fbpx
Now Reading
Посол Сербии Мирослав Лазански: «В России я чаще ездил по военным гарнизонам и реже — по городам»

Посол Сербии Мирослав Лазански: «В России я чаще ездил по военным гарнизонам и реже — по городам»

Балканист

Интервью с чрезвычайным и полномочным послом Сербии в России Мирославом Лазански (часть 1)

Этой осенью Мирослав Лазански приехал в Россию, чтобы возглавить дипломатическое представительство Сербии. В эксклюзивном интервью руководителю проекта «Балканист» Олегу Бондаренко он рассказал о своей журналистской карьере, эволюции сербско-российских отношений и о протестах в Сербии.


Господин Посол, спасибо, что согласились дать интервью «Балканисту» в числе одного из первых российских СМИ.

Скажите, пожалуйста, чем для Вас является Россия?

 — Прежде всего — это великая держава, это империя. Это большой друг Сербии и сербского народа — и в прошлом, и сегодня. Это самая большая страна на свете, и быть послом в России — это, прежде всего, большая честь для любого. Россия — это мир. 

Сколько раз Вы бывали в России?

 — Я регулярно бываю здесь с 1981 года, иногда  — по два или три раза за год. Работал журналистом, часто приезжал брать интервью у советского военного руководства, затем — у российского. В Афганистан — во времена присутствия там советских войск — ездил через Москву, где находился по 5-6 дней. Точно так же — через Москву — в 1996 и 1999 году ездил с российскими военными в Чечню. 

А где Вы еще побывали?

 — Был в Калининградской области, в городе Балтийск — там встречался с командованием Балтийского флота. Был во Пскове, в месте дислоцированная парашютно-десантной дивизии. Проездом был в Самаре. Тогда я ехал в Афганистан через Ташкент, это было еще во времена СССР: в Ташкенте была пересадка с гражданского борта «Аэрофлота» на военный самолет до Кабула. В 90-е годы побывал в Пушкине, под Петербургом: там размещалась 2-я гвардейская артиллерийская дивизия. Чаще ездил по военным гарнизонам, реже — по городам. 

Посещали ли Вы Севастополь?

 —  Да, был и в Севастополе, и в Ялте в 2014 году, когда проходил референдум.

А сегодня Вы можете поехать в Крым?

 — На этот вопрос я отвечу так. Сейчас для наших дипломатов существует одна формула: мы признаем территориальную целостность Украины, и мы признаем территориальную целостность России. Это — дипломатия. Так что если бы Вы меня спросили об этом полгода назад как журналиста, тогда поехать бы мог — на встречу с командованием Черноморского флота. 

Что в русской культуре, в русской кухне, в русском образе жизни Вам особенно нравится?

 — Из блюд русской кухни люблю рыбу. Здесь действительно большой выбор рыбных блюд. А что касается русской культуры, то абсолютно все: творчество писателей, поэтов… В Европе русская культура обладает самой богатой историей. Одна из основных вещей, которую я в свое время выучил, это то, что когда один русский хочет обидеть другого, он говорит ему «Ты некультурный». Культура — часть национальной идентичности России. Повторюсь, русская культура — одна из старейших в Европе. И в там, в Европе, может, и не в курсе, но когда ты видишь, сколько здесь театров, сколько полос ежедневных газет посвящено культуре и искусству, то осознаешь: такого, как тут, нет нигде. 

Было ли для Вас неожиданным решение президента Сербии Александра Вучича назначить Вас послом в России?

 —  Еще раз отмечу, что для меня это большая честь. Сообщил он мне об этом достаточно заблаговременно, и его решение было верным, поскольку во время своей карьеры я брал интервью у трех маршалов Советского Союза, общался со всем военным руководством страны, следил за всеми событиями, происходившими во время холодной войны, за отношениями СССР и США, стран Варшавского договора и НАТО. В мире нет другого журналиста, кто бы брал интервью у трех маршалов СССР — у [Сергея Фёдоровича] Ахромеева, [Виктора Георгиевича] Куликова, [Дмитрия Тимофеевича] Язова. А еще — у председателя КГБ генерала [Владимира Александровича] Крючкова, главнокомандующего ВМФ СССР адмирала [Владимира Николаевича] Чернавина, начальника Генерального штаба Вооруженных сил России генерала армии [Николая Егоровича] Макарова, министра обороны России генерала [Игоря Николаевича] Родионова, и, наконец, у президента Путина! Разве не логично, что такой человек приедет в Россию в качестве посла? Эта работа — работа политического комментатора — ближе всего к дипломатической службе! Человек, не знакомый с российской элитой, не может быть послом. А отношения между Сербией и Россией в военной сфере имеют первостепенное значение. Таким образом, моя квалификация для должности посла более чем подходящая. 

До этого момента вы встречались с президентом России как журналист, а теперь встретитесь на процедуре аккредитации? 

 — Да, это произойдет до конца ноября. 

В связи с этим позвольте задать вопрос: как Вы считаете, господин Путин, по сравнению с другими российскими лидерами, больший сербофил?

 — Путин возродил мощь России, поднял ее с колен. Он пользуется огромной популярностью среди нас в Сербии. Вероятно, на текущий момент он — самый сильный мировой лидер, единственный в своем роде. Если же обращаться ко времени президента Бориса Ельцина, то тогдашнее отношение его и его окружения к Сербии не отвечало нашим ожиданиям. Но нужно быть реалистами! Каждая страна ориентируется на собственные интересы. Россия в ту пору преследовала свои. В тот период, когда во главе государства был Ельцин, Россия не была столь сильна, как сейчас. Логично, что позиция России по отношению к нам была такой, какой была. Конечно, другое дело — окружение Ельцина… Посмотрите, где сейчас некоторые из бывших министров России. Козырев [Андрей Козырев — глава МИД РФ в 1990-1996 гг. — прим. ред.] живет на Западе, в Америке. О чем тут говорить?… Так что, в принципе, все просто и ясно. Каждая страна преследует свои государственные и национальные интересы, из чего вытекает ее поведение. 

Как Вы думаете, господин Александр Вучич — русофил?

Он — сербофил. Он, в первую очередь, выступает за национальные интересы Сербии. При этом он не ввел санкций в отношении Российской Федерации, наше военно-техническое сотрудничество и политические отношения находятся на очень хорошем уровне. Президент Вучич встречался с президентом Путиным уже 17 раз, и сейчас готовится к встрече в Сочи. Всего этого до 2012 года не было. До 2012 года Сербия выстраивала свою внешнюю политику только на отношениях Белграда с Брюсселем и с Вашингтоном. Сегодня наша внешняя политика куда более более уравновешенная. Уровень, на котором сегодня находится наше сотрудничество с Россией и которого не было в 2012 году, — это заслуга президента Вучича.

На протяжении последнего года в Сербии не прекращаются протесты. Согласно социологическим опросам, господина Вучича и правящую партию поддерживает более 50% опрошенных, однако протесты организуют каждую субботу. Где-то они собирают больше народу, где-то — меньше. Почему?

 — Протесты проходят и в России, и во Франции. Вы видели, как в Париже проходят протесты? Пол-Парижа разрушено. Имеют место протесты и в США — например, на Уолл-стрит. Протесты есть везде. Нельзя назвать это каким-то необычным явлением. 

 — Во-вторых, не бывало такого, чтобы в Сербии всегда все были довольны властью. Сербское общественное мнение таково: обязательно кто-то выступает против чего-либо. И королём Александром были недовольны, и Тито, и Милошевичем… Всегда находилась такая часть общества. И это — не вся Сербия, это лишь часть общественного мнения. Настроение большей части Сербии проверяется на выборах. Все остальное — мировой тренд. Назовите хотя бы одну страну, где не было бы протестов.

Сербские протесты — прозападные или нет?

 — Частично есть и такие, частично. У нас неправительственные организации — это довольно сильный сектор, их очень много. В Сербии мы не классифицируем их так, как это делаете вы. Вы определяете их как иностранных агентов — по «примеру» американского закона. У нас такого нет. 

А может, стоило бы?

 — Я считаю, что, возможно, стоило бы. 

Это будет сделано?

 — Не знаю! Я не принимаю подобных решений. У вас вот хорошо было сделано: скопировали американский закон, изданный до Второй мировой, согласно которому неправительственные организации, получающие финансирование из-за рубежа, признаются иностранными агентами. У нас такого не было. Думаю, что только Черногория опережает нас по отношению количества неправительственных организаций к общей численности населения. В этом плане по количеству НПО Конго находится на первом месте, Черногория — на втором, а Сербия — на третьем.

 — Что касается оппозиции, которая устраивает протесты в Сербии, — никто ей этого не запрещает. Это абсолютно легитимные действия, лишь бы не было насилия с их стороны. Протестуйте, устраивайте шествия — но без насилия, этого государство не допустит. Некоторые, коих много, выходят на протесты ввиду социального недовольства, другие — по своим причинам, и так далее. Мотивы, побуждающие людей к протестам, у всех разные. 


Мирослав Лазански родился 18 сентября 1950 года в городе Карловац (сегодняшняя Хорватия), окончил гимназию им. Йована Дучича в городе Требине (Республика Сербская Боснии и Герцеговины) и получил юридическое образование в Загребском Университете. Служил в армии в 1977 г. в городе Битола (сегодня — Северная Македония) в составе 41-ой пехотной дивизии Югославской народной армии (ЮНА), где был награжден Медалью за военные достоинства. Является кавалером Ордена Чести Республики Сербской.

Журналистскую карьеру начал в загребской еженедельной газете «Полет» еще студентом. Сотрудничал с изданиями «Вестник», «Данас» и «Старт», работал военно-политическим комментатором издательства «Вестник». Будучи в Загребе, Мирослав Лазански писал для «Политики Экспресс» и журнала НИН. В марте 1991 года начал писать для газеты «Политика», в 1996 года перешел в «Вечерние новости», в «Политику» вернулся в 2001 году. 

У Мирослава Лазански была своя рубрика в греческой ежедневной газете «Катимерини» и в японской «Даймонд уикли». Он работал репортером в зоне военных действий в Бейруте, во время войны между Ираком и Ираном в 1982-1988 гг., в Афганистане с 1985 по 1989 гг., во время операции «Буря в пустыне» в 1991 году. Освещал события в Чеченской Республике в 1996 и в 1999 годы, в Заире в 1997 году, в Ираке в 2003-м, в Йемене в 2010-м, в Ливии в 2011-м, трехкратно в Сирии, затем в Сомали, в Крыму и т. д.

Мирослав Лазански взял интервью у двух Верховных главнокомандующих ОВС НАТО, у трех маршалов СССР, у военного и политического руководства СССР и России, США, НАТО, Великобритании, Норвегии, Венгрии, Румынии, Болгарии, Афганистана, Японии, ЕС, Италии, ЮАР, Словении, Белоруссии, Йемена, Украины, Австрии, Сирии.

Мирослав Лазански опубликовал восемь книг, а также выступил автором двух документальных фильмов и десяти телевизионных сериалов. 

Подробная биография

© 2018-2019 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Scroll To Top