянизм), укр. свято (полонизм)

Сербск. град, русск. город, укр. мiсто (полонизм)

Сербск. час, русск. час, укр. година (полонизм)

Сербск. година, русск. год, укр. рiк (полонизм)

Сербск. време, русск. время, укр. час (полонизм)

Сербск. и русск. жена и супруга, укр. дружина

Сербск. жалба, русск. жалоба, укр. скарга (полонизм)

Сербск. предлагати, русск. предлагать, укр. пропонувати (полонизм/германизм)

Сербск. разговарати, русск. разговаривать, укр. розмовляти (полонизм)

Сербск. језик, русск. язык, укр. мова (полонизм, хотя в польском есть и język, и mowa)

Сербск. и русск. уверен, укр. впевнений (полонизм) и др.

Разумеется, еще больше можно найти параллелей между русским и украинским, исключающие сербский. 

Откуда же берется ощущение, что украинский больше похож на русский, чем сербский?

Дело в том, что большинство носителей русского (как и любого другого языка), не будучи профессиональными лингвистами, пользуются своим языком «на автомате», не задумываясь о составе и происхождении его лексики и не анализируя грамматику. Скажем, когда носители русского начинают учить сербский, они, с одной стороны, улавливают сходство, а с другой – часто просто не замечают русско-сербских аналогий и параллелей, не умеют вычленить общие закономерности. И тут «на помощь» приходит украинский язык, с которым в России многие так или иначе соприкасались.Кто-то помнит песню про Червону руту, кто-то ходил в начальную школу на Украине, а потом переехал в Россию, у кого-то там до сих пор родственники живут… И мозг начинает невольно отождествлять опыт изучения нового славянского языка, в нашем случае — сербского, с предыдущим опытом контакта с другим славянским языком (украинским). Таким образом, для таких носителей русского языка любой новый славянский язык будет чем-то напоминать украинский, а уж какие-то аналогии найти всегда можно.

Ведь знание двух славянских языков автоматически расширяет «общеславянский вокабуляр» и количество системных межславянских аналогий в сознании их носителя, что естественным образом облегчает освоение третьего славянского языка.  

Поэтому в большинстве своем двуязычные украинцы должны легче осваивать новый славянский язык, в частности, сербский. Не потому, что украинцы «генетически более способные к языкам». Не потому, что «украинский язык более славянский». Не потому, что «существует какая-то особенная близость украинского и сербского», противопоставленная близости сербского и русского. А потому, что они уже знают ДВА славянских языка и третий славянский (например, сербский) им учить в любом случае легче, чем русским, которые только начинают изучать близкородственный (сербский) язык. Так же и русские, которые хорошо освоили сербский, смогут легче выучить болгарский, словацкий и даже украинский. 

Очень хочется надеяться, что после прочтения этой очень длинной, но полезной статьи сомнительных мифов в головах адекватных русских и украинцев на эту тему поубавится. 

Коллектив авторов портала «Балканист»

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх